Особенности функционального состояния щитовидной железы в различных районах республики и их связь с экологическими факторами (результаты массовых скринингов 1990-1994 гг.)

В этом и последующих разделах представлены результаты скрининговых исследований, проведенных сотрудниками НИИ Радиационной медицины (РМ) и клиники НИИ РМ в Аксаковщине в период 1990-1994 гг. под руководством профессора Л. Н. Астаховой, которые включали участие большого коллектива сотрудников (А. Н. Аринчин, Л. Д. Асенчик, М. И. Гаршанов, Е. В. Давыдова, В. М. Дрозд, А. М. Дубовцов, С. М. Зеленко, М. П. Каплиева, В. Ф. Кобзев, М. А. Колесников, Т. А. Лученок, Г. В. Наливайко, А. С. На-ливко, С. В. Маркова, Т. А. Митюкова, О. Н. Полянская, М. М. Орлов, И. М. Хмара и др.) с поддержкой главного врача клиники НИИ РМ С. С. Корытько. Описание результатов основано на публикациях и материалах диссертационных работ [39-49], а также на материалах отчетов НИР, выполненных за период 1990-1994 гг. на базе НИИ РМ.

Данные по распространенности отклонений объема ЩЖ от возрастной нормы у детей и подростков из обследованных районов Беларуси представлены в табл. 1.5. [49].

Обращает на себя внимание тот факт, что в наиболее загрязненных радионуклидами районах Гомельской области было больше детей и подростков с уменьшенным относительно возрастной нормы объемом ЩЖ, чем в «чистых» районах. При этом в районах Гомельской области число лиц с объемом органа, превышающим норму, было достоверно ниже, чем в районах Брестской области и в контрольных районах. Наибольшее число детей и подростков с увеличенной, относительно возрастной нормы, ЩЖ было обнаружено в Ушачском районе Витебской области, что наряду с данными о йодном дефиците позволяет констатировать наличие в данном регионе более выраженной зобной эндемии, чем в Браславском районе. Таким образом, у детей и подТаблица 1.5. Результаты ультразвуковой биометрии щитовидной железы у детей и подростков, проживающих в различных регионах Беларуси (1990-1994 гг.)

Район Беларуси

Число обследованных, п

(щж < нормы, %

гщж норма, %

Гщж > НОРМЫ, %

I. Гомельская область

1. Хойникский

2992

6,5

65,6

27,9

2. Наровлянский

1016

5,3

70,2

24,5

3. Ветковский

307

6,0

77,9

16,1

Л-з, 2-з< 0,001

Средние данные по области (I)

4315

6,1

67,6

26,3

II. Брестская область

1. Лунинецкий

185

0,7

45,4

53,9

2. Сталинский

185

1,1

48,6

50,3

3. Пинский

292

0,3

70,2

29,5

Р-3, 2-3 < 0,001

Средние данные по области (II)

662

0,6

57,2

42,2

III. Витебская область

1. Браславский

167

1,0

46,0

53,0

2. Ушачский

568

0,3

32,6

67,1 /^ 2 < 0,01

Средние данные по области (III)

734

0,4

35,7

63,9

0’001

Л_П1< 0,001

Р, п< 0,001 Л-ш< °’001 Л1-111< O’OOl

ростков, проживающих в наиболее загрязненных районах Гомельской области, была установлена более высокая распространенность уменьшенных объемов ЩЖ по сравнению с возрастной нормой. Для выяснения причин вышеизложенного представлялось целесообразным проанализировать влияние основных экологических факторов на объемы ЩЖ и показатели тиреоидного статуса детей и подростков.

Как было показано в табл. 1.1, такие районы Гомельской области, как Брагинский, Наровлянский, Хойникский, Вст-20

ковский и Чечерский, отличались наиболее высокой плотностью загрязнения территории 137Cs (более 0,28 МБк/м2) и 1311 (1,9-19,0 МБк/м2), а также более высокими значениями средних ПДщж детей и подростков (0,97-1,60 Гр). Остальные районы Гомельской области, Брестская область и особенно центральный регион (г. Минск) характеризовались значительно более низкими значениями загрязнения территории l37Cs и 1311 и более низкими уровнями средних поглощенных доз. Что же касается северных регионов республики, т. е. Витебской области (Браславский и Ушачский районы), то они были практически «чистыми».

Поскольку известно, что аккумуляция радиоактивного йода ЩЖ обратно пропорционально зависит от насыщения «стабильным» йодом, то представлялось интересным провести корреляционный анализ между уровнем средних ПДщж и медианой содержания йода в моче у детей из различных районов республики.

Из рис. 1.3 видно, что у детского населения наиболее загрязненных районов Гомельской области прослеживалась обратная зависимость между йодной обеспеченностью и средней ПДщж (районы 1-5, г = -0,85; Р < 0,01). Очевидно, что в этих районах фактор йодной обеспеченности сыграл важнейшую роль при аккумуляции радиоактивного йода. Так, на территориях Чечерского района, где загрязнение 1311 было сопоставимо с плотностями загрязнений обследованных территорий Ветковского, Хойникского, Брагинского и Наровлянского районов (см. табл. 1.1), уровень средних поглощенных доз оказался примерно в полтора раза ниже. В других районах такой связи не установлено. Коэффициент корреляции между поглощенной дозой и содержанием «стабильного» йода в моче для всех районов в целом был минимальным, а связь была недостоверной. Формирование дозы внутреннего облучения ЩЖ, по-видимому, прежде всего, зависело от уровня загрязнения местности радиоактивным йодом. Только при сопоставимой и высокой степени загрязнения радиоактивным йодом фактор йодной обеспеченности мог играть существенную роль.

мкг/л

Гр

Средняя поглощенная доза ЩЖ, Гр

• йод, мкг/л -медиана

Рис. 1.3. Средние поглощенные дозы облучения ЩЖ и медиана содержания йода в моче у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики

Общеизвестно, что основными критериями зобной эндемии служат повышение частоты эндемического диффузного зоба в популяции и наличие йодного дефицита. Эти показатели были взяты за основу корреляционного анализа по данным скрининга детского населения Беларуси. Как видно из рис. 1.4, в контрольных районах Витебской области и в относительно менее загрязненных радионуклидами йода районах Брестской области (районы 1-5) наблюдалась отрицательная корреляция (г = -0,93; Р < 0,01) между долей лиц с увеличенными объемами ЩЖ и йодной обеспеченностью. Это полностью соответствует классическим представлениям о влиянии недостатка йода на гиперплазию ЩЖ. Однако на наиболее загрязненных радионуклидами территориях Гомельской области (Хойникский, Наровлянский и Ветковский районы) эта зависимость не проявлялась. В этих районах при ухудшении йодной обеспеченности не было ожидаемого прироста лиц с увеличенным объемом ЩЖ. Из рис. 1.4 видно, что на наиболее загрязненных 22

% ЛПЦ с Ущж > нормы

% лиц с Угцж < нормы

-?-йод, мкг/л -медиана

Рис. 1.4. Отклонения от возрастных норм индивидуальных объемов ЩЖ (%) и медиана йода в моче у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики

территориях (районы 6-8) обнаруживается достоверно большее число лиц с уменьшенным по сравнению с возрастной нормой объемом ЩЖ. Процент лиц с таким объемом органа не имеет связи с йодной обеспеченностью.

Данные, представленные на рис. 1.5, показывают обратную взаимосвязь между числом гиперплазий ЩЖ и средними поглощенными дозами облучения ЩЖ в обследованных группах детей и подростков (г = -0,77; Р < 0,01). С другой стороны, число уменьшенных относительно возрастной нормы объемов ЩЖ положительно коррелирует со средней дозой внутреннего облучения ЩЖ (г = 0,97; Р < 0,01). Аналогичная взаимосвязь прослеживается и по отношению к средней плотности загрязнения территории 137Cs (рис. 1.6; Р<0,01).

Таким образом, представленные данные позволяют предположить, что радиационные факторы, действующие на популяционном уровне (загрязнение местности 137Cs в среднем не менее 0,36 МБк/м2 либо средняя ПДщж не менее

% Гр

  • 70-1-
  • 60 --

% лиц с Ущж > нормы

% ЛИЦ с 'щж < нормы

—О средняя поглощенная ЩЖ доза, Гр

Рис. 1.5. Отклонения от возрастных норм индивидуальных объемов ЩЖ (%) и средние поглощенные дозы облучения ЩЖ у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики

Отклонения от возрастных норм индивидуальных объемов ЩЖ (%) у детей и подростков, проживающих в регионах республики с различной плотностью загрязнения местности по Cs

Рис. 1.6. Отклонения от возрастных норм индивидуальных объемов ЩЖ (%) у детей и подростков, проживающих в регионах республики с различной плотностью загрязнения местности по 137Cs

24

?ТТГ мМЕ/л

Средний уровень ТТГ и медиана йода в моче у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики

Рис. 1.7. Средний уровень ТТГ и медиана йода в моче у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики

^Кйод, мкг/л - медиана

1,34 Гр), способны препятствовать росту объема ЩЖ у детей и подростков в условиях недостаточной йодной обеспеченности.

При рассмотрении влияния йодной обеспеченности на средний уровень ТТГ не было отмечено четкой корреляции между этими величинами (рис. 1.7).

мМЕ/л Гр

м ТТГ мМЕ/л

—•-средняя поглощенная ЩЖ доза, Гр

Рис. 1.8. Средний уровень ТТГ и средние поглощенные дозы облучения ЩЖ у детей и подростков, проживающих в различных регионах республики мМЕ/л МБк/м2

Средний уровень ТТГ и средняя плотность загрязнения местности по Cs в различных районах проживания детей и подростков

Рис. 1.9. Средний уровень ТТГ и средняя плотность загрязнения местности по 137Cs в различных районах проживания детей и подростков

Как видно из рис. 1.8, 1.9, средний уровень ТТГ коррелирует по типу отрицательной обратной связи со средней ПДщж (г = -0,91) и с загрязнением местности 137Cs (г = -0,89). Представленные данные не дают информации о вкладе влияния каждого из этих двух компонентов на уровень ТТГ, так как средняя ПДщж и загрязнение местности по 137Cs также тесно коррелируют между собой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >