Современные тенденции конкуренции на мировом рынке

В последние 20 лет произошло резкое обострение международной конкуренции, ускорение научных и технологических новаций, лавинообразный рост информации и стремительное развитие информационных сетей - все то, что в совокупности было названо переходом к «экономике, основанной на знании». Это вызвало изменения в методах управления: перспективное планирование превращается к стратегическое управление, при этом резко возрастает требование к качеству решений, принимаемых администрацией компаний в ходе конкурентной борьбы. В экономике, основанной на знании, в условиях частых и трудно прогнозируемых изменений стратегические цели организаций все больше преобладают над тактическими, сиюминутными задачами.

В этих условиях наибольших успехов с точки зрения темпов экономического и общественного развития добились тс государства, которые сумели наиболее точно определить основные тенденции и закономерности развития мировой экономики и создать общественно-политические структуры, адекватные требованиям этой новой внешней среды. Речь идет о так называемых азиатских «тиграх» и «драконах», или новых индустриальных странах (НИРС), таких как Южная Корея, Гонконг, Тайвань, Малайзия и другие. Все они еще в середине XX века находились на низком уровне развития с весьма невысоким уровнем жизни.

Амбициозные цели, концентрация сил и средств, как правило, под патронажем государства обеспечили их стратегический прорыв на мировые рынки и новое качество роста. Существенным фактором выступил в этом процессе и привлеченный из стран Запада капитал, который был не востребован в метрополиях. В этих странах усилиями правительств были созданы самые благоприятные условия для приема иностранного капитала: преференциальное и устойчивое законодательство, важнейшие элементы инфраструктуры, свободные экономические зоны, банки, информационные и транспортные сети и многое другое. Все это, в сочетании с низкой стоимостью рабочей силы, и обеспечило возможность производства на территории этих стран конкурентоспособной продукции, получение высоких норм прибыли для владельцев капитала, создание множества рабочих мест и значительного роста доходов бюджета и благосостояния общества в целом.

Важно отметить, что ускорение роста почти во всех НИРС (за исключением, пожалуй, Сингапура) явилось результатом четко выверенной, тщательно разработанной и последовательно реализованной государственной стратегии, с опорой, но не под управлением рыночных сил. Именно хорошо продуманный план действий, учитывающий объективные требования внешней среды и внутренние возможности национальных экономик, позволил поставить и успешно решить задачу создания мощной экономики.

В то же время, в Западном полушарии фактически завершился переход к обществу потребления. Удорожание рабочей силы, во-первых, вытесняет промышленное производство в другие страны и, во-вторых, создает предпосылки к интеллектуализации производства, развитию наукоемких отраслей, в которых рентабельность средств, вложенных в интеллектуальное развитие работников и инновационную деятельность, на порядки превосходит «нормальную» эффективность капиталовложений.

Существенно изменяется и роль правительства в этом новом общественно-экономическом укладе. Из арбитров, следящих за соблюдением правил конкурентной борьбы на национальных рынках, они постепенно превращаются во все более откровенных лоббистов и защитников того, что они называют «национальными интересами» и что на деле является интересами крупного национального и транснационального бизнеса стран «золотого миллиарда». Причина - все возрастающая боязнь потерять достигнутое благополучие и систему мирохозяйственных связей, обеспечивающую его воспроизводство. По оценке ЮНКТАД, из 100 крупнейших хозяйствующих субъектов мира, определяемых по годовому объему вновь созданной стоимо сти - только 29 являются частными корпорациями, а все остальные - это суверенные государства.

В этой новой геополитической ситуации правительства развитых стран рассматривают страны и регионы мира не как суверенных участников мирового сообщества наций, а в качестве надежных источников энергоносителей для собственных ТНК (страны Ближнего Востока), управляемых рынков сбыта (Югославия), поставщиков высококвалифицированных работников и научных идей (страны СНГ и Восточной Европы). Средства для поддержания статус-кво используются любые и нельзя ожидать, что эта тенденция обернется вспять. Западный мир производит все меньше, а потребляет все больше. В структуре ВВП неуклонно снижается доля промышленного производства и растет доля услуг. Причем в услугах опережающими темпами растут, во-первых, доля государственных расходов, включаемых в объем ВВП, и, во-вторых, удельный вес услуг, связанных с производством и распространением новых знаний и информации. Но именно эти новые знания, в том числе и знание законов управления (начиная от законов психологии личности и заканчивая законами геоэкономического взаимодействия), в совокупности с использованием «грубой физической силы» (начиная от размеров и финансовой мощи крупнейших ТНК и заканчивая «простой» военной интервенцией) и создают предпосылки для сохранения того мирового порядка, который на сегодняшний день и является для малых стран их «внешней средой».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >