Исследование восприятия речи у больных шизофренией

Формирование особого вида психической и в том числе познавательной деятельности, с опережающим развитием ее операциональной стороны и искажением и задержкой развития содержательной, обусловленной усвоением социального опыта, естественно, должно отражаться в речи больных шизофренией и в восприятии ими речи других людей. Следует отметить, что именно речь может явиться одним из наиболее адекватных объектов исследования влияния диссоциации развития: в речи и в процессе ее восприятия эти две стороны - «формальная», отражающая усвоение фонетических структур и грамматических правил, и содержательная, семан тическая - разводятся, пожалуй, наиболее естественным образом, и для их изучения используются соответствующие их специфике методы исследования.

Выше были отмечены характерные черты речевого развития детей-аутистов с шизоидными чертами и детей, больных вялотекущей шизофренией: раннее развитие речи и овладение грамматическим строем языка, своеобразный словарь с использованием неологизмов, склонность к словотворчеству при сравнительно малых выразительных средствах речи, слабой ее модулированности и направленности на собеседника.

Следует отметить, что у большинства больных, включенных в исследование, нарушение восприятия речи на клиническом уровне не фиксировалось. Только специально построенные эксперименты позволили выявить особенности речевых процессов, обусловленные аномалией психического развития.

Были проведены серии экспериментов, в которых предъявляемый для опознания речевой материал различался по способу организации. Был использован такой известный в экспериментальной психологии прием, как маскирование предъявляемых для опознания речевых стимулов белым шумом. В таких затрудняющих условиях их опознание не может быть однозначным и существенно зависит от гипотез, выдвигаемых на основе речевого опыта, т.е. определяется фактором избирательной актуализации знаний.

Очевидно, что этот фактор в структуре процесса восприятия может иметь разный «вес», в первую очередь, в зависимости от уровня разборчивости (четкости) предъявляемого материала: при определенном соотношении сигнала и шума большую роль при опознании может сыграть анализ акустических признаков сигнала. Как показало исследование, результаты больных шизофренией и здоровых практически не различаются при слишком большом или малом уровнях шума.

Различия в результатах сравниваемых групп выступают при уровнях разборчивости, дающих примерно от 40 до 70% распознавания (в зависимости от особенностей предъявляемого материала): в этих условиях восприятие больных шизофренией оказывается менее, чем у здоровых, подвержено влиянию прошлого опыта. В то же время влияние фактора избирательной актуализации может определяться и характеристиками используемого речевого материала: оно будет большим при предъявлении осмысленного, обладающего избыточностью за счет включения в разные виды кон текста, материала и уменьшаться по мере снижения его структурирования.

В связи с этим можно было предположить, что различия в результатах испытуемых сравниваемых групп - здоровых и больных шизофренией - при опознании разного вида речевого материала будут выражены неодинаково: они должны быть тем значительнее, чем большую роль играет опора на прошлый опыт. Для проверки этого предположения были проведены серии экспериментов, в которых использовался различный в смысловом отношении и варьируемый по способам организации речевой материал.

В первой серии экспериментов материалом, предъявляемым для опознания, служили элементарные в семантическом отношении языковые структуры - использовался вариант методики определения уровня разборчивости звукосочетаний (логофонов), разработанный сотрудниками лаборатории структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ В.Н. Сорокиным и В. Н. Ложкиным и апробированный на здоровых испытуемых (15 человек). Полученный материал сопоставлялся с результатами исследования больных шизофренией (15 человек). В этой и во всех последующих сериях экспериментов испытуемыми были больные малопрогредиентной шизофренией, начавшейся в юношеском возрасте.

Методика. В магнитофонной записи для опознания предъявлялись трехбуквенные логофоны (согласный-гласный-согласный), при этом учитывались все характеристики согласных (звонкие-глу-хие-сонорные) и гласных звуков, в начале и конце логофона стоял один и тот же звук (например, БАБ, ПАП и др.). Чтобы исключить по возможности влияние на результаты опознания таких факторов, как артикуляционные особенности дикторов и индивидуальная избирательность слуха аудиторов, списки логофонов зачитывались тремя дикторами при четырех соотношениях сигнала и шума, т. е. предъявлялись 12 раз. Исследование проводилось в звукоизолированной комнате, запись воспроизводилась через наушники на одном уровне громкости. Испытуемый должен был опознать маскированный логофон и сразу же записать его в протокол.

Эта серия экспериментов, наряду с выявлением нарушения слуха у больных, могла обнаружить у них и нарушения внимания, поскольку выполнение предложенного задания требовало прежде всего именно устойчивого и длительного внимания аудиторов.

Следует отметить, что такое длительное и монотонное задание не вызывало отрицательных реакций у испытуемых - больных ши зофренией: ни один из них не давал отказов по ходу эксперимента, не обнаружил пресыщения или снижения качества выполнения задания, признаков утомления к его концу. По данным самоотчета больных, задание оценивалось ими как достаточно сложное, но интересное и импонирующее их склонностям. Такая оценка существенно определялась тем, что их деятельность в условиях эксперимента хотя и была строго регламентирована, но имела выраженный индивидуальный характер: больной был предоставлен самому себе, отсутствовали вмешательство и контроль со стороны экспериментатора, что создавало адекватные и оптимальные условия для деятельности больных шизофренией изучаемой группы при выполнении подобного рода заданий.

Результаты исследования (см. таблицу 4) показали, что каку здоровых, так и у больных закономерно повышается число правильных опознаний по мере повышения отношения сигнал/шум от серии к серии. При этом результаты в группе больных шизофренией оказались несколько более высокими, чем у здоровых испытуемых, что отмечалось во всех сериях эксперимента по всем видам согласных (от 5 до 7% по звонким согласным, от 3 до 6% - по глухим, от 2 до 4% - по сонорным). По количеству отказов испытуемые сравниваемых групп практически не различались. Таким образом, в условиях эксперимента, когда опора на прошлый речевой опыт резко ограничена и опознание строится на анализе акустических признаков предъявляемых стимулов, больные шизофренией оказались даже несколько более «перцептивно точными», чем здоровые испытуемые.

Таблица 4 Результаты опознания элементарных речевых структур (% правильных опознаний от общего числа ответов)

Виды согласных

Серии экспериментов

Первая серия (-4дб)

Вторая серия (0 дб)

Третья серия (+4дб)

Здоровые

Больные шизофр.

Здоровые

Больные шизофр.

Здоровые

Больные шизофр.

Звонкие

45,0

49,9

50,6

55,4

57,7

65,3

Глухие

34,1

36,7

40,4

46,0

51,8

57,9

Сонорные

76,0

77,8

80,1

83,0

83,1

87,9

Материалом второй экспериментальной серии служили содержательные речевые стимулы-слова. Роль социальной детерминации в процессе восприятия была значительно большей. Это достигалось за счет особенностей организации предъявляемых для опознания речевых стимулов: были использованы ситуации, создающие установку на восприятие слов, относящихся к одному кругу понятий, т. е. актуализация при опознании речевого сигнала (акустических образов, гипотез) существенно определялась речевым опытом.

Были исследованы 35 больных шизофренией и 35 здоровых испытуемых. Исследовалось слуховое восприятие (предъявлялись в магнитофонной записи маскированные «белым шумом» слова) и зрительное, при этом использовались такие затрудняющие опознание условия, как тахистоскопическое предъявление материала.

Для опознания испытуемым предъявлялись слова, относящиеся к одному кругу понятий: при исследовании слухового восприятия в первом варианте методики - названия птиц, во втором - названия молочных продуктов. При исследовании зрительного восприятия первый вариант был аналогичен использовавшемуся в «слуховой» серии (название птиц), а второй содержал наименование предметов сельскохозяйственного инвентаря. Списки слов как в «слуховой», так и в «зрительной» методиках составлялись одним и тем же способом, варьировались только входящие в них наборы слов: среди пяти трижды повторяющихся слов одного семантического поля предъявлялись контрольные, которые по фонетическим признакам в «слуховой» методике (число слогов, ударная гласная) или по «рисунку» в «зрительной методике» (общие буквы, длина слова и т.д.) были сходны с ожидаемым в ситуации эксперимента словом, относящимся к тому же кругу понятий, что и остальные слова. Так, среди названий птиц и в «слуховой», и в «зрительной» методиках вместо ожидаемого «ласточка» давалось слово «лампочка»; среди названий молочных продуктов вместо ожидаемого слова «молоко» - «молоток», а среди предметов инвентаря вместо «борона» или «борозда» предъявлялось слово «борода» (зрительное восприятие). Контрольные стимулы занимали в списках одни и те же порядковые места - 5-е, 10-е, 14-е и 16-е, т. е. повторялись четырежды. Таким образом, контрольное слово выпадало из понятийного контекста, предъявляемого речевым материалом. Приведем один из использовавшихся в экспериментах списков слов: 1. Воробей. 2. Соловей 3. Сорока 4. Ворона 5. Лампочка. 6. Ворона. 7. Сорока. 8. Соловей. 9. Воробей. 10. Лампочка. 11. Ворона. 12. Воробей. 13. Сорока. 14. Лампочка. 15. Ворона. 16. Лампочка.

Как показали полученные данные, у здоровых испытуемых на результаты опознания существенно повлияла непосредственно предшествующая деятельность - опознание относящихся к одному семантическому кругу стимулов. Эта закономерность прослеживалась по результатам всех серий экспериментов и проявлялась в тенденции к опознанию контрольных стимулов как слов, относящихся к актуализируемому кругу понятий.

Влияние создаваемой в экспериментальных сериях установки на восприятие слов, основывающейся на использовании смысловых связей, на больных шизофренией оказалось ослабленным (см. таблицы 5 и 6).

Как видно из приведенных данных, больные шизофренией в большем числе случаев и на более ранних этапах предъявления правильно опознают контрольные стимулы. Особенно четкие раз-

Таблица 5

Зрительное восприятие (% опознаний)

№ предъяв-ления

Результат опознания

Здоровые

Больные шизофренией

«Борода»

«Борона», «борозда»

«Борода»

«Борона», «борозда»

1

10

77

32

44

2

36

50

40

48

3

50

46

36

40

4

53

33

52

36

Таблица 6

Слуховое восприятие (% опознаний)

№ предъяв-ления

Результат опознания

Здоровые

Больные шизофренией

«Лампочка»

«Ласточка»

«Лампочка»

«Ласточка»

1

12

86

30

54

2

20

80

45

39

3

40

56

62

24

4

54

36

62

20

личия выявляются при первом предъявлении контрольного слова, в дальнейшем эти различия сглаживаются. Данная закономерность прослеживается при анализе результатов исследования как зрительного, так и слухового восприятия.

Подтверждением полученных данных служат результаты анализа выдвигаемых испытуемыми сравниваемых групп гипотез: в целом группа больных шизофренией дает почти в полтора раза (на 48%) больше гипотез, чем группа здоровых, поэтому повторяемость гипотез в группе была более низкой - ответы больных отличались большим разнообразием.

Различия в результатах становятся более наглядными, если рассмотреть качество выдвигаемых испытуемыми гипотез. С этой целью мы разделили все гипотезы на две группы: относящиеся к акустическому кругу понятий и не принадлежащие этому кругу. В первую группу вошли все гипотезы - названия птиц, которые предлагались испытуемыми вместо правильного опознания: например, выдвигаемые для опознания слова «ястреб» гипотезы «дятел», «зяблик», на слово «перепел» - «селезень», «тетерев», «лебедь» и т. п. Вторую группу составили все остальные гипотезы. Это были, как правило, слова, по каким-то фонетическим признакам сходные с опознаваемым стимулом («перепел» - «перечень», «перец» - «перс-тень»; «галка» - «лайка», «гайка» и т.д.).

Наиболее существенные различия между группами выступают при анализе второго типа гипотез - не относящихся к актуализированному кругу понятий: здесь больные шизофренией дают на 82% больше гипотез, чем здоровые.

Обнаруживаются существенные различия в средней частоте использования этих двух групп гипотез: здоровые в два раза чаще дают ответы первой группы, чем второй, у больных же эта разница составляет всего 21%.

Полученные конкретные цифровые данные, безусловно, могут в известных пределах варьироваться при использовании в экспериментах речевого материала с другими характеристиками (фонематический состав слов, их частотность, закрепленность в речевом опыте, объем актуализируемого круга понятий и др.). Однако все полученные данные, имеющие одинаковую направленность, свидетельствуют об ослаблении у больных шизофренией влияния контекста на восприятие речи.

В нашем исследовании особенностей восприятия речи у больных шизофренией экспериментальный материал был специаль но построен таким образом, что опознание контрольных стимулов должно было происходить вопреки установкам, создающим контекстуальные ограничения, под влиянием которых здоровыми игнорировались измененные акустические признаки стимула.

У здоровых испытуемых большое влияние на результат опознания оказывал контекстуальный образ: навязываемый речевым опытом, он выступал как тормозящий фактор в затрудняющих опознание условиях, чем определялись их более низкие результаты, по сравнению с результатами больных.

Низкий уровень социальной регуляции у больных шизофренией снимал с них ограничение на использование более широкого круга выдвигаемых при опознании гипотез. Больные испытуемые выдвигали почти вдвое больше гипотез, чем здоровые, при этом большинство предложенных слов не относилось к актуализируемому в эксперименте кругу понятий: они были маловероятны по прошлому опыту, но совпадали по перцептивным признакам с опознаваемым стимулом (количество слогов, ударные гласные, их место в слоге и пр.).

Таким образом, снижение ограничивающего влияния контекста позволяло более полно использовать перцептивные характеристики стимульной информации, быть более «перцептивно точными», что позволяло больным испытуемым правильно и на более ранних этапах идентифицировать опознаваемое.

Полученные данные позволяют оценивать больных шизофренией как более полезависимых, чем здоровые. Полезависимость здесь может играть роль фактора, компенсирующего недостаточность социальной регуляции процесса восприятия у больных шизофренией.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >