Зачем учить теории? Почему нельзя просто узнать факты и сделать выводы?

Ведь значительное число политиков и чиновников не имеют специального образования в сфере государственного управления или имеют образование не по профилю своей политической деятельности, но ответственные решения принимают. Так нужно ли получать профильное образование по международным отношениям? И нужно ли практикам учить теории?

Здравый смысл и обыденные представления помогают человеку принимать такие каждодневные решения, как что съесть на обед или на что потратить зарплату. Однако, если ситуация усложняется, те же самые решения можно принять только с помощью специалиста. Например, при проблемах со здоровьем правильную диету может назначить только врач, а если стоит цель обеспечить себе дополнительные пенсионные накопления или взять ипотеку, то за советом следует обратиться к финансовому консультанту. Обращение к специалистам тоже не дает гарантированного результата, но человек, владеющий специальными знаниями и навыками, имеет больше оснований для принятия того или иного решения. Эту аналогию можно применить и в сфере международных отношений. В XX—XXI вв. происходящие в мире политические, экономические, социальные процессы настолько усложнились, что их невозможно понять, руководствуясь обыденными представлениями, при этом цена ошибки при принятии решений многократно возросла.

Может ли человек без специальных знаний, просто начав работать в определенной сфере, лишь путем наблюдения за происходящими процессами и без знания теорий понять, как устроена сфера его специализации? Безусловно. Но это понимание будет достаточно ограниченно. Соотношение теории и практики можно проиллюстрировать следующим примером.

Представьте, что вы никогда не слышали о футболе, при этом ваша задача — прокомментировать футбольный матч. Вы впервые в жизни попадаете на стадион, и вам нужно сначала понять, за кем, собственно, нужно наблюдать и чьи действия комментировать. То ли нужно смотреть на трибуны и следить за реакцией зрителей, то ли за теми, кто в одинаковой форме бегает по полю, то ли за судьями. Далее необходимо изучить правила игры и необходимые для выигрыша условия. Если вы не знакомы с этой игрой, то вряд ли сможете с первого раза определить, насколько соблюдались правила, были ли команды сильными или слабыми, насколько справедливым было судейство и т.п.

В изучении международных отношений точно также необходимо сначала понять, кто же те игроки, за чьими действиями мы будем следить — только государства или же нам важны и действия негосударственных игроков (акторов) — транснациональных корпораций, неправительственных организаций, террористических сетей. Затем нам нужно понять правила игры: существует международное право, которое регулирует отношения между государствами, но нужно помнить, что, в отличие от фу тбола, это не единый свод правил, а набор созданных в разное время при разных обстоятельствах норм права, которые нередко противоречат друг другу. При этом в международных отношениях нет судьи, который бы принимал окончательное решение и присуждал победу, — это равнозначно тому, как если бы игроки в футболе сами решали, какая команда победит, при этом на ходу меняя и интерпретируя правила в свою пользу.

Теоретическое осмысление позволяет выявить правила взаимодействия между игроками на международной арене, что дает возможность понять мотивацию игроков и в определенной степени предсказать их поведение. Без теорий нам будет сложно отделить главное от второстепенного, выявить причины и следствия. Вместе с тем одной теории без практики быть не может. Зная лишь футбольные правила, нельзя делать прогнозы относительно того, какая команда победит. Для этого нужно изучить конкретную команду, узнать, насколько сильный у нее состав, не было ли травм у игроков в недавнее время, насколько профессионален тренер команды и т. д. При этом, даже изучив конкретные данные по каждой из команд и зная правила их взаимодействия в ходе игры, сделать точный прогноз очень и очень сложно, потому что нужно учесть слишком много факторов, при этом их большую часть невозможно просчитать заранее. Так и любые теории, которые изучают людей и общество, скорее дают нам представления о причинно-следственных связях явлений, чем позволяют точно предсказать поведение отдельных людей или групп.

Как вы уже поняли из примера, описание, объяснение и прогноз — это основные функции любой теории, наиболее развитой и сложной формы научного знания. Объяснить — значит подвести какое-то явление под соответствующий закон природы или теорию, предсказать — вывести из теории суждения о фактах, еще не установленных экспериментом или наблюдением.

Теория — это системно организованное научное знание о некоторой области действительности.

Наука — это специализированная сфера деятельности, направленная на производство достоверного, объективного знания о мире путем беспристрастного изучения реальности. Другими словами, наука — это производство знания и теоретическое отражение действительности. Наука представляет собой один из видов познавательной деятельности человека, помимо научного познания существуют обыденное, художественное, религиозномифологическое, философское познание.

Научная теория должна:

  • — наиболее полно описывать изучаемую сферу действительности;
  • — быть внутренне непротиворечивой;
  • — иметь взаимосвязанные и принципиально проверяемые положения;
  • — быть максимально простой, т.е. объяснять факты при помоши минимума исходных положений.

Помимо теорий существуют еще и концепции, которые описывают не всю предметную сферу, а лишь ограниченный круг взаимосвязанных проблем и явлений. Считается, что концепции обладают меньшей доказательной базой, чем теории.

Из определения теории возникает вопрос: а какое знание может считаться научным? Как ни странно, в разные эпохи ответ на этот вопрос был разным.

Из школьных курсов, как правило, все помнят имена великих ученых античности, например, Аристотеля, Архимеда, Пифагора, Эвклида, поэтому кажется, что наука существует уже давно. Однако же в современном своем виде наука появляется только после так называемой научной революции Нового времени XVI—XVII вв. в Европе, когда начинает формироваться экспериментальное естествознание. Существуют разные подходы к определению этапов развития науки, но чаше всего выделяют такие этапы:

  • 1) доклассическая наука, которая включает в себя научные достижения Древнего Востока, античного мира и эпохи Средневековья;
  • 2) классическая наука XVI — конца XIX в.;
  • 3) неклассическая наука, которая развивается с конца XIX в.;
  • 4) постнеклассическая наука с 1970-х годов (этот этап принято выделять в российской школе философии науки).

Каждый этап развития науки характеризуется наличием своей особой картины мира, г.е. целостного образа мира, совокупности систематизированных конкретных знаний о мире, полученных в рамках различных областей научных исследований.

Во время развития и становления классической науки, прежде всего классического естествознания, постепенно сложились следующие критерии, которым должно соответствовать научное знание:

  • — проверяемость на практике;
  • — логическая непротиворечивость; воспроизводимость (исследование может быть повторено с тем же результатом);
  • — объективность (свобода от субъективных предпочтений исследователя).

Под влиянием развития естествознания в эпоху Просвещения (XVII—XVIII вв.) сложился такой способ мышления, как рационализм, который характеризовался убежденностью в безграничных познавательных возможностях человеческого разума. Считалось, что убеждения ученого не влияют на результат исследования, т.е. наука должна быть беспристрастной, а научное знание имеет универсальный и внеисторический характер, не зависит ни от исторической эпохи, ни от культурных традиций общества. Такой подход к объективности исключал из процесса познания самого человека (субъекта познания), т.е. кто бы в какой стране и в какую эпоху ни изучал реальность, результат исследований должен был быть одинаковым, по крайней мере, гак думали в эпоху Просвещения.

Вопросы рациональности, достоверности и проверяемости знания интересовали прежде всего представителей гуманитарных и социальных наук, объект изучения и методы которых не позволяли добиться таких же точных и непротиворечивых результатов, как в науках естественных. Во второй половине XIX в. немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833—1911) предложил различать естественные науки, задача которых — объяснять, и науки о духе (гуманитарные), которые помогают понимать. Произведения искусства и литературы, мифы можно понять, но не объяснить. Основатель социологии — французский философ Огюст Конт (1798—1857) стремился максимально приблизить науку об обществе к идеалу точности и объективности естествознания, поэтому предложил отказаться от вопроса «почему?», оставив науке лишь функции описания и систематизации фактов, но не их объяснения. Такой подход получил название позитивизм. Вплоть до середины XX в. идеалом научного знания была математическая физика, а гуманитарные науки считались в общем-то неполноценными. До сих пор многие относятся к гуманитарному образованию снисходительно.

С конца XIX в. наука переходит на следующий этап своего развития — неклассический.

Серьезные изменения произошли там, где этого меньше всего можно было ожидать, — в физике. Альберт Эйнштейн (1879-1955) создал теорию относительности, которая произвела научную революцию в классической физике, основанной на ньютоновской механике. Эйнштейн доказал бессодержательность понятий абсолютного пространства и абсолютного времени: ведь точка отсчета также может перемещаться в пространстве и времени, т.е. все в этой Вселенной относительно, а наблюдателя (субъекта) нельзя исключить из процесса наблюдения, так как от его местонахождения зависит результат исследования. В рамках неклассического этапа развития науки учитывается зависимость свойств объекта от средств их измерения (без точного современного оборудования некоторые свойства объектов просто нельзя выявить).

В российской школе философии науки принято выделять постнеклассический этап развития науки, который развивается с 1970-х годов. На данном этапе развития науки происходит переход к постнеклассическому типу рациональности, который учитывает также ценностные аспекты и зависимость результатов познавательной деятельности от тех целей, которые ставит перед собой исследователь (уничтожить противника при помощи ядерного оружия или сохранить природу при помощи «зеленых» технологий). Ценности научного сообщества, цели и способы исследования все больше соотносятся с ценностями общества (например, ориентация на экологию, нрава человека). Философское направление, которое изучает социокультурный контекст научной деятельности, называется постпозитивизмом. Среди его представителей можно назватьТ. Куна, а также И. Лакатоса, П. Фейерабенда, С. Тулмина. Идеи именно этих исследователей имеют в настоящее время наибольшее признание в философии науки.

Таким образом, по мере развития науки менялось представление о роли самих исследователей в процессе исследования: от представлений об абсолютной объективности к пониманию того, что ученые живут и работают в конкретной стране в конкретную эпоху на определенном этапе развития всего человечества и конкретного общества, ставя цели исследования и применяя те методы, которые соответствуют определенной этике научного сообщества. Например, в США достаточно распространена феминистская теория международных отношений, которая рассматривает роль мужчин и женщин в международных процессах, конфликтах, управлении государством. Однако сложно представить, что подобная теория могла бы возникнуть и получить распространение, например, в Саудовской Аравии. Различные теории политического, социального или экономического развития возникают в определенную эпоху и объясняют существовавшие именно на тот момент закономерности отношений в конкретном обществе. Несколько десятилетий спустя может появиться необходимость внесения изменений в теорию, чтобы описать окружающую реальность более точно. В следующих главах учебного пособия будет показана эволюция международных отношений и мировой политики параллельно с эволюцией их теоретического осмысления.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >