ВВЕДЕНИЕ

У нашей артистической природы существуют свои творческие законы. Они обязательны для всех людей, всех стран, времен и народов. Сущность этих законов должна быть постигнута. Она должна быть положена в основу школьной программы и изучена во всех подробностях [26, т. 6, с. 346].

К. С. Станиславский

Никакой «системы» нет. Есть природа. Забота всей моей жизни - как можно ближе подойти к тому, что называют «системой», то есть к природе творчества.

Законы искусства - законы природы. Рождение ребенка, рост дерева, рождение образа -явления одного порядка [26, т. 3, с. 309].

К. С. Станиславский

Выведенные в эпиграфах высказывания К.С. Станиславского непосредственным образом соединяют театр и школу. «Артистическая природа» с ее «творческими законами», «обязательными для всех», «система», «природа творчества» - «должна быть положена в основу школьной программы и изучена во всех подробностях».

Классически сложившаяся методика обучения в русской театральной школе на всех этапах постижения профессии опирается на открытые К.С. Станиславским законы человеческой природы и её органики в сценическом творчестве актёра. Доказав неразрывное единство естественных законов с законами театрального искусства собственной актёрской и режиссёрской практикой, К.С. Станиславский положил начало научно обоснованной методике сценической педагогики.

Сегодня школа мастерства актёра во многом следует театрально-педагогическому методу К.С. Станиславского. Школа обеспечивает логическую взаимосвязь этапов развития профессионализма у студента-актёра. Этапы и разделы обучения в школьной программе последовательно раскрывают перед студентом природные механизмы мастерства и сценического искусства. Их логику, взаимосвязь и последовательность определил сам К.С. Станиславский, изучив закономерности актёрского труда, его общие категории.

К.С. Станиславский не считал «систему», которую он понимал как природу творчества, принадлежащей только его актёрскому творчеству. Он всегда утверждал, что изучает «систему творчества», т. е. законы и природные механизмы сценического искусства. Поэтому не совсем верно говорить, что всё, что открыл и записал этот великий деятель театра, это «система Станиславского». Для Станиславского «система» - это суть творчества, представленная в законах, одинаково справедливых и для природы, и для искусства.

С разговора о законах актёрского творчества началась встреча Станиславского с режиссёрами периферийных театров в конце ноября 1935 года. На вопрос о том, что нужно внушать молодому актёру, он указал, что тот должен прежде всего знать, что у творчества имеются свои естественные, органические законы, которые нельзя нарушать, ибо за их нарушение природа зло мстит. Чтобы актёр ни играл, он должен оставаться самим собой. Уходить от себя - значит убить образ. Чувства у актёра всегда должны быть своими, личными. Чтобы актёр не нарушал законов природы (и своей человеческой, и сценической, и жизненной), Станиславский предлагает три курса театрального училища из четырёх посвящать изучению этих законов. Актёр может расти, только будучи воспитан на знании естественных законов человеческой природы и жизни, ведь именно они руководят механизмами сценического творчества.

К.С. Станиславский научно продвинул теорию и практику актёрского искусства и режиссуры, обогатил актёрское и режиссёрское творчество новой методикой, подтвердив всё театральной практикой в своём театре и студиях. Свою знаменитую систему актёрского творчества он называл «практической теорией».

Если же говорить более точно, то учение К.С. Станиславского - это не только методика и методология сценического творчества, но и универсальная наука творчества, философия театрального искусства. Та живая, реальная философия, которая в высшем своём качестве методически предельно конкретна и неразделима с практикой. Это своего рода практическое «многозна-ние» о естественной природе театра, которому К.С. Станиславский нашел применение в своём творчестве и в своей сценической педагогике. Философию театра, философию актёра, режиссуры сегодня необходимо понимать как познание и изучение природы творчества. «Теория» же может устаревать, и тогда можно «сбиться с основного пути, по которому с незапамятных времен шествует искусство. Ведь тот, кто не знает этого вечного пути , обречен на скитания по тупикам и тропинкам, ведущим в дебри» [2, т. 2, с. 111], - пишет Станиславский в заключительной статье «Итоги и будущее» в книге «Моя жизнь в искусстве».

Как истинный талант, К.С. Станиславский не разрывал жизнь с искусством и творчеством, а теорию - с практикой, поэтому не мог не писать, размышляя о природе сценического акта. Обязательное сочетание сценической практики с ее осмыслением, как показывает история мирового театра, всегда было принадлежностью великих талантов, которые оставили нам свои записки, статьи и книги. Ценность их трудов очевидна и для сложившегося профессионала, и для молодого студента.

Сам К.С. Станиславский всю жизнь находился в состоянии активного творческого поиска и часто упрекал артистов в отсутствии любопытства к процессу своего труда: «Подлинное, большое искусство не терпит лжи. Такое требование заставляет актёра изучать законы своего творческого процесса, законы, которых подавляющее большинство не знает и не пытается изучить» [27, с. 321]. «Вот эти-то элементарные психо-физические и психоло-

Здесь и далее в книге выделения курсивом в цитатах сделаны автором учебного пособия.

гические законы до сих пор еще как следует не изучены» [2, т. 2, с. 111].

Под «системой» К.С. Станиславский подразумевал природный механизм «акта» (действия) человека на сцене. Actor (греч.) -означает «действующий». Так называли актёра в античном театре. Природа сценического акта не изменилась со времени его возникновения в Древней Греции. В приведенных нами эпиграфах К.С. Станиславский указывает, что природу этого творческого механизма не изменяет даже время. Люди, история, народы не в состоянии отменить возникшие вместе с человеком законы театральности или поменять их.

Где и в чём искать единые корни многочисленных театральных направлений и сценических методик? Русского психологического театра, европейского игрового театра, восточных театров но, кабуки, пекинской оперы, традиционного площадного театра? Ведь, по утверждению К.С. Станиславского, ни национальная специфика, ни особая эстетика какого-либо театра не отменяет общих законов театрального искусства. Они едины и обязательны для всех направлений и стилей!

Какие же природные фундаментальные законы творческой психофизики (вернее, творческой психофизиологии) не изменились и не изменятся? Что надо понять и изучить?

Какие законы делают театр единым, объединяют все направления и школы? Великий режиссёр современности П. Брук, как и К.С. Станиславский, утверждает, что театр один на всех и на все времена, просто он бывает очень разным.

Мимо чего не может пройти ни один театральный стиль или актёр в работе над ролью? Где искать единую логику театральной школы и последовательность в актёрском творчестве? И как она прослеживается в обучении молодого актёра? В чём жёсткая закономерность? Попробуем ответить на эти вопросы в данном учебном пособии, во многом следуя открытиям и творческим идеям К.С. Станиславского, его методу и учению о «системе» в творчестве актёра.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >