Этимологический параметр

Динамика, динамические оттенки, нюансы, громкость или сила звучания, громкостная динамика и динамика громкости - с момента зарождения музыкального искусства человечество волновали имманентные процессы, которые возможно выразить с помощью модусов piano и forte. Изначальная бинарность исследуемого в монографии понятия потребовала последовательного этимологического рассмотрения каждого из участников оппозиции «тихо - громко».

По-итальянски piano означает «тихо», однако это не единственное толкование данного слова. Н.П. Корыхалова пишет, что «смысл "медленно", "неторопливо" заложен в самой семантике слова piano. Равным образом, forte - это не только "громко"; в отдельных случаях (правда, в просторечии) оно может означать и "быстро". Эту связь динамического и темпового обозначений можно найти не во всех языках. Ее не знают, к примеру, немецкий и английский, где четко "разведены" антонимические пары "громко - тихо" (laut - leise, loud - soft) и "быстро - медленно" (schnell - langsam, quick - slow). В русском языке двузначность характерна для одного из слов этой пары - для "тихо", ...у Пушкина в "Капитанской дочке": "Я опустил циновку... и задремал, убаюканный пением бури и качкой тихой езды". "Тихий" в значении "небыстрый", "неторопливый" можно без труда обнаружить и в русских пословицах и поговорках. "Тихий воз будет на горе", "тихо пойдешь - от беды не уйдешь, шибко пойдешь - беду нагонишь; "Сперва не прытко, а там потише".. . широко известное "Тише едешь, дальше будешь" - пословица, почти точным аналогом которой является итальянское "Chi va piano, va sano" [73].

Подобное соответствие и взаимодействие динамических нюансов и темповых обозначений существует также во французском языке. «Французское doux, соответствующее итальянскому piano, также обнаруживает значение "медленно", "спокойно". Однако в качестве музыкального термина французское doux является лишь динамическим указанием. В русском же музыкальном обиходе - в нотах, фортепианных методах и школах — вплоть до конца XIX века слово "тихо” широко употреблялось как указание на скорость движения. Чайковский в "Детском альбоме", давая темповые обозначения на русском языке, использует в качестве одного из них слово "тихо". Он помечает этим словом три пьесы сборника: "Утреннюю молитву", "Неаполитанскую песенку" и "Шарманщик поет". В издании Юргенсона (Полное собрание сочинений для фортепиано, т. 4), просмотренном, как указывает издатель, в 1891 году самим автором, подле русских обозначений даны в скобках итальянские эквиваленты. "Тихо" передано здесь термином Andante» [73].

Онтологический ракурс "тихого" раскрывается в молитве «Свете тихий». Не претендуя на целостный анализ песнопения, можно отметить, что "тихий" употребляется в значении "благодатный". Василий Великий в главе 29 книги «О Святом Духе к Амфилохию» написал, что «отцы наши не хотели принимать в молчании благодать вечернего света, но тотчас, как он наступал, приносили благодарение» [133]. В этом одном из древнейших гимнов ранней Церкви запечатлелась ипостась тишины как Света, Правды. Помещение молитвы в вечернее богослужение воплощает изначально заложенный контраст скрытого сокровенного и явленного, раскрывающегося в плоскости ценностных категорий истинности - ложности, света - тьмы через динамико-громкостные отношения.

Сочетание в русском слове "тихо" двух глухих согласных букв - т и х -придают ему некую затаённость, которая, впрочем, несет в себе двоякий смысл: с одной стороны, это ожидание непонятного, неизведанного (может быть, даже пугающего), с другой стороны - затаённость или даже потаённость ведут притихшего человека в глубины таинственного, сокровенного, истинного. А.П. Журавлёв в книге «Звук и смысл» [49] писал о том, что в согласных ж, ш, х «шевелится» что-то тёмное, непонятное, хтоническое. Звук и, с точки зрения синестезии, сравнивают со светло-синим, а о - с белым цветами. Объединение этих двух цветов дает образ неба непостижимого и далёкого (отсюда, вероятно, берет своё начало пространственность характеристик тихого звучания). То же самое можно сказать и о «тишине», в которой еще больше таинственности (в результате появления шипящей и шуршащей ш) и бездонности неба (с прибавлением еще одной гласной н).

В латинском языке слова «тихо» имеет множество синонимов, каждый из которых добавляет новые оттенки смысла. Изучение разветвленной системы значений позволяет выявить сущностные черты. Характеристика приобретает новые оттенки, в которых проявляются как качества личности, так и надындивидуальное, всеобщее, онтологическое. Необходимо заметить, что значение «индивидуального» тесно взаимосвязано со всеобщим и представляет собой его преломление в зеркале личности.

Латинский эквивалент

Личностные характеристики

Надындивидуальные характеристики

clemens

  • - кроткий, снисходительный;
  • - тихий, легкий, спокойный;
  • - милостиво

pax, pads

  • - мир;
  • - покой, тишина;
  • - позволение;
  • - милость, милосердие

silentium

  • - безмолвие,
  • - молчание,
  • - тишина,
  • - бездействие,
  • - покой

tacitus

  • - молчащий,
  • - молчаливый,
  • - безмолвный,
  • - тайный,
  • - скрытый,
  • - бесшумный,
  • - тихий;

facet1

- пауза

- пауза

1 Однокоренным слову «facet» является имя древнеримской богини молчания Тациты, покровительствовавшей глухонемым.

Таким образом, этимологический уровень понятия адресует к онтологическому смыслу, особой метафизической составляющей, которая раскрывается через модус вслушивания.

Энергетика слова «громко» несет в себе заряд активности, силы, даже некоторой агрессивности. Когда человека просят говорить громче, часто за этим стоит призыв мобилизовать собственные силы, собраться, чтобы максимально показать собственные возможности, проявить личностные качества. В русском слове «громко» можно обнаружить сочетание нескольких «морфологических кирпичиков» (термин А.П. Журавлёва) - гр-ом-ко. Первый из них формируется звонкой согласной г и «раскатистой» согласной р, вместе образующих такие слова, как, например, созвучный «гром», рёв огромной силы, требующий реализации. Для произнесения гр должным образом необходимо набрать воздуха в легкие и продемонстрировать активное начало. Второй - слог ом, при произнесении которого человек безотчетно, бессознательно округляет рот. Образующееся внутри пространство напоминает по форме яйцо, которое, согласно некоторым мифологическим представлениям, сравнивают с формой самого мира (например, пасхальное яйцо). Последний «морфологический кирпичик» - ко (который обычно говорится на выдохе) - эхо, «ответ» на резкость гр, также включающий в себя звук о, символизирующий образ мира, о чем говорилось выше. Следовательно, «громко» символизирует проявление сил человека, приближающегося к облику титана, стремящегося консолидироваться с миром. Языком forte говорит активная позиция личности.

Синонимы громкого звучания в латинском языке ярко эмоционально окрашены. Здесь отсутствует связь между личным и надличностным началами. Если в первом случае интенции происходили из надындивидуального, то во втором - они инициированы сознанием. Попадая в область бессознательного, они трансформируются в образы рока.

Латинский эквивалент

Личностные характеристики

Надындивидуальные характеристики

acclamo

  • - кричать,
  • - провозглашать

consono

  • - звучать,
  • - раздаваться

fortis

  • - сильный, крепкий, прочный, здоровый;
  • - могущественный;
  • - энергичный, неустрашимый, смелый, мужественный, храбрый

forte

  • - случайность,
  • - слепой случай,
  • - случайно

sonus

  • - звук, шум;
  • - слово, голос, речь, тон
  • - звук, шум;
  • - слово, голос, речь, тон.

В этих словах преобладает энергия борьбы и самовыражения. Мистическим кажется сопоставление внутри понятия forte «громко» и «случайно», словно сила и сопутствующие ей качества носят временный характер, а истинная сила и динамика заключена в ином начале - piano. Обращает внимание тот факт, что звук и шум в латинском языке обозначались одним словом sonus. Звучание признавалось неотъемлемым атрибутом мироустройства, всякое его проявление несло энергийный и информационный заряд.

Представление этимологической основы феномена имело целью подчеркнуть оппозитивность громкостной динамики, целостность этой системы и выявление онтологической составляющей звучания и молчания. Таким образом, можно выстроить два «синонимических» ряда:

  • • мир - покой - тишина - безмолвие - позволение - милость - милосердие;
  • • звук - шум - слово - голос - речь - тон.

Это дает возможность сделать выводы об общей антропологической основе бинарного кода «piano -forte», а также об онтологических различиях тихого и громкого звучаний подобно оппозиции «имплицитное - эксплицитное». Тихое звучание, направленное вовнутрь, сосредоточенное на потребности отрефлек-сировать всеобщее как феномен сознания, относится к полюсу имплицитного как неявного, но подразумевающегося интенсивного процесса. Forte в векторном устремлении направленное вовне на выражение личностного начала эмоциональных переживаний может быть охарактеризовано как эксплицитное, открытое. Различие онтологических характеристик элементов громкостной динамики коррелирует с физико-акустической и психофизиологической природой феномена.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >