ПРЕДИСЛОВИЕ

Почему я начал заниматься осами? Совершенно случайно, так же, как временно устроившись в лабораторию энтомологии Института зоологии НАН Беларуси, работаю там и по сей день. Столько лет прошло, когда я впервые (март 1974 г.) перешагнул порог тогда еще Отдела зоологии и паразитологии АН БССР (ОЗиП), а кажется, что это было только вчера.

Уже в старших классах я начал задумываться над тем, что делать после окончания школы. Из нескольких вариантов: пойти в большой спорт, с другом в авиацию, «сделать карьеру директора», как мечтала мама, или стать биологом - я выбрал последнее. В это время страна жила в «шестидесятых», когда дух захватывало от полетов в космос, гигантских строек, выяснения отношений между «лириками» и «физиками». Хотелось, как у Д. Гранина, «идти на грозу». В биологической науке того времени научной вершиной считалась генетика. После засилья «лы-сенковщины» в стране зазвучали фамилии таких выдающихся ученых-генетиков, как Н. К. Кольцов, С. С. Четвериков, Н. В. Тимофеев-Ресовский, Н. П. Дубинин. И естественно, стать в один ряд с такими учеными я посчитал своим долгом. Прочитал некоторые их труды, книгу Дж. Уотсона «Двойная спираль», множество брошюр по селекции растений с «красивыми» научными названиями: гибридизация, гетерозис, полиплодия, колхицин. Выписал журнал «Генетика» и ... пошел служить в армию. В 1972 г. я поступил на вечернее отделение биофака Белорусского государственного университета, стал ждать места в институте генетики и временно устроился в ОЗиП.

До прихода в лабораторию энтомологии я практически ничего не знал о насекомых. Может быть, поэтому первое свое серьезное задание я провалил. Мой непосредственный начальник А. Н. Литвинова была в отпуске, и меня отправили в Бел НИИ защиты растений (пос. Прилуки Минского р-на). Необходимо было принять сборы старейшего энтомолога П. П. Богуша - сделать опись материалов, полученных с помощью светоловушек и хранящихся на ватных слоях. Тогда я еще не знал, что П. П. Богуш первым в 1930-х гг. использовал световые ловушки для сбора насекомых в Средней Азии. По мнению известного энтомолога Г. Н. Горностаева [5], «по широте охвата и детальности систематической обработки сборов работы П. П. Богуша не уступают лучшим зарубежным публикациям того времени». В связи с учебой на вечернем отделении в Прилуки приезжал я поздно, а уезжал рано. Уютная обстановка в небольшой квартире не располагала к продуктивной деятельности. А тут еще интеллигентный П. П. Богуш приглашал отобедать. Через месяц такого «интенсивного труда» меня отправили назад, вручив сопроводительное письмо. Письмо мне не показали, за что я благодарен зав. лабораторией Э. И. Хотько.

Между тем работа и учеба шли своим чередом. Экспедиционные выезды в Лунинецкий р-н (пос. Полесский), Березинский биосферный заповедник дали мне возможность познакомиться с насекомыми ближе, узнать их биологические особенности. В то время лаборатория энтомологии представляла собой чисто женский коллектив и включала в основном специалистов по чешуекрылым: Э. И. Хотько - совки и некоторые другие группы насекомых; А. Н. Литвинову - пяденицы и листовертки; Р. В. Молчанову - огневки; Т. П. Панкевич - пилильщики; Н. К. Лаврову -листоеды. Это давало возможность лучше узнать некоторых насекомых на видовом уровне. Иногда к нам заходила первая заведующая лабораторией О. И. Мержеевская, которая, находясь на пенсии, защитила докторскую диссертацию. По материалам диссертации вышла ее монография «Совки (Noctuidae) Белоруссии» [13]. Эта работа до сих пор является настольной книгой лепидоптерологов. По отзывам коллег, работавших с Ольгой

О. И. Мержеевская

Ивановной, ее отличали ум, огромное трудолюбие, скромность и строгость, чувство собственного достоинства и безграничная преданность науке.

В том, что я «предал» генетику и полностью перешел в энтомологию, в наибольшей степени «виноват» мой друг Александр Терёшкин, с которым мы работаем вместе уже 38 лет. Это энтомолог от Бога, посвятивший всю свою жизнь без остатка этой науке. Говорят, что талантливый человек талантлив во всем, что в полной мере относится к Александру Михайловичу! В юности, кроме коллекционирования насекомых, он играл на электрогитаре, которую сделал своими руками. Увлекшись фотоохотой и киносъемкой в природе, разрабатывал и изготовлял собственные конструкции фоторужей. Ну а какое у него энтомологическое оборудование - понятно без слов. До сих пор поражает его жажда новой информации. Особо следует отметить способность А. М. Терёшкина к рисованию. Это позволяет ему создавать настоящие энтомологические шедевры, познакомиться с которыми можно в монографиях, посвященных наездникам сем. Ichneumonidae (Hymenoptera).

Так получилось, что дипломную работу я писал по паукам. Это не насекомые, но очень близкая к ним по экологии группа животных. Темой кандидатской диссертационной работы вначале были «чистые» насекомые - жуки-жужелицы. Затем, по мере расширения научных интересов, к ним добавились пауки, роющие и дорожные осы. Переход к изучению ос происходил плавно. Вначале были дорожные осы - враги пауков, которыми в то время я занимался. Осы по своим поведенческим реакциям были настолько «интеллектуально» выше пауков, что вопрос, кому отдать приоритет, уже не стоял. С момента первых сборов

Члены экспедиции в Березинском биосферном заповеднике. 1976 г. Слева направо: Р. В. Молчанова, Н. К. Лаврова, Т. П. Панкевич, А. Н. Литвинова, А. С. Шляхтснок

А. М. Терёшкин (справа), А. С. Шляхтёнок (слева) в лаборатории энтомологии. 1988 г. ос прошло уже 30 лет. Только в Беларуси мною отловлено более 33 тыс. экземпляров. Поэтому не случайно возникла мысль рассказать об этих удивительных насекомых.

Наверное, сложно написать любую книгу, а первую - вдвойне трудно. За долгие годы изучения ос было сделано много находок, личных открытий, прожито множество счастливых и не очень минут, поэтому не хочется об этих замечательных существах говорить сухим научным языком. Вместе с тем необходимо по возможности точно и подробно рассказать о том, сколько видов ос живет у нас в Беларуси, как они выглядят, где встречаются, как взаимодействуют между собой и с другими живыми организмами и т. д. Сложная задача. Но я очень надеюсь, что, читая эту книгу, вы сможете, пусть и ненадолго, ощутить и погрузиться в тот «микромир», который существует параллельно «большому миру».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >