ЮМОР КАК ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ФАКТОР АРТ-ТЕРАПИИ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

Природа, функции и терапевтические возможности юмора

Различные проявления юмора признаются как в качестве признаков психического здоровья, так и патологии (Мартин, 2009; Roux, Laharie, 1998; Verdeau-Pailles, 1998). Обозначается также его важная роль в психотерапии (Ijuin, 1998; Jakab, 1998а, b; Nagy, 1998). В то же время проявления и терапевтические функции юмора в процессе арт-терапии разных психических расстройств, включая психогенные и личностные расстройства, до последнего времени не изучались и целенаправленно не использовались. В данной главе представлены результаты феноменологического исследования проявлений и терапевтических функций юмора в процессе интерактивной групповой арт-терапии, проводимой с ветеранами войн с преимущественно пограничными психическими расстройствами на основе модели КСАТ. Особое внимание обращалось на особенности проявлений и терапевтические функции юмора с учетом интерактивного характера групповой арт-терапии, особенностей клинического и социодемографического состава группы и личностных особенностей участников занятий (мужчины, служившие в вооруженных силах и принимавшие участие в вооруженных конфликтах). Были сформулированы следующие гипотезы:

  • 1. Юмор выступает значимой личностной психологической характеристикой ветеранов войн. Поэтому ожидаемы его многочисленные проявления в их изобразительной продукции и комментариях в процессе арт-терапии.
  • 2. Проявления юмора в процессе групповой арт-терапии варьируются в зависимости от особенностей групповой динамики и при этом выполняют разные терапевтические функции.

3. Юмор является одним из терапевтических, защитных факторов, тесно связанным с когнитивными, творческими ресурсами.

Юмор как психологический феномен

Юмор является сложным психологическим феноменом, затрагивающим как познавательные, так и эмоциональные процессы, а также физическую сферу человека. Он может быть проявлен как вербально, так и невербально. Р. Мартин отмечает, что «юмор - это широкое понятие, которое относится ко всем словам и действиям людей, воспринимающимся как забавные и обычно вызывающие смех у других, а также к психическим процессам, которые участвуют в генерации и восприятии такого забавного стимула и эмоциональной реакции, связанной с получением удовольствия от него» (Мартин, 2009, с. 25). Мартин добавляет, что «юмор предполагает мысль, образ, текст или случай, в некотором смысле нелепые, странные, неожиданные, удивительные или неординарные» (там же, с. 30). «Кроме того, должен присутствовать некоторый аспект, который заставляет нас оценивать стимул как несерьезный или несущественный, вводя нас в игровое состояние сознания» (там же, с. 26).

А. Кестлер (Koestler, 1964) ввел термин «бисоциация» для обозначения психического процесса, участвующего в восприятии юмористического несоответствия. Бисоциация имеет место, когда случай или идея одновременно воспринимаются с точки зрения двух логичных, но обычно несвязанных или даже несовместимых критериев. Можно отметить социальную природу юмора (Provine, Fischer, 1989). Мы смеемся и шутим чаще, когда общаемся с другими, чем когда пребываем в одиночестве. Более того, юмор может рассматриваться как особый способ игрового взаимодействия с другими. М. Дж. Аптер (Apter, 1991) использует понятие «парателическое состояние» для обозначения особого игривого состояния сознания, противопоставляя его «телическому» состоянию (от гр. telos - цель).

Принимая во внимание социальную природу юмора, можно обозначить такие его значимые функции, как включение в социальную группу, недеструктивное выражение агрессии и сексуальности, психологическая защита и переработка информации (Ziv, 1984). По мнению Мартина (2009), межличностные, социальные функции юмора также включают: (1) социальную активность и нарушение социальных рамок; (2) освобождение от ответственности; (3) поддержку социального контроля и регуляции отношений; (4) защи ту социального статуса и иерархии; (5) формирование групповой идентичности и сплоченности.

Рассматривая юмор с точки зрения концепций развития, можно признать, что он требует определенного уровня зрелости познавательных процессов и сформированности чувства «Я», чтобы понимать его отнесенность к себе и другим. Хотя реакции смеха могут появляться и у маленького ребенка, когда он играет или общается со сверстниками и взрослыми, более развитое и тонкое чувство юмора отличает зрелую личность с соответствующим ей высоким уровнем развития абстрактного мышления и более сложной внутренней организацией.

Юмор развивается в детстве в процессе игрового взаимодействия ребенка с другими детьми, особенно когда дети участвуют в ролевых играх (Barnett, 1990,1991) и начинают вести себя странным образом, с гипертрофированными проявлениями и реакциями (Bergen, 2003; McGhee, 1979) в связи с развитием фантазии и имитационных способностей. По мере совершенствования игровых навыков дети обретают способность различать «серьезные» и «шутливые» игры. Последние характеризуются несоответствием социальных ожиданий и реального поведения ребенка в игре (McGhee, 1979). Способность сознательно генерировать и понимать юмор определяется степенью психологической интеграции личности и присущим ей чувством психологической безопасности, связанным с уровнем само-принятия и самопонимания, особенно если речь идет о самоиронии.

Одной из важнейших характеристик юмора является то, что он обеспечивает разотождествление с определенными физическими или психологическими качествами, и в то же время позволяет ассоциироваться с ними и принимать их в себе, достигая большей внутренней интеграции: «Юмор позволяет смотреть на себя как бы со стороны, с определенного расстояния. Он позволяет увидеть проблемы, подавленные чувства, запреты и преобразовать их в принимаемые качества, но при этом до конца не сливаться с ними» (Jak-ab, 1998а, р. 17-18).

Для лучшего понимания диагностических, прогностических и терапевтических функций юмора необходимо дополнительно уточнить его связь с психическим здоровьем и патологией. Хотя чувство юмора в целом нередко рассматривается как «важнейшая характеристика психического здоровья» (Jakab, 1998b, р. 77), признак зрелой личности (Allport, 1961), разные виды юмора могут иметь отношение как к психическому здоровью, так и различным его нарушениям.

Представление о юморе как факторе психического здоровья основано на его признании в качестве механизма психологической защиты и копинга (Freud, 1928; Martin, 1989; Lefcourt, 2001; Lefcourt, Martin, 1986; Vaillant, 2000). Юмор обеспечивает более успешное преодоление стрессовых ситуаций, поскольку способствует их позитивной переоценке, преодолению чувства отчаяния и сохранению внутренней свободы. Кроме того, социальная природа юмора обеспечивает возможность межличностной поддержки как одного из факторов преодоления сложных жизненных ситуаций.

Довольно трудно определить, что такое здоровый юмор, с одной стороны, и патологический или болезненный юмор - с другой. Признается, однако, что здоровый, конструктивный юмор предполагает гибкость личных границ и способность продуктивно взаимодействовать с другими людьми. Патологический юмор имеет преимущественно деструктивную и самодеструктивную направленность, характеризуется сниженной способностью к контакту и ригидными личными границами. Он проявляется в виде иронии и сарказма (Nagy, 1998).

Как правило, более тяжелая психическая патология характеризуется преобладанием деструктивного, «черного» юмора. При психозах, в отличие от ППР, роль юмора как значимого механизма саморегуляции и его использование в терапевтических целях ограничены. А. Джэкэб отмечает, что юмор психотиков имеет угрожающий, деструктивный характер и вряд ли может обеспечивать психическую стабилизацию или смягчать проявления симптомов основного заболевания. По ее мнению, «юмор шизофреников слишком сложен для восприятия... Параноику сложно понять шутки здоровых людей. Он склонен воспринимать их как оскорбление или угрозу. Больной, находящийся в маниакальном состоянии, то и дело шутит, однако его шутки не кажутся нам смешными» (Jakab, 1998а, р. 18). Для более тяжелой психической патологии также могут быть характерны пародия и гротеск, которые часто соседствуют с патетикой, драматической напряженностью, мистикой и экзальтацией. Есть основания считать юмор такого рода отражением попыток интеграции парадоксальных, противоречивых, психопатологически окрашенных аспектов внутреннего мира и самовосприятия психотической личности. Джэкэб считает, что юмор невротиков имеет более здоровый, адаптивный характер. В процессе психотерапии неврозов и психогенных реакций специалист должен по возможности его использовать и интерпретировать.

Различные проявления и оттенки юмора также выявляют особенности характерологических радикалов, связанных с личностными расстройствами. Г. Бенгессер отмечает дефицит чувства юмора при некоторых психопатиях. Он утверждает, что «по одному только отсутствию чувства юмора невозможно определить вид психопатии, хотя нередко это отличает некоторые формы личностных расстройств, в частности, шизотипическую и параноидальную личность, пограничный тип, расстройство множественной личности, истерический радикал и некоторые другие (G. Bengesser, 1998, р. 246).

Существуют методы оценки разных видов юмора в их связи с психической нормой и патологией. Мартин (Martin, 1996) разработал «опросник для оценки стилей юмора» (The Humor Styles Questionnaire, HSQ~), основанный на представлении о наличии двух стилей здорового, адаптивного юмора (аффилиативный и самоутвержда-ющий стиль) и двух стилей относительно нездорового и потенциально вредного юмора (агрессивный и самоуничижительный). Было показано, что шкалы, измеряющие здоровые стили юмора, коррелируют с показателями здоровья и психологического благополучия -адекватной самооценкой, способностью к близким отношениям, оптимизмом. Напротив, агрессивный юмор связан с более высокими показателями агрессивности и враждебности и коррелирует с неудовлетворенностью отношениями. Самоуничижительный юмор сопряжен с признаками психических нарушений, включая депрессию, тревогу, враждебность, а также с низкой самооценкой и неудовлетворенностью отношениями (Martin et. al., 2003).

Р. Сильвер создала специальную шкалу для оценки разных видов юмора, проявляющихся в изобразительной и повествовательной продукции испытуемых, в частности, при выполнении рисуночного теста Сильвер (PTC) (Silver, 2002, 2007). Данная шкала позволяет оценить семь видов юмора:

  • • Патологический или «черный» юмор, проявляющийся в насмешке над умирающим или находящимся в смертельной опасности персонажем. При этом персонаж испытывает и открыто выражает страдание или страх.
  • • «Черный», но не патологический юмор, проявляющийся в насмешке над несчастным, умирающим или находящимся в смертельной опасности персонажем. При этом на рисунке и в повествовании не показано, что персонаж испытывает страдание или страх.
  • • Уничижительный юмор, проявляющийся в насмешках над таким персонажем, который отличается от автора рисунка (например, по полу) и при этом представлен как непривлекательный, разочарованный, глупый, несчастный, но не находящийся в смертельной опасности.
  • • Самоуничижительный юмор, проявляющийся в насмешках над таким персонажем, который похож на автора рисунка или представлен от первого лица и при этом изображен как непривлекательный, разочарованный, глупый, несчастный, но не находящийся в смертельной опасности.
  • • Амбивалентный, или нейтральный юмор, при котором перспективы развития ситуации для персонажа представляются как амбивалентные либо неясные.
  • • Умеренно положительный, жизнеутверждающий юмор, где изображенный персонаж преодолевает препятствия либо финал ситуации для него благоприятен.
  • • Выраженный положительный, игривый юмор, связанный с изображением персонажа или нескольких персонажей, которые успешно преодолевают препятствия, испытывают положительные чувства. Также проявляется игра слов, насмешка над абсурдом, двойной смысл.

При разработке данной шкалы Сильвер руководствовалась предположением, что разрушительный или болезненный юмор более характерен для психической патологии, а жизнеутверждающий, игривый юмор - для психического здоровья. Результаты исследований ее (Silver, 2002) и других авторов (Kopytin, Lebedev, 2013) указывают на неоднозначность определения «патологического» и «здорового» юмора. Любая группа испытуемых характеризуется сочетанием разных видов юмора, связанных с особенностями личности и механизмами защиты и копинга, общим стилем совладающего поведения. Проявления разных видов юмора в той или иной выборке могут отражать клинические, психологические и социодемографические особенности популяции.

По данным Сильвер, в результате применения шкалы для оценки разных видов юмора у 888 испытуемых юмористическое содержание выявлялось в рисунках у 9% детей в возрасте 9-12 лет, 19% подростков 13-19 лет, 21% взрослых в возрасте от 20 до 65 лет и у 19% лиц преклонного возраста (более 65 лет). Усредненный процент юмористических рисунков, созданных при выполнении задания на во ображение РТС лицами разного возраста составлял 18%. При этом лица мужского пола значительно чаше (24%), чем лица женского пола (13%), создавали рисунки с юмористическим содержанием. Различия между гендерными группами были статистически значимы (р<0.01). Кроме того, у мужчин значительно чаще, чем у женщин, проявлялся негативный юмор (Silver, 2002).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >