ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время возрождается интерес к данным, полученным при изучении функционального состояния щитовидной железы (ЩЖ) у взрослых и особенно у детей и подростков, которые находились на территориях, загрязненных радионуклидами в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Скрининговые исследования, проведенные в первую декаду после Чернобыля, внесли существенный вклад в радиационную тироидологию, и осмысление результатов тех лет может дать ключ к пониманию тенденций развития тиреоидной патологии в последующие годы. Атомная энергетика до сих пор развивается в большинстве стран мира, поэтому проблема аварийных ситуаций и их последствий для здоровья людей на сегодняшний день остается актуальной.

Длительное время в литературе существовало мнение о том, что ЩЖ является радиорезистентным органом, так как фолликулярные клетки характеризуются медленной пролиферацией и не дают быстрого ответа на облучение. Считалось, что радиационные эффекты в таких тканях могут либо нивелироваться, либо проявляться через многие годы.

После атомной бомбардировки городов Хиросимы и Нагасаки в 1945 г. проводилось регулярное медицинское обследование пострадавших лиц, которое показало, что на отдаленных сроках наблюдения среди облученных в дозе 0,01— 0,49 Гр гипотиреоз встречается в 2,4 раза чаще, чем среди лиц контрольной группы [1]. У лиц, подвергшихся прямому облучению в результате атомной бомбардировки в дозах 0,01-1 Гр, в 4,0-4,5% случаев отмечалась узловая патология ЩЖ по сравнению с 1,1% у лиц контрольной группы [1].

Изучение последствий выпадения радиоактивных осадков после испытаний ядерного оружия в 1954 г. в районе

Маршалловых островов предоставило материал о развитии тиреоидной патологии у населения, пострадавшего от взрывов [2-4]. Через 10 лет после ядерных испытаний было проведено обследование жителей островов Ронгелап и Айлигне, получивших облучение ЩЖ. У 9 человек, облученных в возрасте до 6 лет и имевших поглощенные дозы ЩЖ (ПДщж) в интервале 3,9-21,0 Гр, был выявлен гипотиреоз и другие виды тиреоидной патологии. В более поздние сроки наблюдения обнаружилось еще 5 случаев субклинического гипотиреоза у лиц, которые получили облучение во взрослом возрасте и имели ПДщж в пределах 1,35-3,35 Гр. На отдаленных сроках была установлена прямая дозовая зависимость частоты гипотиреоза от ПДщж в интервале от 0,5 до 15 Гр. При дозах менее 4 Гр частота истинного гипотиреоза резко падала, и приблизительно у 10% пострадавших наблюдались признаки субклинического гипотиреоза.

Примерно в эти же годы появились публикации о влиянии внешнего облучения, применяемого для лечения новообразований в области шеи и смежных областей, на функциональное состояние ЩЖ [5, 6]. Современные исследования также показывают, что на отдаленных сроках после лучевой терапии болезни Ходжкина и после проведения радиойодтерапии болезни Грейвса наиболее частым осложнением является гипотиреоз, который может возникать у 20-30% пациентов, кроме этого возможно развитие узловой патологии ЩЖ и тиреоидитов [7, 8].

В результате аварии на ЧАЭС во внешнюю среду были выброшены различные радионуклиды, из которых основным дозоформирующим компонентом являлся 1311. Вторым важнейшим изотопом был 137Cs. Активность атомов 1311, выброшенных в атмосферу, оценивалась от 17 до 47 МКи, a l37Cs - от 1 до 2,4 МКи по разным источникам [9, 10]. Наиболее сильному радиационному загрязнению подверглись близлежащие регионы Украины, Беларуси и России, причем на долю Беларуси пришлось около 70% всей загрязненной территории. Установлено, что средние поглощенные дозы в ЩЖ у населения, подвергавшегося воздействию радиоактивного йода, имеют обратную зависимость от возраста. Например, у лиц, отселенных из 30-километровой зоны до 5 мая 1986 г. и проживавших в Хойникском районе, средние дозы в возрастных группах 0-7 лет составляли 4,7 Гр, в возрасте 0-18 лет - 3,1 Гр, а в возрасте старше 18 лет - 1,6 Гр. У неотселенных жителей Хойникского района эти дозы составляли 1,6, 1,0 и 0,15 Гр соответственно [11]. Максимальному облучению подверглись дети в возрасте 0-6 лет, что связано с минимальной массой ЩЖ, а также с физиологическими особенностями растущего организма. Вклад этой возрастной группы в коллективную дозу облучения ЩЖ республики составил 25% при численности когорты всего 10% от всего населения [12].

Скрининговые исследования, проведенные в Украине, показали, что в первые месяцы после аварии у детей, проживающих на загрязненных территориях, выявлялась ги-пертироксинемия, сопровождаемая снижением уровня тиреотропного гормона (ТТГ) [13, 14]. Повторные обследования этого контингента в течение последующих 5 лет не выявили ранее обнаруженных отклонений тиреоидного статуса. Частота гипотиреоза оставалась сравнимой с таковой в «чистых» регионах республики [13, 14]. Многие исследователи констатировали увеличение количества случаев узловой патологии ЩЖ у населения, проживающего на территориях, загрязненных радионуклидами. Однако единственным видом патологии, обусловленным воздействием радиации, был признан рак ЩЖ у детей и подростков Беларуси, Украины и близлежащих регионов России, частота которого существенно повысилась за первые 10-15 лет после аварии [15-23]. Учитывая большое количество публикаций, посвященных проблемам диагностики и лечения заболеваний ЩЖ в постчернобыльский период, мы не акцентировали внимание на этих вопросах. Была поставлена задача - осветить такие аспекты действия радиации, как влияние на особенности функционирования ЩЖ и на некоторые механизмы регуляции тиреоидного статуса.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >