Проблемы психологической коррекции и социальной адаптации больных эндогенными психическими расстройствами

Проблемы психологической коррекции в историческом аспекте

В рассмотрении проблем психологической коррекции больных эндогенными расстройствами психики реализуется субъектно-деятельностный подход, разрабатываемый в отечественной психологии (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова, Л. И. Анцыферова, А. В. Брушлинский, А. Л. Журавлев, В. В. Знаков, Т. П. Крюкова, Е. А. Сергиенко, Н. В. Тарабрина, Н. Е. Харламенкова и др.). Целью коррекции является поиск путей преодоления и совладания, поиск новых жизненных ориентаций и способа жизни в условиях болезни. Реабилитационный процесс, основанный на использовании сохранных психологических ресурсов, необходимо предусматривает опору на собственную сознательную активность пациентов с учетом их индивидуальных особенностей, склонностей и интересов.

В преодолении трудных жизненных ситуаций возможны два пути: 1) изменение стрессогенной ситуации или 2) адаптация к ней, если она не поддается контролю (Крюкова, 2008). Ситуация психического заболевания диктует свои специфические условия совладания.

Почти все современные психотерапевтические системы в той или иной степени базируются на принципах психоанализа, который рассматривал в качестве главных движущих сил развития психопатологии влечения и связанные с ними конфликты со средой. Остановимся на некоторых из них, имеющих отношение к изучаемой нами проблеме.

Гештальт-терапия

Развитие психоанализа наиболее полно и последовательно воплотилось в принципах и практике гештальт-терапии. Основателем этого направления является Ф. С. Перлз. Получив медицинское образование в Берлине, он в 1926 г. стал ассистентом известного гештальт-психолога Курта Гольдштейна. Его учителем был также психоаналитик В. Райх, он сотрудничал с К. Хорни и др.

После эмиграции в США в 1940 г. Перлз порывает с ортодоксальным психоанализом. Его первая книга «Эго, голод и агрессия» имела подзаголовок «Пересмотр теории 3. Фрейда». Тем не менее, в последующих публикациях он говорит о гештальт-терапии как варианте психоанализа. Его критика теории Фрейда сводилась к следующему. Ортодоксальный психоанализ, введя понятия Ид, или Оно, не сделал следующего шага, направленного на освобождение и расширение Я, которое должно почувствовать факты Ид как свои собственные, используя свои фантазии (как ребенок в игре) в целях творческого приспособления. Гештальтпсихология, покончив с атомистическим подходом, ввела представление об «организме» как целом[1]. С этих позиций «фигура» для него - средоточие потребности, «фон» - контекст, ситуация. Отношения между ними динамические, возможен переход одного в другое. Эти феномены субъективны. Задачи гештальт-терапии Перлз видит в следующем: «Средний человек, воспитанный в атмосфере внутренних конфликтов, утерял свою целостность, свое единство. Чтобы восстановить его, ему нужно преодолеть дуализм своей личности, своего мышления и языка. Он привык мыслить противоположностями: инфантильность и зрелость, физическое и психическое, организм и среда, Я и реальность, - как будто это действительно противостоящие друг другу сущности. Единство мировосприятия, способное растворить этот дуализм, глубоко спрятано, но не разрушено и, как мы собираемся показать, может быть с полным успехом восстановлено» (Перлз, 1993, с. 5).

Поистине грандиозный замысел! Только вряд ли «среднего человека» занимают такие сложные философские проблемы. И вряд ли эти проблемы можно решить при помощи психотерапевтических приемов. Пациент приходит к психотерапевту, чтобы решить свои житейские проблемы и противоречия и в первую очередь - проблемы взаимоотношений с другими и самореализации себя в жизни. Сам Перлз об этом говорит и приводит вполне житейские и даже весьма «организменные» примеры из опыта своей психотерапевтической практики. С другой стороны, позитивный опыт преодоле

ния конфликтов внешнего и внутреннего может приближать психотерапевта как исследователя к решению более общих и сложных теоретических проблем.

Основные конструкты гештальт-терапии заимствованы из психоанализа: ретрофлексия, интроекция и проекция. Ретрофлексия -прерывание направленного вовне импульса и обращение его на себя. Она может быть полезной, например, в ситуации опасности (сдерживание себя из осторожности), но увеличивает внутреннее напряжение. Проекция - обратный процесс: от себя - вовне. Эти механизмы становятся патологическими, если происходит фиксация на невозможном или не существующем объекте. Проецирующий находит «доказательства», что воображаемое наблюдается в действительности. Ревность, как вариант параноидной проекции - собственное желание быть неверным - проецируется на партнера. Того же происхождения расовые и классовые предрассудки, а в структуре психоза - бред и галлюцинации. В этих случаях блокируется сознательный контроль и не происходит интеграции. Враждебность мира к человеку есть плод враждебности этого человека к миру. Интроекция «способствует» расширению Я, но она может навязывать нежелательную информацию или поступки, усугубляя внутреннее напряжение и конфликт. Это происходит в том случае, если человек принял навязанный ему способ поведения посредством ложной идентификации, и относится к навязанным социальным нормам: насильственному образованию, моральным принципам - всему тому, что противоречит желаниям и интересам пациента. Принимая чужую интерпретацию (в том числе и психотерапевта), пациент «надевает на себя новую цепь», что приводит к дальнейшему усложнению его представления о себе. Задача психотерапевта - в ином: «вывести на поверхность» трудности пациента, помочь ему заглянуть внутрь себя, чтобы он с помощью собственных активных усилий попробовал организовать свое Я и направить на конструктивное использование и проживание своей жизни.

Гештальт-терапия достаточно широко распространилась по странам Европы и в США. В нашей стране под руководством Д. Н. Хломова создан Московский гештальт институт. Беря за основу концепцию гештальт-терапии Ф. Перлза, Хломов уточняет и несколько смягчает некоторые ее положения. Например, говоря о напряжении как об остановленном чувстве, он отмечает положительную сторону ретрофлексии: она всегда сопровождается подавлением себя, депрессией, и если выражена слабо и сопровождается критическим отношением к себе, то это не так уж плохо для цивилизации. Полезен также внутренний запрет на выражение злости и проявление агрессии. Однако сильное давление на себя порождает невроз. Д.Н. Хломов проводит грань между невротической и эндогенной депрессией, подчеркивая эффективность гештальт-тера-пии в рамках невротических расстройств. Важным представляется положение о том, что для взаимодействия и его успешности необходимо учитывать не только личностные особенности пациента, но и психотерапевта, которые он не должен проецировать на пациента. Для того чтобы начались изменения, безусловно, необходимо признать реальность, пациент должен осознать свои возможности. Людям свойственна боязнь обнаружить эту реальность (дефлексия как форма вытеснения). Задача психотерапевта - помочь пациенту «нащупать дно и оттолкнуться от него» (Хломов, 2011). Когнитивно-бихевиоральное направление психотерапии, с его точки зрения, симптоматически направленное, не может снять общего напряжения, ибо оно будет разряжаться другими способами.

Таким образом, гештальт-терапия сделала решительный шаг в сторону развития классического психоанализа, расширив границу изучения человеческих потребностей в своем стремлении к целостному подходу к личности и в разработках психотерапевтических техник и приемов. Важным является стремление ее приверженцев разбудить собственную активность пациентов и сделать их участниками психотерапевтического процесса. При этом, оставаясь психоаналитическим направлением, гештальт-терапия сохранила его основную черту: отношения психотерапевта и пациента являются, по сути, взаимодействиями сознаний. Несмотря на стремление к целостности, сохраняется все же дуализм, противостояние, конфликт внешнего и внутреннего в рассмотрении проблемы «Человек и мир». На такой основе субъекту сложно осуществлять гармоничное взаимодействие с окружающей действительностью.

  • [1] Ф. Перлз постоянно употребляет понятие «организм-среда» вместо «личность-среда».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >