ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДОКУМЕНТИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИИ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Технологический подход к анализу документированной информации в криминалистической деятельности

Теоретические разработки проблем криминалистического познания документов с позиции их создания и использования при этом материалов, инструментов, приборов и систем на монографическом уровне проводились такими учеными, как С. В. Андреев, Д. В. Берлизова, М. В. Бобовкин, П. В. Бондаренко, Л. И. Буланова, Е. Ф. Буринский, В. Б. Вехов, А. И. Винберг, А. А. Волков, А. В. Гортинский, В. Г. Грузкова, А. В. Ефименко, Т. М. Жакова, М. В. Жижина, О. Г. Зернова, С. Л. Зорин, Н. А. Иванов, Т. И. Исматова, А. С. Калайдова, А. В. Касаткин, Б. Р. Ки-ричинский, А. Ю. Комиссаров, С. А. Костров, Т. Э. Кукарникова, А. А. Леви, В. К. Лисиченко, А. Н. Лысенко, В. В. Липовский, Г. Д. Макова, Л. В. Маркова, В. А. Мещеряков, В. М. Николайчик, В. Ф. Орлова, Т. В. Орлова, Р. X. Панова, И. Н. Подволоцкий, О. А. Попова, Е. Р. Российская, В. М. Самороковский, 3. Г. Самошина, Е. С. Симакова, Л. А. Сысоева, А. И. Усов, В. Б. Федосеева, Э. Г. Хомяков, В. А. Чепульченко, А. М. Черенков, С. Б. Шашкин, С. С. Шестакова, Е. А. Шкоропат, А. А. Эйсман, Н. П. Яблоков, А. Н. Яковлев и др.

Разработки этих и других ученых, несомненно, стали фундаментом современного криминалистического исследования документов как отрасли криминалистической техники. Сложилась система отечественного криминалистического исследования документов, состоящая из двух направлений: 1)для изучения содержательной (смысловой) стороны документа (о нем шла речь выше); 2) для технического исследования реквизитов документов, материалов для фиксации семантического содержания, а также веществ, инструментов и приборов для изготовления материального носителя информации[1]. Второе направление рассматривается в свете технических вопросов исследования документов, т. е. связанных с изучением естественно-научных свойств фиксации мыслей человека на каком-либо носителе и использованием при этом материалов, веществ, инструментов, устройств. Причина этого, на наш взгляд, кроется в истории зарождения способов фиксации семантической информации на материальном носителе как механического процесса, а также механических приемов искажения документальной информации.

Впервые о подлоге письменных актов как о самостоятельном преступлении говорится в законе Луция Корнелия Суллы (“Lex Cornelia de falsis”), относящемся к 80-м гг. до н. э. Предметом подлога в то время являлись духовные завещания. Среди первых способов подделки документов, описанных в древнеримских законах, были: «приложение печатей к подложным документам, сокрытие, похищение, подбрасывание, распечатывание и прочтение документов, изменение содержания документа, т. е. переделка его, подделка подписи».

Распространение навыков письма у людей в древние времена привело к возникновению подложных рукописных записей, что вызвало использование дополнительных средств защиты письменных актов от подделки. Так, неотъемлемым действием, придающим письменному акту юридическую силу, с древних времен было приложение к нему печати должностного лица. Вместе с тем печать служила средством защиты документа от подделки. А. А. Жижиленко по этому поводу написал: «Чтобы быть объектом преступления, документ должен был быть действительным. Поэтому, где нужно было приложение к нему печатей, это условие должно было быть соблюдено, и все формальности выполнены.. .». Таким образом, одним из первых обязательных реквизитов официального документа, помимо рукописных записей и подписей, стала печать.

Оттиск печати в документе служил дополнительным признаком его официальности и одновременно средством защиты от подлога. Но и эта мера сохранения документа от фальсификации имела непродолжительную историю. В качестве примера рассмотрим период канонического (церковного) права, которое имеет обособленный характер и определяется высокой степенью разработанности системы его норм.

В эпоху церковного права частому подлогу подвергались папские грамоты. Поэтому во многих папских постановлениях описывались предупредительные меры против подделки, в частности, запрещалось под страхом наказания принимать папские грамоты не из рук самого папы или лиц, специально им для этого уполномоченных; требовалось, по возможности, сличать печати подозрительных грамот с настоящими; указывались отдельные признаки, по которым можно узнать, что данный документ — фальшивый (например, на основании выражений, употребленных в документе, и т. п.). Каноническое право выделяло несколько механических способов и приемов совершения подлога в документах. В источниках, по утверждению А. А. Жижиленко, их указывается семь. Перечислим те из них, которые в современном понимании относятся именно к подлогу документов: 1) приложение фальшивой печати к фальшивому документу (ut falsa bulla falsis litteris apponatur); 2) приложение настоящей печати к фальшивому документу (в источниках указываются следующие способы совершения подлога этим путем: «прикрепление настоящей печати посредством нового шнурка, если выдернуть из нее предварительно старый, или же только отрезана одна часть шнурка и заменена новой из подобного же материала, или же если оставлен тот же шнурок, но прикреплен к другой части печати»); 3) изменение содержания подлинного документа без подделки печати («это могло совершаться или посредством легкого подскабливания документа (litteris bullatis et redditis in eis aliquid per rasuram tenuem immutatur), или посредством написания нового документа на месте прежнего, после того как был смыт его текст (guum scriptura litterarum, quibus fiiit apposite vera bulla, cum aqua vel vino universaliter abolita seu deleta, ea charta cum calce et aliis juxta consuetum artificium dealbata de novo rescribitur), или посредством наклейки на прежний документ нового, того же размера из очень тонкого материала (gum chartae, cui fuerat apposite vera bulla, total iter abolitae vel abrosae, alia subtilissima charta ejusdem qualitatis scripta cum tenacissimo glutino conjungitur)»; 4) приписка чего-нибудь нового в настоящий документ.

1

Там же. С. 75-76.

Таким образом, закрепление в различных нормативных актах простейших, на сегодняшний взгляд, рекомендаций по проверке подлинности документов путем изучения их реквизитов (оттисков печати) является важной исторической предпосылкой зарождения криминалистического исследования реквизитов документов с позиции техники их создания.

Раньше других стран на экспертизу техники исполнения документов обратили внимание во Франции. В 1570 г. в Париже была образована корпорация “Experts en ecriture” («Эксперты письма»), которой король Генрих IV даровал в 1595 г. патент и наименование “Maitres-jures ecrivains verificateurs en ecriture contestee en justice”. В 1727 г. Людовик XV преобразовал эту корпорацию в особую академию, просуществовавшую до 1792 г. После ее упразднения экспертиза документов стала возлагаться на каллиграфов, литографов и граверов[2].

Большой вклад в становление и дальнейшее развитие технического исследования документов внес ученый-практик Е. Ф. Буринский. В своих работах он пришел к выводу, что «с момента, в который фотография переводит нас за предел непосредственного ощущения, она перестает быть запечатлевающей и становится исследующей». По его инициативе в 1889 г. была создана первая в мире судебно-фотографическая лаборатория при Санкт-Петербургском окружном суде. Е. Ф. Буринский открыл фотографический метод цветоделительной фотографии. Он оставил след в истории криминалистики, написав научный труд «Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею», изданный в Санкт-Петербурге в 1903 г. Практическая деятельность Е. Ф. Бу-ринского расширила область человеческого познания материальных следов преступной деятельности, в частности, исследования документированной информации, и в определенной степени предопределила появление системы научных знаний о техническом исследовании документов криминалистическими средствами и методами.

В 1915 г. о роли фотографических методов исследования документов писал и С. Н. Трегубов. Кроме того, им были рассмотрены история криминалистического исследования документов, порядок их осмотра,

исследование материалов письма и реквизитов документа, затронуты вопросы анализа машинописных текстов.

К 40-м годам XX столетия в нашей стране было накоплено достаточно эмпирических знаний о криминалистическом исследовании реквизитов документов и материалов письма, что позволило в 1944 г. А. А. Эйсману защитить кандидатскую диссертацию на тему «Судебная экспертиза документов при технических способах подделки». А. А. Эй-сман развил научные идеи Е. Ф. Буринского в своем труде «Новая техника усиления контрастов в судебно-исследовательской фотографии» (М., 1947). В 1949 г. А. А. Эйсманом совместно с Н. В. Терзиевым подготовлен научный труд «Введение в криминалистическое исследование документов», в котором они рассмотрели предмет и систему криминалистического исследования документов, историю становления данной криминалистической теории, а также заложили практические основы криминалистического осмотра документов. На монографическом уровне в 1946 г. вопросы криминалистического исследования документов в инфракрасных лучах были изложены Б. Р. Киричинским[3].

В середине 50-х гг. XX столетия к теоретическим вопросам исследования реквизитов документов обратился Н. П. Яблоков в кандидатской диссертации «Техническая экспертиза документов в криминалистике» (1954 г.). Он осветил методологические основы технической экспертизы документов как одного из видов криминалистической экспертизы, рассмотрел ее значение в судебно-следственной практике. Криминалистические вопросы защиты документов от подделки были исследованы в кандидатской диссертации А. А. Леви «Научно-правовые основы и практика криминалистической защиты документов от подделки» в 1965 г.

История свидетельствует, что в криминалистических исследованиях документов важную роль сыграли такие средства и методы, как фотография, микроскопия, спектроскопия. Вследствие чего сформировалось устойчивое представление о технико-криминалистическом подходе к исследованию реквизитов документов и материалов письма, которое и сегодня имеет место в криминалистической литературе.

Технические средства и методы борьбы с преступностью Р. С. Белкиным определены в качестве содержания криминалистической техники как раздела криминалистической науки. Криминалистическая тех

ника представляет собой, с одной стороны, научную сферу познания материальных следов преступной деятельности, с другой, совокупность технических средств и методов их обнаружения, фиксации и исследования. Н.П. Яблоков и А. Ю. Головин определили, что «криминалистическая техника — это, с одной стороны, система теоретических положений о механизме различных процессов преступной деятельности и их отображения вовне, сформировавшихся на основе обобщения следственного и экспертного опыта, выявления и изучения закономерностей механизма следообразования материальных следов преступления и практики использования при этом данных естественно-технических наук, с другой — разработка системы основанных на этих положениях технико-криминалистических средств и соответствующих методов их применения при расследовании и предупреждении преступлений»[4].

Анализ носителей документированной информации, а также средств и способов ее создания, хранения, использования и управления ею относится к частному направлению в криминалистической технике. Поэтому, основываясь на представлении о криминалистической технике, изложенном Н. П. Яблоковым и А. Ю. Головиным, анализ элементов документированной информации в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений должен носить технический характер, т. е. быть техническим анализом и соответствовать исторически сложившемуся технико-криминалистическому представлению об исследовании документов.

Документированная информация представляет сложный, многогранный коммуникационный объект, объединяющий в себе информационно-семантический (содержание), материальный (носитель) и информационно-управленческий (метаданные) элементы. Такая информация является одновременно и продуктом коммуникативной деятельности человека, имеющего материальную фиксацию, и воплощением научно-технических достижений общества, направленных на закрепление результатов этой деятельности. Современные средства и способы фиксации информации имеют цель максимально облегчить интеллектуально-волевые и механические усилия человека по закреплению субъективно и общественно значимых сведений. При этом существенная роль в этом принадлежит современным информационным технологиям. С одной стороны, они создают широкие возможности для фиксации текстовой, аудио-

и видеоинформации для любого их пользователя, с другой, фиксация коммуникативной информации превращается в сложные технологические процессы, связанные с преобразованием аналоговой информации в цифровую и обратно. Так, даже фиксация текста на основе письменнодвигательного навыка человека сегодня может представлять собой сложные вычислительные процессы, если речь идет о фиксации рукописных текстов при помощи графических планшетов, подключенных к компьютеру, или популярных программных приложений на мобильных телефонах (блокнотов, записных книжек и пр.).

Создание документальной информации на основе рукописных записей сегодня остается единственным способом фиксации семантических сведений, на который техногенные процессы общества повлияли в меньшей степени. Что касается фиксации смысловой информации иным способом и передачи ее на расстояние для реализации коммуникативной функции, то здесь интеграционные процессы человека и информационных технологий более ярко выражены. Компьютерная техника, ее программное обеспечение, информационно-телекоммуникационные сети образуют рабочую среду, позволяющую человеку создавать документальные сведения за короткое время, редактировать, модифицировать, хранить, уничтожать их без значительных экономических затрат; мгновенно передавать на расстояния сетевых ресурсов; обеспечивать безопасное их хранение в неограниченном количестве. Кроме того, информационные технологии стали одной из главных причин увеличения объемов документальной информации, создаваемой человеком, и миграции информационных единиц из одной системы в другую.

В условиях роста объемов документальной информации актуальными стали системы управления процессами создания, регистрации, использования, хранения, конвертации, миграции и уничтожения такой информации. Сведения о контексте, содержании, структуре и управлении документированной информацией отражаются в метаданных. Нормативную основу этих процессов и отражения информации о них в метаданных образуют национальные стандарты Российской Федерации.

1

Например: ГОСТ 7.66-92 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Индексирование документов. Общие требования к координатному индексированию», ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Управление документами. Общие требования», ГОСТ «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Процессы управления документами. Метаданные для документов», ГОСТ Р 53898-2010 «Системы электронного документооборота. Взаимодействие систем управления документами. Требования к электронному сообщению»; и др.

В связи с изложенным считаем, что в век электронно-вычислительных систем и информационно-телекоммуникационных сетей связи при анализе создания, хранения, использования и управления документированной информацией важны не отдельные технические средства и приемы, а совокупности методов, процессов, явлений и материалов. Современная документированная информация, в которой отражены следы преступной деятельности, должна интересовать субъектов выявления, раскрытия и расследования преступлений не как единичный информационный объект, а как элемент системы, в которой данная информация хранится и используется. Такая информация в сегодняшнем уголовном судопроизводстве должна анализироваться не просто по узким техническим вопросам, а с позиций технологии, т. е. охватывать как технику, так и процедурные аспекты создания, обработки и управления документированной информации.

Термин «технология» понимается в двух аспектах: в широком — как совокупность методов, процессов и материалов, используемых в какой-либо отрасли деятельности, а также как научное описание способов технического производства; в узком — как комплекс организационных мер, операций и приемов, направленных на изготовление, обслуживание, ремонт и (или) эксплуатацию изделия с номинальным качеством и оптимальными затратами, и обусловленных текущим уровнем развития науки, техники и общества в целом[5].

В толковом словаре технология определяется как «совокупность производственных методов и процессов в определенной отрасли производства, а также научное описание способов производства».

Во многом термин «технология» связан с разрастанием научно-технических процессов вообще и внедрением в них электронно-вычислительных машин и специальных методов, позволяющих повысить эффективность труда и достичь новых научных и технических результатов. Внедрение информационных технологий в промышленность дало толчок развитию высоких технологий в области микроэлектроники, вычислительной техники и робототехники и т. п. Кроме того, позволило расширить инструментарий для познания документированной информации в рамках криминалистической деятельности. Если рассмотреть анализ

как методологическую основу познания документированной информации и опираться на классификацию методов криминалистики, предложенную Р. С. Белкиным[6], то к общенаучным и специальным методам технологического анализа документированной информации следует отнести: измерительные, вероятностные, статистические, органолептические, микроскопические, фотографические (усиление контраста, цветоделение, контратипирование, маскирование, фотографирование в лучах невидимой зоны спектра), математические, химические и физико-химические (хроматографические, спектральные), адсорбционно-люминесцентный и диффузно-копировальный, методы моделирования, исследования структуры носителя (световая, электронная микроскопия, рентгеновский анализ текстур), компьютерного создания и обработки документальной информации (текстовой, табличной, графической, ауциальной и визуальной), экспресс-методы исследования с применением электронно-оптической техники и т. д.

Из сказанного следует, что определяющим признаком понятия «технология» является совокупность или комплекс методов, средств и процессов для создания чего-либо. Другим, не менее важным, условием, необходимым для технологических процессов создания чего-либо, является их обусловленность уровнем развития науки и техники. На наш взгляд, эти важные составляющие технологии как понятия присутствуют в документированной информации. Если рассматривать сущность документированной информации, то она является результатом документирования, т. е. технологических процессов создания, регистрации и включения семантической информации в систему ее управления. Во всем этом используется комплекс методов, средств и процессов, отвечающих современному уровню развития науки и техники. Внедрение в процессы документирования информационных технологий позволило быстро создавать и хранить неограниченное количество документальных сведений, передавать их в рамках информационно-телекоммуникационных

сетей без территориальных, политических и экономических границ. Кроме того, процессы создания документированной информации обусловлены социальной потребностью общества в коммуникационных связях, осуществляемых при помощи объективных форм семантической информации.

Таким образом, для криминалистического познания носителя документированной информации и его формальных признаков, а также процессов создания, хранения, использования и управления такой информацией мы предлагаем использовать технологический анализ. Под технологическим анализом документированной информации понимается совокупность естественно-технических способов и приемов исследования свойств материального носителя семантической информации, а также процессов и средств ее создания, хранения, использования и управления ею в целях получения криминалистически значимой информации для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Криминалистическое познание носителя документированной информации и процесса документирования предполагает следующие виды их технологического анализа: рукописных и машинописных способов фиксации содержания документированной информации; реквизитов документированной информации и материалов, инструментов и устройств для их создания; электронных систем управления процессами создания, регистрации, изменения, хранения, миграции и уничтожения документированной информации.

  • [1] В данной работе судебное почерковедение не выделяется в третье направление криминалистического исследования документов, хотя и существенно отличается от всех реквизитов наличием психофизиологических аспектов, отражающихся в почерке. Почерк мы рассматриваем как аналоговый технологический процесс закрепления мыслей человека на каком-либо носителе при помощи материалов, орудий и механизмов при непосредственном или опосредованном применении мускульной силы человека с использованием языковых знаков, в основе которого находится письменно-двигательный навык. 2 Жижиленко А. А. Подлогь документовъ. Историко-догматическое наследование. СПб., 1900. С. 40-41. 3 Там же. С. 46.
  • [2] Трегубов С. Н. Основы уголовной техники. Научно-технические приемы расследования преступлений : практ. руководство для судебных деятелей. Пг., 1915. С. 150. 2 Буринский Е. Ф. Судебная экспертиза документов, производство ея и пользование ею : пособие для господ судей, судебных следователей, лиц прокурорского надзора, поверенных, защитников, судебных врачей и графических экспертов. СПб., 1903. С. 71. 3 Трегубов С. Н. Указ. соч.
  • [3] Киричинский Б. Р Криминалистическое исследование документов в инфракрасных лучах : дис.... канд. юрид. наук : в 2 ч. Киев, 1946. Ч. 2. 141 с. 2 Белкин Р. С. Курс криминалистики : в 3 т. М., 1997. Т. 1 : Общая теория криминалистики. С. 64.
  • [4] Яблоков Н. 17., Головин А. Ю. Криминалистика: природа, система, методологические основы. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2013. С. 19.
  • [5] Технология [Электронный ресурс] // ВикипсдиЯ : свободная энциклопедия. URL: https://ru.wikipedia.org (дата обращения: 12.09.2014). 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. С. 227.
  • [6] Белкин Р. С. Указ. соч. С. 147. 2 Более подробно о методах анализа документированной информации см.: Жи 3 жина М. В. Судебно-почерковедческая экспертиза документов / под ред. проф. 4 Е. П. Ищенко. М., 2009. С. 13-16 ; Программы подготовки экспертов по специаль 5 ности 3.1. «Исследование реквизитов документов» и 3.2. «Исследование реквизитов 6 документов» : утв. приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 7 июля 2004 г. № 127 //Теория и практика судебной экспертизы. 2006. № 2(2). С. 89-114 ; Черткова Т. Б., Тросман Э. А. Современные возможности судсбно-тсхничсс-кой экспертизы документов // Там же. С. 83 ; и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >