Концепция и программа арт-терапевтического вмешательства при пограничных психических расстройствах в соответствии с моделью клинической системной арт-психотерапии

Концепция арт-терапевтического вмешательства при ППР, согласно модели КСАТ, опирается на теорию личности и концепцию биоп-сихосоциогенеза ППР как преимущественно психогенно-обсулов-ленных, функциональных расстройств. Разработанные на основе данной концепции программы краткосрочной групповой арт-терапии были использованы на базе психотерапевтических отделений госпиталя ветеранов войн г. Волгограда и Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. Параллельно с клиническим использованием этих программ было проведено исследование их общей терапевтической эффективности, а также некоторых факторов и механизмов лечебного воздействия КСАТ.

Особенности контингента

При разработке программ были учтены следующие особенности контингента:

  • • В обоих случаях группы состояли из пациентов с невротическим регистром расстройств. В то же время среди пациентов отделения неврозов и психотерапии Института им. В. М. Бехтерева преобладали лица с невротическими расстройствами но отмечались единичные случаи расстройств личности, легких аффективных расстройств и непсихотических психических расстройств вследствие органического поражения головного мозга. Среди пациентов психотерапевтического отделения госпиталя ветеранов войн отмечалось некоторое преобладание лиц с непсихотическими органическими психическими расстройствами (преимущественно в форме органического эмоционально лабильного расстройства, расстройств личности и поведения, обусловленных повреждением или дисфункцией головного мозга, органического тревожного расстройства), хотя были также лица с невротическими расстройствами. Среди пациентов данного отделения было меньше лиц с аффективными расстройствами.
  • • В обоих случаях участниками программ являлись лица относительно молодого возраста. Однако при проведении арт-терапии на базе госпиталя ветеранов войн группы включали мужчин, принимавших участие в боевых действиях на территории РФ и за рубежом, в то время как при проведении работы в Институте им. В. М. Бехтерева группы включали мужчин и женщин с разной профессиональной принадлежностью. Таким образом, в качестве одного из факторов развития психогенных реакций и дезадаптации у участников программы, проходящих лечение на базе госпиталя ветеранов войн, выступал боевой стресс.
  • • В обоих случаях интерактивная групповая арт-терапия проводилась в рамках сравнительно короткого курса стационарного лечения общей продолжительностью до полутора месяцев.

В арт-терапевтических программах на базе психотерапевтических отделений в целом приняли участие 202 человека. Из них 55 человек проходили арт-терапию на базе отделения неврозов и психотерапии Института им. В. М. Бехтерева и 62 человека - на базе психотерапевтического отделения госпиталя ветеранов войн г. Волгограда. Они составили две экспериментальные клинические группы. Для решения исследовательских задач были дополнительно привлечены 35 человек из числа пациентов с ППР, проходящих лечение в Институте им. В.М. Бехтерева, и 50 пациентов с ППР, проходящих лечение в госпитале ветеранов войн г. Волгограда. Они составили две контрольные группы.

Пациенты, составившие две экспериментальные группы, проходили программу групповой арт-терапии в сочетании с другими лечебными воздействиями (психофармакотерапия, физиотерапия), в то время как пациенты двух контрольных групп участия в арт-терапии не принимали, но получали психофармакотерапию, физиотерапию, терапию средой и терапию занятостью. В возрастном и нозологическом плане контрольные группы соответствовали экспериментальным группам.

С учетом роли боевого стресса и других факторов особенности биопсихосоциогенеза, а также клинических и личностных проявлений пациентов, проходящих лечение на базе психотерапевтического отделения госпиталя ветеранов войн, могут быть охарактеризованы следующим образом. Как известно, симптомы боевого стресса (проявляющиеся не менее чем у 40-80% участников боевых действий) могут трансформироваться в ПТСР и продолжаться годы и десятилетия, накладывая отпечаток на повседневное функционирование ветеранов войн. В то же время воздействие иных психосоциальных стрессоров, не связанных напрямую с участием в боевых действиях, также характерно для поступающих в психотерапевтическое отделение больных, многие из которых уже закончили службу в армии и должны находить свое место в жизни. Многие из них занимаются активной трудовой деятельностью, предпринимательством, создают и содержат семью. Следует также учитывать наличие у ряда пациентов отделения резидуально-органического фактора, премор-бидных личностных особенностей в виде акцентуаций и более выраженных личностных и поведенческих отклонений, трудностей регуляции аффектов, участвующих в патогенезе ППР, возникновении вторичных психогенных реакций.

Весьма распространенными симптомами ППР, отмечающимися у пациентов отделения, являлись: бессонница, ночные кошмары, навязчивые воспоминания, повышенная раздражительность и злобность, тревога, депрессия, сексуальные расстройства, ипохондрические и астенические проявления, повышенная ранимость и чувствительность, патологические зависимости. Среди индивидуально-психологических особенностей ветеранов войн часто выявляются: повышенный уровень психической напряженности, эмоционально-волевая неустойчивость, затруднения аффективного контроля, трудности в общении, чувство одиночества и беззащитности, противоречивость и непоследовательность поведения. Также характерны такие нарушения, затрагивающие самоотношение/ самовосприятие и разные аспекты личного опыта, как неадекватность самооценки, кризисы идентичности (образа «Я»), неустойчивое отношение к социальным ролям и позициям, преобладание ретроспективной ориентации, дефицит смысла существования, неопределенность или отсутствие перспективы будущего, нарушение иерархии ценностей, ориентация на ценности и нормы, сложившиеся в условиях боевых действий. По данным С. А. Колова, А. В. Остапенко, А. Г. Кривцова (2005), а также В. Я. Апчела и В.Н. Цыгана (1999), все эти индивидуально-психологические особенности часто являются следствием стрессов боевой обстановки. В последующем личность становится более уязвимой для стрессов повседневной жизни.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >