Вместо предисловия. Паладин упорядоченной Вселенной

Л.Н. Гумилев говорил, что при жизни его идеи не признавали, а после смерти будут извращать. Для того, чтобы избежать подобного развития событий, я хочу обратиться к творческому наследию ученого и комплексно проанализировать его концепцию этногенеза (не случайно выхваченные аспекты, а всю совокупность его учения об этносфере Земли), а также рассмотреть некоторые идеи, посвященные развитию его концепции, так как никакая научная истина немыслима без творческого развития.

Многие исследователи отмечали свойственный Льву Николаевичу Гумилеву художественный способ изложения своих идей. Действительно, его концепция представляет собой не только научное явление - это еще и искусство. Я имею в виду, что раскрытие многих структурных элементов теории выходит за рамки технологической подачи. Почему-то многим исследователям прежде всего бросилась в глаза эффектная сторона этнологии Гумилева (некая фолк история, или поп история) - для меня же в этой концепции важны неумолимость ритмов, единство внутренних пульсов и совершенная кованая форма.

Существует традиция рассматривать концепцию этногенеза и биографию ее создателя в неразрывном единстве. На конгрессе, посвященном 100-летию Л.Н. Гумилева, который проходил 1 октября 2012 г. в Таврическом дворце Санкт-Петербурга, известный культуролог Светлана Николаевна Иконникова даже высказал идею о закреплении такой традиции. Самый известный и значительный биограф Льва Николаевича Сергей Борисович Лавров назвал свой труд «Судьба и идеи. Уроки Льва Гумилева». Я выступлю здесь контрапунктом такой идеи, так как буду говорить только о концепции этногенеза и практически ничего не скажу о самом Льве Николаевиче. Новое, будь то научное, художественное, религиозное, всегда восходит к какому-нибудь автору. У автора всегда есть своя индивидуальная биография. Она, безусловно, сказывается на его творчестве, но бывает, что происходит это таким причудливым образом, что может стать темой самостоятельного исследования.

Нередко можно услышать, что природа отдыхает на детях гениев. Лев Николаевич Гумилев - живое опровержение этого. Его матушка - гениальная поэтесса Анна Андреевна Ахматова, отец - гениальный поэт Николай Степанович Гумилев, и вряд ли кто сомневается, что их сын - Лев Николаевич Гумилев - был гениальным мыслителем. Он разработал такую мощную, яркую, эмоциональную концепцию, не восхищаться которой невозможно.

Эта целая мультидисциплинарная панорама с обилием географической, исторической, культурологической, социологической и философской информации. Здесь мы сможем ощутить «дыхание» свободной мысли - самое главное и привлекательное в науке.

В современном мире наблюдается явление, которое получило название «взрыв информационной матрицы»: огромное количество фактов, не связанных между собой с точки зрения какой-либо целостности. Это вызов современной науке, так как само по себе «коллекционирование фактов» человеку не интересно. Подавляющее большинство современных научных изысканий идут по пути дифференциации исследований, носят прикладной характер, и, хотя еще В.И. Вернадский говорил, что мы занимаемся не науками, а проблемами, существует не так много работ, интегрирующих, обобщающих, соединяющих в себе разные области научного познания.

В силу многоаспектности и чрезвычайно развернутой доказательной базы, не связанной между собой поверхностной логикой, в исследованиях наблюдается одно- или малоаспектное изложение этой развернутой концепции, что существенно скрадывает мощность и красоту сформулированного Л.Н. Гумилевым учения об этносфере. Несмотря на то, что многое из его концепции не является общепризнанным и совершенно точно доказуемым, сам пример полидисциплинарности чрезвычайно важен, так как большинство актуальных проблем науки невозможно решить, замыкаясь в одной отрасли знания.

Анализируя концепцию Л.Н. Гумилева, я видел свою главную задачу в том, чтобы не замыкаться в каком-либо аспекте, а оставаться на позиции комплексного изложения.

Некоторые из предложенных в книге разделов рассматривают определенные возможности развития творческого наследия великого ученого, (гипотеза возникновения пассионарного толчка и литературные ландшафты Г.Г. Маркеса как ментальные карты Карибского культурно-географического региона).

Приведенный курсивом текст является прямой цитатой из трудов Льва Николаевича Гумилева.

Автор выражает особую благодарность за бескорыстную помощь в создании приведенных в конце книги карт, представляющих современное фрагментирование этносферы, аспиранту Института Степи УрО РАН Роману Васильевичу Ряхову.

Итак, возьмем наш страннический посох и отправимся в дебри географии народов Земли.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >