Историко-психологический подход к развитию психологии

Тенденции отечественной истории психологии

Значительный опыт историко-психологической рефлексии закономерностей развития отечественной психологии в XX в. способствовал разработке проблемы социально-психологической детерминации развития психологического научного познания.

Опираясь на принципы системного подхода Б. Ф. Ломова, В. А. Кольцова выделила многоуровневую систему опосредования психологического познания. Система представлена следующими уровнями.

  • 1. Факторы развития познавательной деятельности (логико-предметные, социально-исторические, персоналистические).
  • 2. Предпосылки психологического познания (предшествующее состояние знания, психологическая культура общества).
  • 3. Условия (ситуативные факторы), определяющие динамику и направление развития знания.

Можно заметить, что социально-психологическая детерминация развития научного познания в данной классификации обнаруживает себя на первом уровне в социально-историческом факторе, на втором - в психологической культуре общества как предпосылке, на третьем - в различных социальных условиях, задающих направление и интенсивность научным поискам.

Рассмотрим представления о социально-психологической детерминации развития психологии, содержащиеся в современных учебниках по истории психологии. В последнем совместном учебнике истории психологии М. Г. Ярошевского и А. В. Петровского (1996) представлено системное видение задач истории психологии. Отмечается необходимость изучения закономерностей развития знаний о психике, раскрытия взаимосвязи психологии с другими науками (когнитивная координата науки), изучения роли личности, ее индивидуального пути в становлении самой науки (личностная координата), а также ставится задача выяснить зависимость зарождения и восприятия знаний от социокультурного контекста (коммуникативная координата). Особое внимание авторы уделяют значению идеологических, общественных запросов для научного творчества.

Зависимость развития науки от положения личности в обществе, от специфической идейной атмосферы иллюстрируется примерами из истории психологии в эллинистический период, в эпоху Возрождения и т.д. Уделяется внимание «социокультурным корням» развития психологии в России. История русской психологической мысли второй половины XIX - начала XX в. представляется в контексте социоэкономической истории. Характеристика предреволюционного периода дается в контексте освобождения крестьян, поражения в Крымской войне, осознания необходимости коренных реформ; все это вызывало интерес к особенностям русского менталитета, национального самосознания. В качестве итога осмысления в искусстве «коллизии душевной организации людей в ставшем зыбким и неопределенным социальном мире» авторы рассматривают художественные произведения Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и др., а также антропологический (Н. Г. Чернышевский и др.) и теологический (В. С. Соловьев и др.) подходы к проблеме человека. Развитие психологии в советский период А. В. Петровский и М.Г. Ярошевский описывают, подчеркивая влияние условий тоталитарного режима. Отмечается усвоенная психологами «тактика выживания», в результате чего «изучение личности заменяли идеологически нейтральные исследования типов нервной деятельности, темпераментов и способностей» и т. п. (Петровский, Ярошевский, 1996, с. 230).

Автор отечественного учебника по истории психологии, выдержавшего с 1990 по 2012 г. девять изданий, А. Н. Ждан также замечает, что психология, как и всякая другая наука, обладает лишь относительной самостоятельностью, а психологи как ученые зависят от условий экономического развития. Говоря о необходимости изучения исторического фона развития психологических знаний, автор предостерегает от простой синхронизации их с показателями уровня социально-экономического развития: «Социальные условия в значительной степени влияют на выбор проблемы, а также на характер ее решения» (Ждан, 2008, с. 18). Со ссылкой на К. Нири приводится один из наиболее ярких примеров такого влияния - труд з. Фрейда «Толкование сновидений», являющийся источником сведений о социальных и политических впечатлениях, которые формировали мышление и мировоззрение автора с раннего возраста. Характеристику сложных отношений науки и общества А. Н. Ждан дополняет цитатой из Л. С. Выготского: «Закономерность в смене и развитии идей, возникновение и гибель понятий, даже смена классификаций и т. п.- все это может быть объяснено на почве связи данной науки: 1) с общей социально-культурной подпочвой данной эпохи, 2) с общими условиями и законами научного познания, 3) с теми объективными требованиями, которые предъявляет к научному познанию природа изучаемых явлений на данной стадии их исследования» (Выготский, 1982, с. 302).

Автор другого известного российского учебника по истории психологии (девятое издание которого вышло в 2009 г.) Т.Д. Мар-цинковская решает специальную задачу представления истории психологии в контексте истории культуры (Марцинковская, 2009). В данной книге внимание уделяется связи психологических теорий с ментальностью их создателей, исторической ситуацией, в которой они жили и работали, их идеалами и ценностными ориентациями. Соответственно, среди источников историко-психологического исследования помимо трудов ученых, архивных материалов и т. п. называются историко-социологические материалы и даже произведения художественной литературы, помогающие воссоздать «дух времени» (Zeitgeist).

Социальный аспект детерминации развития психологии как науки автор обозначает через влияние социальной ситуации. «Последнее заключается в том, что общественные, исторические условия, культурное и политическое окружение воздействуют как на содержание научных концепций, так и на их распространение, помогают развитию научных школ и направлений или затрудняют его» (Марцинковская, 2009, с. 7). Т.Д. Марцинковская определяет промежу точный психологический процесс такого влияния - социальную перцепцию, т. е. восприятие и понимание отмеченных социокультурных условий учеными и научным сообществом в целом. Называются пути влияния социальной ситуации на психологическое познание. Во-первых, создание условий для возникновения той или иной концепции. Автор приводит пример влияния реформ 1860-х годов в России на подъем национального самосознания и появление концепций «психологии национального характера». Во-вторых, социальная ситуация может определять дальнейшую судьбу теории - ее принятие или отторжение. Соответствие научных концепций ожиданиям общества способствует привлечению к работе над ними наиболее способных и целеустремленных молодых исследователей. Благодаря этому в русле определенного подхода происходят наиболее ценные открытия, придающие ему еще большее значение. В качестве примера Т. Д. Марцинковская рассматривает ведущую роль И. М. Сеченова в определении пути построения психологии в середине XIX в. в России. По мнению автора, соответствие его идей ожиданиям скорейших изменений в идеалах и системе ценностей общества определили приоритет над теорией К. Д. Кавелина: теория Сеченова связывала психологию с популярной в то время и многообещающей физиологией, тогда как Кавелин обращался к философии, не имевшей объективных методов исследования. Однако «те же взгляды, основанные на том, что в первую очередь надо рассмотреть не поведение, но духовные свойства, стремления и нравственные ценности человека, высказанные почти через 20 лет В. С. Соловьевым уже в другой социальной ситуации, нашли и понимание, и поддержку общества» (Марцинковская, 2009, с. 8). В целом решающими для становления российской психологии Т. Д. Марцинковская считает такие параметры социальной ситуации, как ментальность, идеология интеллигенции и особенности реформ, проходивших в российском обществе. Социальная ситуация, определившая состояние современной отечественной психологии, связывается с тенденциями деидеологизации, пересмотра методологических основ науки, отказа от догматической ориентации на диалектический материализм в ущерб другим философским школам, а также свободой общения с зарубежными коллегами и обращением к достижениям мировой науки.

Таким образом, для описания закономерностей социально-психологической детерминации развития психологии Т.Д. Марцинковская вводит два специальных термина - «социальная ситуация» и «социальная перцепция». В зависимости от этапа жизни научной концепции определяются этапы испытываемой детерминации -становления концепции, ее принятия и распространения. Рассматривается взаимовлияние социального, личностного и предметнологического факторов. При этом логика развития психологической науки рассматривается как ведущий фактор.

В учебнике «История психологии» для аспирантов, подготовленном Т.Д. Марцинковской совместно с А. В. Юревичем, излагаются сходные взгляды. Авторы высказывают общую для них идею культурной обусловленности развития науки. В монографии «Социальная психология науки» А. В. Юревич, продолжая традицию, представленную работами М.Г. Ярошевского, В.П. Карцева, выделяет уровни социально-психологической детерминации научной деятельности, соответствующие уровням ее субъекта (Юревич, 2001). Высший уровень социально-психологической детерминации, по мнению А. В. Юревича, отражает влияние общества на каждого своего члена. Соответствующие культурно-исторические, географические и другие особенности определяют массовую психологию. Ее основные характеристики фиксируются в модальной личности, т.е. в наиболее распространенном в данной социокультурной среде типе личности. Представители одного общества приобретают схожие регуляторы социального поведения, в частности, установки. Ученые также усваивают определенные установки. В качестве примера А. В. Юревич приводит влияние протестантской этики Нового времени на «западный» подход к науке, выразившийся в прагматических установках в отношении природы и целей научного познания. Иные когнитивные установки сложились среди российских ученых: это созерцательность, ценностная нагружен-ность, отторжение западной науки в целом («германский комплекс»). Среди социальных установок А. В. Юревич называет коллективизм, романтический сциентизм и др. Таким образом, можно говорить об определенном культурно и исторически обусловленном типе науки.

Объединение науковедческого и историко-культурологического подходов к истории психологии в работе Т.Д. Марцинковской и А. В. Юревича способствует формированию системного представления как об уникальных социальных контекстах развития психологического научного познания, так и о механизме их влияния на науку. В учебнике не только обозначаются теоретические основы изучения науки как социальной подсистемы, но и предпринимается попытка операционализации понятий, отражающих социальность науки, прежде всего - понятия «социальная ситуация» развития науки. Данная работа освещает современную тенденцию роста междисциплинарных связей при изучении таких сложных самоорганизующихся систем, как наука.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >