ДИСКУРС И ДИСКУРСИВНЫЕ СПОСОБНОСТИ

Под «дискурсом» обычно понимают различные формы речи (диалог, выступление, интервью и т.д.), рассмотренные с учетом ситуационных, когнитивных, прагматических, социокультурных и других факторов, включенных в их создание и понимание. Дискурс характеризуется как речь, «погруженная в жизнь» (Арутюнова, 1990), «коммуникативное событие в прагматическом контексте» (ван Дейк, 1989). Это компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (Арутюнова, 1990), социальная деятельность в условиях реального мира (Harre, Stearns, 1995).

Формирование дискурсивной парадигмы относится к 1980-м годам, когда в связи с развитием системного подхода (Б. Ф. Ломов, Э. Г. Юдин и др.) получают распространение исследования разговорной практики, форм речевого общения, бытующих в естественных жизненных ситуациях. Проблемы, накапливавшиеся при изучении речи как таковой, подталкивали к расширению парадигмы исследований - рассмотрению речеязыковых явлений в структуре общения, в неразрывной связанности с ситуацией и социокультурным контекстом, представлениями, отношениями, установками взаимодействующих субъектов. Важную роль в обращении к дискурсу сыграли опубликованные в 1970-е годы исследования европейской школы лингвистики текста (Т. ван Дейк, В. Дресслер, Я. Петефи и др.), а также работы У. Лабова, Дж. Граймса, Т. Гивона, У. Чейфа и др., связывающие дискурсивные исследования с более традиционной тематикой. На развитие подходов к дискурсу оказали влияние идеи постструктурализма (М. Фуко, Ж. Деррида, Р. Барт), анализ повседневного разговора в рамках этнометодологической традиции в социологии (Г. Сакс, Э. Щеглов, Г. Джефферсон), представления символического интеракционизма (Дж. Мид, Г. Блумер, Э. Гоффман) и др. К 1980-1990-м годам относится уже появление обобщающих трудов, справочников и учебных пособий по дискурсивной проблематике, таких как «Дискурсивный анализ» (Brown, Yule, 1983), «Структуры социального действия: Исследования по анализу бытового диалога» (Atkinson, Heritage, 1984), четырехтомный «Справочник по дискурсивному анализу» под редакцией Т. ван Дейка (Dijk, 1985), «Подходы к дискурсу» (Shiffrin, 1994), «Дискурс, сознание и время» (Chafe, 1994) и др. В настоящее время дискурс становится самостоятельной областью междисциплинарных исследований, интерес к которой объединяет психологов, лингвистов, социологов, антропологов, этнографов, философов (Макаров, 2003; Шейгал, 2004; Павлова, 2003; Касавин, 2006; и др.).

Важно подчеркнуть, что устоявшегося общепризнанного определения дискурса не существует, и не исключено, что именно это способствовало широкой популярности данного термина в последние десятилетия: предложенные дефиниции удовлетворяют различным познавательным потребностям и охватывают разные стороны явления, модифицируя более традиционные представления о речи, тексте, диалоге, процессе коммуникации. Во вступительной статье к вышедшему на русском языке в 1999 г. сборнику работ французской школы анализа дискурса П. Серио приводит заведомо не исчерпывающий список из восьми предложенных определений, и это только в рамках французской традиции (Серио, 1999).

Одной своей стороной дискурс обращен к ситуации речи. С ситуацией связаны цели и интенции субъектов общения, выбор ими адекватных средств выражения и способов ведения разговора (ср.: экзаменационный диалог, светская беседа, публичный диспут). Другой стороной дискурс обращен к человеку. Коммуниканты вступают во взаимодействие, оказывают воздействие, реализуют власть. В дискурсе отражаются представления говорящих о мире, их мнения, отношения, установки, интенции. Дискурсивную практику обеспечивает сложная система знаний - «коммуникативная компетенция» говорящих.

Понятно, что дискурс как сложное и многоплановое коммуникативное явление допускает разнообразие трактовок и не может исследоваться с какой-либо одной позиции, в рамках одной научной школы или направления. Однако при всей специфике сложившихся подходов проводимые исследования имеют немало общего и как целое обозначаются термином «анализ дискурса», или «дис курс-анализ». Для различных стандартов дискурс-анализа общим является то, что он сфокусирован на способах организации дискурса, т. е. на поиске принципов (приемов, правил), используемых партнерами для того, чтобы строить и понимать разговор. Предполагается, что люди владеют не только правилами грамматики, но и правилами стратегического плана - построения крупных речевых фрагментов, реализующих их прагматические цели и интенции в конкретной социальной ситуации. В этой связи принято говорить о коммуникативной компетенции как совокупности знаний, включающей правила употребления языка, правила общения, знания о мире, различных контекстах и ситуациях и др. Утверждается представление о первостепенной значимости в дискурсе факторов ситуации и психологических характеристик общающихся субъектов, о роли дискурса как конституирующего элемента культуры, социальных отношений, образа Я и Другого. Большое внимание уделяется методическим вопросам, в том числе процедурам сбора, обработки, транскрипции материала, при этом преимущественное развитие получают качественные интерпретативные методы научного анализа, которые широко используются (Макаров, 2003; Журавлев, Павлова, 2007).

Ряд научных школ имеют в большей степени социальную ориентацию. Изучается тонкая организация разговора, включенная в механизм взаимодействия собеседников (так называемый кон-версативный анализ) (Psathas, 1995; Sacks, 1995; Schegloff, 1992). Выявляется влияние социальной принадлежности коммуникантов на способы проявления отношения к партеру, на выражение самооценки, на ведение разговора и пр. (Вежбицкая, 2001; Крысин, 2003; Myerson, 1994). Большое внимание уделяется эффективности коммуникации и дискурсивному воздействию, которые рассматриваются в дискурсивной психологии, риторике, исследованиях аргументации (Стернин, 2003; Harre, Stearns, 1995; Myerson, 1994). Моделируются необходимая коммуникантам система знаний и те процессы, которые обеспечивают создание и понимание дискурса (Weaver, Mannes, Fletcher, 1995; Dijk, 2005). С позиций лингвистической прагматики осуществляется изучение принципов коммуникации, правил интерпретации используемых выражений, совершаемых говорящими речевых актов (Райтмар, 2003; Grundy, 1995; и др.). К числу важнейших направлений исследования относятся изучение ситуационной и личностной детерминации дискурса, а также его специальных видов (политический, педагогический дискурс и пр.) (Павлова, За-чесова, 2007, 2011; Китайгородская, Розанова, 2003; Шейгал, 2004).

В целом можно констатировать: обращение к дискурсивной проблематике способствовало формированию нового взгляда на роль речи в жизни человека и общества и выявило новые перспективы ее анализа. Было показано, что речь не просто включается во всевозможные сферы человеческого бытия, но составляет основу социальной практики. Дискурс определяет взгляд человека на мир (через воспитательные воздействия, обучение, литературу, масс-медиа). С помощью дискурса устанавливаются многие психологические и социальные отношения: формируется персональная идентичность, властные позиции, манера поведения и пр. Сами человеческие способности, опыт, обыденное сознание складываются в общении людей, т. е. через взаимообмен разнообразными дискурсами. В соответствии с этими взглядами оформилась дискурсивная психология - направление, объединившее различные теории в русле социально-конструктивистского подхода. Данное направление занимается анализом идентичностей личности, сформированных в дискурсе. Данные идентичности формируются за счет того, как люди определяют свое положение и роль относительно текста и общения в повседневной жизни. Однако процесс формирования идентичности понимается разными исследователями по-разному. Так, интеракционизм рассматривает идентичности как ресурсы, привлекаемые людьми для общения. Существуют и два других подхода (модель конвенционального анализа Дж. Поттера и М. Уэзерелла и теория М. Фуко), где идентичности рассматриваются как дискурсы, которые структурируют и ограничивают общение в контексте взаимодействия.

В дискурсивной психологии личность дана как субъект, обладающий множеством идентичностей, сформированных в дискурсе (Harre, Stearns, 1995; Potter, 1995). Идентичности формируются за счет того, как люди определяют свое положение и роль относительно текста и общения в повседневной жизни, выбирая одну версию Я относительно всех возможных версий «себя». При этом создание такой идентичности ограничено диапазоном дискурсивных ресурсов, доступных индивидуумам на основании их культурного и социального статуса. Суммируя многочисленные черты дискурса, приводимые в различных теориях, можно выделить общие положения: во-первых, это его языковая природа; во-вторых, присущая любой знаковой системе организованность; в-третьих, привязанность к действию или практике.

Как становится очевидным из последних исследований психологии речи, чтобы включаться во взаимодействие, недостаточно знать язык и владеть речью. Координация действий и высказываний собеседников обеспечивается при помощи специальных приемов и правил, которые известны говорящим и регулярно используются в разговоре. Они образуют конвенциональную основу вербального взаимодействия. При данном взаимодействии возникают различные коммуникативные ситуации, которые предъявляют говорящему особые требования к речепорождению, где каждый речевой жанр отличается от других. Речевая культура человека как раз и состоит в умении перестраиваться с одного типа дискурсивного мышления на другой, соответствующий жанровым нормам социально-речевого взаимодействия людей. При этом под дискурсивным мышлением понимают особый вид вербального мышления, обслуживающего процессы порождения и смыслового восприятия дискурсов.

Жанровая природа речи впервые была исследована в работах М.М. Бахтина. Он считал речевой жанр категорией, позволяющей связать социальную и языковую реальность. Речевые жанры определяются как вербально-знаковое оформление типических ситуаций социального взаимодействия людей. Они не являются внешним условием коммуникации, которое должно соблюдаться говорящим в речевой деятельности. Жанры речи присутствуют в сознании в виде фреймов, влияющих на процесс разворачивания мысли в слово. При этом формирование дискурса уже на стадии внутреннего планирования использует модель порождения речи, которая соответствует конкретной ситуации общения и диктуется жанровым фреймом. Дискурсивное мышление, обслуживающее задачи создания многообразных речевых произведений, имеет принципиально жанровый характер. Овладение им предполагает довольно долгий путь обучения. В ходе своего социального становления языковая личность «врастает» в систему жанровых норм. В свою очередь, эта система «врастает» в сознание говорящего индивида по мере его социализации, влияя на характер его дискурсивного мышления, определяя его уровень коммуникативной компетенции (Седов, 2004). Объект исследования дискурсивного мышления - процессы порождения, понимания и функционирования текстов, а основной предмет изучения -структура дискурса, своеобразие которой несет в себе выражение психологического и социокультурного облика языковой личности.

В свою очередь, дискурсивное мышление обслуживает дискурсивное поведение, которое включает в себя как осознанные и целенаправленные, так и непреднамеренные и не вполне контролируемые речевые поступки. Еще одно взаимосвязанное понятие - «дискурсивная деятельность», которая является разновидностью речевой деятельности и направлена на осознанное и целенаправленное порождение целостных речевых произведений.

Соответственно, дискурсивные способности можно определить как способности освоения и реализации дискурсивных практик, которые, по всей вероятности, реализуются на двух уровнях: как ментальная репрезентация данной социальной ситуации и как ментальная репрезентация коллективного субъекта и коллективного бессознательного, которое усваивается в процессе овладения культурно-историческим опытом, языком. Наличие этого вида способностей позволяет добиваться эффективного взаимодействия и адекватного взаимопонимания между людьми в процессе общения, ускоряет процесс выработки стратегии взаимодействия.

Можно говорить о дискурсивных способностях по крайне мере двух уровней. В узком смысле это способности коммуницировать в условиях конкретного дискурса, понимать собеседника, презентировать свои смыслы и собственную идентичность в конкретном жизненном контексте. В данном случае их составляющими, возможно, являются когнитивное пространство субъекта, конкретная жизненная ситуация общения, апперцепция намерений другого субъекта, интенциональность говорящего. Дискурсивные способности в широком смысле связаны с отражением в ментальной репрезентации коллективного субъекта, в качестве которого может выступать группа, сообщество и т. д. Цель коммуникации в данном случае может быть связана с расшифровыванием, кодированием и трансляцией более глобальных смыслов в виде различных культурных кодов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >