Введение

Мы принимаем музыку за то, что она достигает тех же результатов, что и философия.

Секст Эмпирик

Формирование эстетической культуры личности во многом происходит благодаря сознательному и глубокому овладению ею художественными ценностями.

Деятельность есть также творчество красоты, ведь изменяя природу, «окультуривая» ее, человек изменяется сам, обогащается его духовный мир, эстетические чувства. Эстетическое чувство тесно связано с мыслительной способностью человека, так как он всегда соотносит явления и предметы окружающего мира с общими представлениями о прекрасном. Эстетическое чувство, способность эстетической оценки сформировались исторически. В процессе развития исторической практики музыкальное искусство выделилось в особый вид практической духовной деятельности, направленной на удовлетворение эстетического чувства.

С развитием общественной практики и под ее воздействием совершенствуется «музыкальное ухо», видящий гармонию и красоту глаз, то есть такие человеческие чувства, которые способны дать эстетические реакции, ведущие к эстетическому наслаждению - высшей форме восприятия прекрасного. Эстетические чувства становятся не только внутренне побуждающим началом, рождающим духовную потребность в творческой деятельности, но и указывают цели творчества. Человек, овладевший определенными навыками, начинает творить по законам красоты или стремится к этому. Такой процесс можно отразить следующей цепочкой: эстетические чувства - духовные потребности - ремесло (навыки) - творчество - красота (как результат творчества) -эстетические чувства. Цепь замкнулась и может продолжаться бесконечно. Конечно, такая формула не может претендовать на универсальность при оценке творческих процессов в судьбе конкретного художника. Приблизиться к истинному творчеству способна лишь та личность, которая может сделать прорыв в новое качество в той или иной области искусства. Многие же всю жизнь занимаются искусством, но, по сути, так и остаются ремесленниками, тиражерами пусть даже хороших художественных образов. Творчески активную личность характеризует эстетическое отношение ко всему, что она делает, даже в культуре общения.

Большое значение в развитии творческой личности приобретает психологическая подготовка. Психология вообще много внимания уделяет вопросу социального положения личности, взаимодействию эстетического чувства с мировоззрением. Еще Л.С. Выготский показал в своих исследованиях, что специфика эстетических эмоций состоит в том, что они связаны с «чрезвычайно усиленной деятельностью фантазии», с одной стороны, а с другой - что «эмоции суть умные эмоции». Вопрос о связи активности сознания с чувствами имеет важное теоретическое и практическое значение. Интересен подход к этому вопросу С.П. Рубинштейна. Он связывает активность сознания с чувствами как с видом отражения действительности. В процессе деятельности человек, преобразуя предмет, раскрывает свои сущностные силы. Человек является результатом чувственного труда, само же сознание формируется в деятельности.

Важно отметить, что человек, по сути, существует благодаря отношению к другому человеку, обществу. Если проанализировать целостный волевой акт, процесс осуществления активности сознания субъекта, то эмоция находится в начале и в конце волевого акта. Чувства, в отличие от эмоций, выполняют функции, необходимые для общественной жизни человека, для коммуникативных действий, для осуществления адаптационных задач. Высокоразвитые эстетические чувства порождают в человеке способность наслаждаться творческим трудом, искусством, пробуждают стремление к гармоничному развитию способностей. В то же время имеет место и обратный вектор, когда труд (и его результаты в том числе) порождает эстетические чувства.

Зачастую распространено узкое представление об эстетических наслаждениях, основанное на удовольственном начале, которое лишь сопутствует восприятию произведения, оставаясь вне содержания или проскальзывая по его поверхности. Эстетические наслаждения обладают огромными скрытыми возможностями воздействия на чувства и мысли человека. Эстетические наслаждения - это отнюдь не погружение в мир эстетической красоты и грез, это продукт работы сознания в сфере особого рода. Подлинные эстетические наслаждения несут в себе силу положительного заряда, органически включая в себя элементы формирования человеческого в человеке.

С древнейших времен философов-эстетиков привлекала возможность объяснения способности человека испытывать особое переживание в процессе эстетического восприятия искусства. По Аристотелю, например, эстетическое переживание возникает в процессе восприятия произведения искусства, его понимания. По Канту, произведения искусства существуют не объективно, а как продукт взаимодействия или игры познавательных сил воображения или рассудка субъекта. Эта игра порождает эстетическое удовольствие. Эстетику Канта часто характеризуют как гедонистическую, где основа эстетического суждения есть наслаждения, удовольствия. Это верно, но при этом необходимо подчеркнуть, что эстетическое удовольствие Канта не «чувственное удовольствие». Чувственно-привлекательное, трогательное может присоединиться к эстетическому удовольствию, но удовольствие, лежащее в основе суждения, вкуса, состоит в игре познавательных сил воображения и рассудка. В этом смысле эстетическое чувство Канта интеллектуально.

Предшествующий опыт человека, практика духовного потребления сначала выступают как система «идентификации продукта искусства», впоследствии являясь как потребность, как побуждение, как цель. Это обусловлено тем, что человек не просто стремится к чему-либо неопределенному, размытому, а тем, что, занимаясь практической творческой деятельностью, он все более и более ясно оформляет в своем сознании цель, к которой стремится, будь то сознание произведения, интерпретация произведения, восприятие произведения и т. п.

Исследование процесса воздействия музыкального искусства на личность - это изучение не только эффекта самого действия, но и определение наиболее благоприятных условий для оптимального воздействия. Сила, скорость, глубина эстетической реакции зависят от всего духовного опыта субъекта воздействия, его нервной конструкции и уровня развития эстетического чувства (вкуса). Эти составляющие определяют степень активности эстетической реакции. Образно говоря, «на благодатной почве зерна дают хорошие всходы». Обратный эффект возникает от пассивности и глухоты эстетической реакции - это «шоры», заслоняющие от человека то прекрасное, что несет искусство. Не менее распространенным недостатком эстетического восприятия является «инфантильная доверчивость». Страдающий ею человек, как правило, безразличен к содержанию художественного произведения, сводит его к формуле, склонен к отождествлению вымысла и реальности, не вдаваясь в тонкости жанра и стиля. Для такого зрителя характерна низкая продуктивность интеллектуальной работы в момент восприятия, внимание к гипертрофированным мелочам, дешевым эффектам, удобоваримым клише.

Эстетическое воздействие произведения искусства не сводится к восприятию красивой, выразительной формы: ритма, линий, красок, гармоний, звуков. Искусство оценивает действительность, прежде всего, с эстетической стороны, оно открывает глаза на прекрасное, какой бы сферы человеческого жития оно ни представляло, побуждает к творчеству по законам красоты и этим самым способствует формированию мировоззрения и становлению нравственных качеств личности.

В жизни доброе и прекрасное, злое и безобразное тесно взаимосвязаны, однако большой художник (в данном случае композитор) выявляет, выделяет своеобразное эстетическое воздействие, снимая в своем содержании остальные функциональные значения музыки, которые срабатывают вне его. Игнорирование человеческого содержания музыкального языка приводит к пустому эстетству. Бывает иногда в музыкальном искусстве и жизни, что человек теряет идеалы правды и красоты. В общении с людьми отсутствует теплота, а в искусстве развиваются профессиональные навыки вне ориентации на нравственные идеалы.

Музыка является самой «человеческой» из всех видов искусств. Ее красота в искренности человеческого высказывания или интонирования. Она может не влиять непосредственно на деятельность человека, но эмоции, высказанные ею, накапливают нравственную энергию, рождают побудительные мотивы. Лучшие композиторы в своих произведениях выражали общественное сознание эпохи, в художественной форме ставили и по-своему решали важнейшие вопросы человеческого бытия.

Каждый из видов искусства - театр, музыка, живопись, кинематограф - специфически влияет на формирование внутреннего мира человека. Социологические исследования показывают, что в современной социокультурной ситуации музыка все больше выдвигается на первый план в структуре художественных предпочтений молодежи. Она обгоняет другие виды искусства по «объему» потребления, а также по непосредственно-чувственным особенностям воздействия.

Под влиянием материально-экономических, научно-технических, социокультурных факторов жизни общества в содержании и структуре музыкальной культуры (как общества, так и личности) наблюдаются большие изменения. Идет постоянный рост музыкальной грамотности в профессиональной и самодеятельной среде. Успехи отечественной школы приумножаются творческим трудом композиторов, режиссеров, балетмейстеров, дирижеров, исполнителей, музыковедов.

Однако при всех успехах было бы ошибочно истолковывать «звучащую картину» нашей жизни лишь с позитивной точки зрения, так как часто открываются сложные противоречия бытования музыки. Это, например, односторонняя ориентация на эстрадноразвлекательную музыку, ту, которая по существу составляет небольшую часть огромного мира музыкальной красоты. Современные средства информации создали возможность «растворения» музыки в сфере производства, быта и досуга. Привычным становится слушать музыку как фон, слушать не слушая, что затрудняет осмысление музыки как целого. Подобный уровень восприятия формирует поверхностно-потребительский тип музыкальной культуры. Место отсутствующей культуры отношений к музыкальным ценностям занимают неглубокие, потребительские запросы, диктуемые модой, престижностью.

Сегодня все чаще встречается особый тип личности, характеризующийся тем, что за внешним пристрастием к музыке стоит отделение ее образных, содержательных корней. Подобный тип музыкальной культуры, в котором преобладает поверхностный контакт с музыкальным произведением в исключительно обслуживающих, конъюнктурных, развлекательных целях, является ущербным для личности. Он противоречит потенциально-гуманистическому, истинно эстетическому началу всего музыкального искусства - самого «человеческого».

Что нужно сделать, чтобы та студенческая молодежь, которая сегодня увлекается поп, рэпом, хеви-металом, завтра оценила, полюбила классику, овладела сокровищами музыкального искусства или вдруг поняла, что есть просто хорошая и плохая музыка, вне зависимости от ее исторической, жанровой, стилевой принадлежности? Прежде всего нужно изменить содержание музыкального воспитания. В первую очередь это деидеологизация воспитания при сохранении лучших национальных традиций, опыта мировой музыкальной культуры. Необходимо расширять рамки жанрово-стилевых направлений, знакомить молодежь с ранее недоступными для изучения (или крайне ограниченными) музыкальными материалами, будь то образцы джазовой классики, рок-классики или зарубежного симфонического авангарда.

В России есть объективные предпосылки для того, чтобы имеющаяся система музыкально-эстетического воспитания при определенном трансформировании ее работы, начиная с детского сада и заканчивая вузом, способствовала развитию гармоничной, музыкально-культурной личности. Пока система в массе своей работает по старым, не отвечающим требованиям дня программам, новое внедряется с трудом либо просто выталкивается вовне. Это обусловлено догматической психологией преподавателей старшего поколения, осторожностью в использовании новых, передовых, апробированных методик среди неопытных молодых педагогов, слабым материально-техническим оснащением музыкальных кабинетов в школах, училищах и отсутствием таковых вообще в технических и немузыкальных вузах и т. д. Мировая педагогическая практика в данном случае ушла далеко вперед и с успехом использует музыку как фактор активизации созидательных, творческих процессов среди специалистов творческих профессий в вузах.

Становясь популярнее, музыка одновременно все больше превращается в предмет моды. Выбор звучащей музыкальной среды часто определяет не вкус, а мода на те или иные эстрадные песни, ансамбли, исполнителей. Ее механизм содержит один критерий - новизну. Конечно, в искусстве должно быть, да оно и есть, прогрессивное, современное, новое по сути. Проблема моды логически связана с проблемой художественной оценки, так как мода несет в себе определенный набор художественных (или псевдохудожественных) критериев. Не секрет, что сферу музыки молодежь рассматривает как сферу самоутверждения своего «Я», проекции своих представлений о музыкальной красоте и вкусе. Чем выше уровень музыкально-эстетического сознания, глубже индивидуально-творческая самобытность личности, тем свободней она противостоит дурным вкусам, музыкальным стандартам, суррогатам. Напротив, эстетическое бескультурье и музыкальное сознание, подверженное конформизму, мода легко захватывает. Музыкально неподготовленные молодые люди оказываются в затруднительной ситуации. С одной стороны, поток массовой музыкальной информации захлестывает молодежь, а с другой - все они еще «белые листки», так как возможностей разобраться в сложном бытовании музыкальной эстрады более чем достаточно, в то же время отсутствует опыт восприятия той же эстрады, классической музыки, народного творчества, фольклора, не сложился добротный вкус, не развит тип музыкальной культуры личности в целом.

Следует помнить, что музыка, которую выбирает молодежь, - область не только личная, нравственная, этическая, но и идеальная. Современные записи зарубежных ансамблей с тонкой блестящей «оберткой» аранжировок, но элементарнейшей гармонией, пошлыми и примитивными текстами становятся образцами для подражания наших эстрадных «звезд», так быстро и неумело настряпанных в период безвременья нашими доморощенными «шоуменами». Это можно оправдать исключительно как освоением культурного мирового опыта, и то не лучших его проявлений. Вторичность и убогость такого музыкального «сырья» более чем очевидна. Во всех разновидностях, жанрах музыкального искусства присутствует мировоззренческая позиция художника, его оценка человеческих сфер бытия, которая в определенном направлении воздействует на исполнителей, слушателей. Следует научиться различать те смысловые акценты, которые незримо присутствуют за внешней оболочкой любого, даже самого незначительного сочинения, ибо они в итоге определяют его суть.

Необходима система приобщения молодежи ко всему ценному, истинному, искреннему в музыкальном искусстве. Это, по-видимому, должно быть заботой государства и общества в целом, а не отдельных компаний, учреждений, институтов. Чтобы приобщить студенческую молодежь (режиссеров, хореографов) в вузах, колледжах, училищах к музыке, развивать художественный вкус, поднимать уровень музыкальной культуры личности, необходимо использовать методы конкретного социологического «измерения» имеющегося уровня музыкально-эстетического сознания - тестирование и анкетирование, определив с их помощью отправные точки приложения усилий. В результате можно организовать малые группы по интересам, выделив в них неформальных лидеров. Круг интересов, занятий, вид музыкальной деятельности группа должна будет определить сама. Таким образом, групповая психология может быть направлена во благо, не на разрушение, а на созидание духовности внутри компании единомышленников. Это может быть вокальная группа, инструментальный ансамбль, коллегия музыкальных критиков, драматический театр, театр музыкальной сатиры и юмора и т.д.

В настоящее время эстетическое (музыкальное) воспитание молодого подрастающего поколения все чаще истолковывается как процесс емкий, касающийся всех граней личности. Художественные вкусы оказывают влияние на поведение людей. По словам К. Маркса, «если ты хочешь наслаждаться искусством, то ты должен быть художественно образованным человеком» (Маркс К., Энгельс Ф. Экономическо-философские рукописи 1844 года. Т. 42. М.: Знание, 1999. С. 248). Понятно, что К. Маркс говорил не о специальном художественном образовании, а скорее о том пути, пройдя который можно войти в царство искусства и познать его тайны. И чем сложнее то или иное произведение, чем богаче оно по форме, по содержанию, тем больше необходимо знать и уметь, чтобы постигнуть его глубину, силу и суть.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >