Перспективы развития государственно-частного партнерства в Республике Беларусь

Роль солидарности - не уничтожение конкуренции, но ее укрощение.

Эмиль Дюркгейм

В последние десятилетия в экономике как развитых, так и развивающихся стран получила развитие особая форма взаимодействия бизнеса и власти «Public Private Partnership» (PPP). На постсоветском пространстве принят термин «государственно-частное партнерство» (ГЧП). Анализ литературы по экономике и социологии показал, что определяющей теоретико-мето-дологической основой для формирования и развития теории взаимодействия власти и бизнеса стали труды таких зарубежных ученых, как А. Смит, Д. Риккардо, Дж. Гэлбрейт, Джон Ст. Миль, К. X. Рау, Джон М. Кейнс, Кембелл Р. Макконелл и др. На Западе актуализация идеи партнерства государства и бизнеса произошла в результате политики приватизации, проводимой в США и Великобритании в 1980-е гг. Государство, стремившееся выйти из сферы производства общественных благ, увидело в таком партнерстве возможность повышения качества общественных благ одновременно со снижением стоимости их производства для общества. Так, в Великобритании исследователями из университетов Глазго и Бирмингема был проведен опрос участников проектов частной финансовой инициативы (PFI), являющейся одной из форм ГЧП, при которой финансирование проекта осуществляется в основном бизнесом. Результаты интервью показали, что недостаток опыта и квалификации со стороны государственных органов управления приводит к отсутствию откровенного диалога между сторонами (властью и бизнесом) относительно имеющихся рисков, что повышает вероятность снижения качества проектов или повышения их стоимости для заказчика (государства)[1]. В 1997-1998 гг. в Китае ученые провели

исследование с целью выявить барьеры ГЧП в сфере строительства инфраструктурных объектов в стране. Причем особенностью данного проекта было то, что опрашивались представители иностранных компаний, участвовавших в проектах в форме ГЧП на территории Китая. К этому времени в КНР уже был накоплен большой опыт - около 100 инфраструктурных проектов. Основным выводом исследования были: 1) включение политических рисков - изменений в законодательстве и коррупции -в число рисков, которые менее всего учитываются в контрактных документах проектов; 2) наличие риска задержек в принятии решений по реализации проекта отвечающими за него государственными чиновниками1. Американскими учеными на основе текстов опубликованных статей, имеющих отношение к проектам ГЧП в строительстве инфраструктурных объектов, была предпринята попытка систематизировать опыт исследований барьеров ГЧП для того, чтобы оценить, какие из проблем наиболее актуальны, и предложить решения в их преодолении. Актуальными были признаны проблемы, связанные с качеством управления проектами со стороны государства, которое, по мнению авторов, должно решить задачи по созданию благоприятной инвестиционной среды для частных партнеров за счет обеспечения качества законодательной рамки и качества управления со стороны государственных чиновников[2] .

В российской науке исследования ГЧП и его воздействия на процессы модернизации экономики получили развитие с 1990-х гг. и именно в экономическом направлении. Значительный вклад в исследование данной проблемы внесли Л. И. Абалкин, А. И. Агеев, Р. Л. Акофф, Ш. М. Валитов, В. Г. Варнавский, М. А. Дерябина, А. А. Зверев, А. Г. Зельднер, В. А. Кабашкин, И. Н. Макаров, С. В. Мокичев, Р. М. Нуреев, В. В. Радаев,

А. Н. Шохин и др. В Российской Федерации существует несколько научных центров, занимающихся изучением проблем становления и развития ГЧП. Наиболее выраженную публикационную активность проявляют сотрудники Государственного университета управления1; Института мировой экономики и международных отношений РАН (Москва) и Института государственного исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Москва)[3] . В их работах присутствует экономико-юридический анализ опыта и практики ГЧП в широком смысле. Акцент сделан на разработке механизмов ГЧП в отраслях промышленности (строительстве, транспорте), а отрасли социальной сферы остаются «за кадром», притом что в России они испытывают огромную потребность в модернизации ввиду своей изношенности.

Кроме того, в России для успешной подготовки и реализации инфраструктурных проектов в регионах в 2009 г. было создано Некоммерческое партнерство «Центр развития государственно-частного партнерства». Инициаторами его создания выступили коммерческие структуры, органы государственной власти, общественно-политические организации, экспертное и научное сообщество. Центр имеет официальный сайт, на котором размещены аналитические материалы по итогам проводимых мониторингов, проектов, НИР в приоритетных инфраструктурных сферах (энергетическая, транспортная и социальная) для применения ГЧП. Результаты деятельности данного центра направлены на проведение мероприятий по принятию региональных нормативных актов о ГЧП, т. е. сотрудники центра основной упор в работе делают на аналитике и разработке нормативно-правовой базы ГЧП в Российской Федерации (используя

методы кейсов в изучении зарубежного опыта) для дальнейшего объединения ресурсов власти и бизнеса. Также в 2010 г. НПФ «Экспертный институт» провел исследование на тему «Барьеры развития механизма ГЧП в России» совместно с НП «Центр развития государственно-частного партнерства» и Национальным агентством финансовых исследований при поддержке сотрудников ГУ-ВШЭ, Института экономики РАН и Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. В данном проекте был представлен социально-психологический взгляд на ГЧП - одной из задач исследования было выявление структуры мотиваций, которые позволяют вовлекать бизнес в программы ГЧП[4].

Среди белорусских ученых различные аспекты взаимодействия государственных органов управления и предпринимательских структур изучали Е. М. Бабосов (управленческое воздействие государства на совершенствование образа жизни), Т. П. Быкова (формирование благоприятных административных, правовых и экономических условий для развития предпринимательства), А. Н. Данилов (исследование роли и ответственности власти), О. В. Кобяк (экономическое поведение индивидуальных и коллективных хозяйствующих субъектов),

A. И. Лученок (государственное регулирование предпринимательской деятельности), В. А. Симхович (корпоративная социальная ответственность как явление современного бизнес-сооб-щества), А. А. Слонимский (правовое обеспечение и потенциал развития инновационного предпринимательства в Беларуси),

B. Н. Шимов (предпринимательство и социально-экономическая политика). Значительный вклад в изучение ГЧП внесли представители отечественных общественных объединений предпринимателей. Так, вышедшая в 2012 г. книга «Государственно-частное партнерство: приоритеты и перспективы для Беларуси» под ред. В. Н. Карягина, председателя 00 «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей», посвящена обзору теории и практики ГЧП, а также анализу международного опыта,

рассмотрению актуальных проблем ГЧП в контексте возможностей и перспектив становления и развития ГЧП, выполнения ГЧП-проектов в Республике Беларусь. На сайте Министерства экономики Республики Беларусь представлены разработанные по ГЧП нормативно-правовые и аналитические материалы.

На современном этапе развития социально-экономических отношений в Республике Беларусь для привлечения бизнес-ин-вестиций и предприимчивости в решение общественно значимых проблем идея внедрения в национальную экономику системы государственно-частного партнерства выступает наиболее привлекательной. Предлагаемая в проекте закона Беларуси о ГЧП трактовка данного понятия ориентирует белорусский бизнес инвестировать в социально значимые отрасли. Специфика концепции ГЧП в Беларуси состоит в том, что государственные и частные партнеры объединяются для реализации совместных проектов, имеющих общенациональное значение. Данная форма взаимодействия между государственными органами и бизнесом позволяет преодолеть экономическое противоречие, когда стратегически важные объекты не могут быть переданы в частную собственность, но государственный бюджет не в состоянии обеспечить их финансирование в должном объеме. Соблюдение баланса интересов участвующих сторон, на основе их взаимного учета, разрешает социальное противоречие ГЧП. Совместные действия представителей государственных и предпринимательских структур должны происходить в рамках условий, обеспечивающих стабильность в обществе.

Для дальнейшего развития социальной сферы государство заинтересовано в привлечении внебюджетных ресурсов. Поскольку для социально ответственного предпринимательства главным ожидаемым результатом становится, наравне с получением прибыли, социальная поддержка его действий, то для участия представителей бизнеса в ГЧП государство должно создать стимулирующие условия не только экономического, юридического, но и социального характера. В свою очередь предпринимателям необходимо рассматривать ГЧП как еще одну реальную возможность интеграции своих интересов в целостную систему отношений. Модель партнерства власти и бизнеса в ГЧП должна формироваться на основе сбалансированных проектов, т. е. с учетом интересов всех сторон: с одной стороны, модернизация социальной отрасли за счет привлечения инвестиций, с другой - получение предпринимателями стабильной гарантированной прибыли в среднесрочном и долгосрочном периодах. Эффект от развития ГЧП будет состоять не только в создании современных эффективных способов взаимодействия хозяйствующих субъектов в экономике Беларуси, но и в развитии новых для нашей страны форм интеграции социальных субъектов.

До сих пор публичные выступления о перспективах белорусского предпринимательства отражают самые различные, порой диаметрально противоположные позиции разных авторов. С одной стороны, выражаются надежды, что именно отечественный бизнес поднимет экономику Беларуси и обеспечит ее процветание. С другой стороны, высказывается недовольство тем, что предприниматели скованы и всячески ущемляются государством, поэтому пока не отменят многочисленные административные ограничения и не снизят налоговую нагрузку, негосударственный капитал, во-первых, не сможет оказать существенного влияния на развитие всей экономики, во-вторых, будет дальше игнорировать производственную сферу деятельности в пользу торгово-посреднических операций. Обе позиции активно обсуждаются в национальных СМИ. Тем не менее в целях создания нового облика белорусской экономики, раскрепощения деловой активности и инициативы, формирования атмосферы здоровой конкуренции, благоприятных условий для внедрения новых технологий во всех сферах, повышения благосостояния и качества жизни граждан, оказания приоритетной государственной поддержки людям дела 2011 год в Беларуси был официально объявлен Годом предприимчивости. Если на предыдущих этапах развития современного белорусского общества главным было возрождение и сохранение экономического потенциала Беларуси, то сегодня перед сообществом поставлена более масштабная задача - совершить энергичный рывок во всех отраслях и сферах деятельности, чтобы наконец выйти на уровень экономически развитых европейских стран. Основной движущей силой этого рывка должны стать предприимчивость, активность и инициатива. Провозглашение свободы предприимчивости символизирует нацеленность на приоритетную поддержку государством людей дела. Тем самым предпринимательская сфера деятельности, в которой сегодня задействована основная часть «предприимчивых хозяйственных субъектов» (И. Шумпетер), должна стать форпостом создания нового облика белорусской экономики.

В русле проводимой правительством республики социальной политики Беларусь является социально ориентированным государством. Основные социальные цели: повышение уровня и качества жизни, улучшение условий труда, повышение профессионального, квалификационного и образовательного потенциала населения, охрана здоровья, сохранение национальных традиций и т. д. Поскольку цель - это осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлена социальная деятельность, то применение факторного анализа для изучения социальных целей различных социально-профессиональных групп позволит определить группировки основных социальных целей в сознании представителей различных групп населения. В результате данного анализа можно спрогнозировать направленность деятельности каждой социально-профессиональной группы с выделением общего и различий. По своей сути социальные цели общественно обусловливают характер деятельности, т. е. имеют ценностный смысл. В проведенном исследовании[5] социальным субъектам предложено было выбрать социальные цели, достижение которых они считают необходимым. Факторный анализ, как метод статистического анализа социологической информации, был выбран для выявления значимых латентных переменных (факторов) с целью снижения размерности исходного признакового пространства для учета

взаимосвязи внутри блока исходных признаков (социальных целей) у выделенных нами групп населения. В табл. 5.5 представлены тройки переменных, которые наиболее сильно коррелируют с каждым фактором.

Таблица 5.5. Оценка респондентов по выделенным группам отношения к важности достижения социальных целей, 2009 г.

Предприниматели

Фактор 1 «Традиционализм»

Фактор 2 «Солидарность»

Фактор 3 «Социально-правовая защищенность»

1

Сохранение национальных традиций, обычаев

Коллективная солидарность

Равная ответственность всех перед законом

2

Ответственность

депутатов перед избирателями

Социальная справедливость

Равный доступ к образованию

3

Реальное равенство двух государственных языков

Социальное равенство

Доступность медицинского обслуживания

Другие социально-профессиональные группы

Фактор 1 «Коллективизм»

Фактор 2 «Ответственность»

Фактор 3 «Социальная защищенность»

1

Стирание социальных различий между городом и деревней

Ответственность чиновников перед населением

Доступность медицинского обслуживания

2

Приоритетное развитие коллективной/обще-ственной собственности

Ответственность депутатов

перед избирателями

Равный доступ к образованию

3

Приоритетное развитие белорусского языка и культуры

Равная ответственность всех перед законом

Социальное равенство

Все граждане

Фактор 1 «Ответственность»

Фактор 2 «Равенство»

Фактор 3 «Социальная защищенность»

1

Ответственность

чиновников

перед населением

Стирание социальных различий между городом и деревней

Доступность медицинского обслуживания

Окончание табл. 5.5

2

Ответственность депутатов

перед избирателями

Приоритетное развитие коллективной/обще-ственной собственности

Равный доступ к образованию

3

Равная ответственность всех перед законом

Сохранение национальных традиций, обычаев. Реальное равенство двух государственных языков

Социальное равенство

Примечание. Выявленные факторы и входящие в их состав переменные могут в перспективе выступать в качестве сравнительных показателей, по возможным изменениям значений которых мы составим представление о переменах в перечне и степени значимости социальных целей типичных представителей выделенных групп (прежде всего, разумеется, предпринимателей). Такие изменения могут быть связаны как с влиянием внутренних факторов, обусловленных закономерностями саморазвития отечественной системы предпринимательских отношений, так и с воздействием внешних факторов государственного и надгосударственного (международного) уровней. Можно предположить, что в стратегическом плане возможные изменения в спектре социальных целей белорусских предпринимателей будут связаны с повышением уровня классовой зрелости этой социальной группы и дальнейшим развитием экономического сознания ее представителей.

Охарактеризовав при помощи кратких выражений все факторы, обратим внимание на доминирующую позицию в сознании граждан Беларуси фактора «Ответственность». Столь сильное значение данного фактора можно объяснить тем, что слово «ответственность» как таковое подразумевается белорусами как обязательность. А именно, обязательности-обязанности представителей власти, взятые на себя ими самими либо им вмененные при достижении результатов в процессе выполнения служебных функций. Однако при оценке эффективности работы государственных служащих не учитывается, что выполнение служебных обязанностей - это всего лишь процесс, тогда как ответственность - это всегда результат. В общественном сознании существует максима, что ответственность (конечный результат) нельзя дать, ее можно только взять. В последние годы феномен ответственности в белорусском обществе ассоциируется с наказуемостью, как в юридической науке. Такое одностороннее понимание ответственности и ее реализации на практике способствует формированию существенных деформаций в сфере регуляции социальных взаимодействий.

Любая цель образует диалектическое единство с соответствующей проблемой, отсюда социальная цель есть не что иное, как стремление решить определенную социальную проблему. В контексте изучения проблемы объединения среди предпринимателей следует уделить внимание самому понятию «солидарность». Слово солидарность (solidarite) получило наиболее широкую известность, а затем стало популярным под влиянием сочинений основателя позитивизма французского философа и социолога Огюста Конта (1798-1857). В мировоззренческой системе О. Конта слово солидарность является одним из центральных понятий. Оно раскрывается в «Курсе позитивной философии» как категория этическая, политическая и юридическая. Солидарность, по Конту, - это согласие, связанность частей целого в общем целом. В этом смысле солидарность есть закон космический, биологический. Этот закон переносится О. Контом и на общество. В организме части и целое солидарны, т. е. во время действия части тела содействуют друг другу. Общество, по Конту, есть тоже организм (фр. organisme social, sys-teme organique, organisme collectif). Следовательно, солидарность частей и целого в индивидуальном организме имеет место и в социальном. Конт писал: «Все возможные стороны социального организма (tons les aspects possibles de 1'organisme social), все социальные элементы или modi находятся между собой в существенной солидарности (solidarite fondementale)»[6]. Начало солидарности проникает и в семью, и в корпорацию, и в государство. Позитивная философия О. Конта с объективной стороны раскрывает солидарность как всеобщий космический закон, как всеобщий биологический закон, как всеобщий закон общественной эволюции. Со стороны субъективной, это максима воли, правило поведения. Психологически это сознание зависимости и чувство личного значения. Осознание личного значения - дань эгоизму; осознание зависимости - дань альтруизму. Подчинение

эгоизма альтруизму осуществляется благодаря социальной солидарности.

Идеи социального объединения общества получили дальнейшее развитие в книге французского политического деятеля Леона Буржуа (1851-1925) «Солидарность», изданной в 1897 г. В ней он попытался обосновать, что движущей общественной силой является общность интересов, совместная ответственность. Л. Буржуа утверждал, что в действительности существуют не индивиды и не государство, взятые сами по себе, а ассоциации людей, связанных фактом совместной жизни. Поскольку каждый участник ассоциации получает пользу от общежития, у него есть обязательства перед другими людьми, перед обществом, перед предшествующими поколениями и потомками. Л. Буржуа считал, что для того, чтобы повысить чувство долга людей перед обществом необходимо дополнить Декларацию прав «Декларацией обязанностей», которая укрепила бы общее сознание солидарности. Буржуа стремился не к обострению классовой борьбы, а к гармонизации общества насколько это возможно.

Попытку построить на основе идей солидарности политикоправовую концепцию предпринял профессор юридического факультета в Бордо Леон Дюги (1859-1928). В книге «Государство, объективное право и положительный закон» (1901), а также в последующих произведениях Л. Дюги писал, что основой общества является неравенство людей, которое приводит к разделению общества на классы, каждый из которых выполняет социально необходимую функцию. Этим обусловлена социальная солидарность, осознанный факт которой порождает социальную норму. Норма солидарности стоит выше государства и положительных законов, которые лишь служат ее осуществлению. Л. Дюги воспроизводил обширные рассуждения О. Конта, стремившегося «облагородить» собственность, представить владение капиталом как социальную функцию, почетную обязанность перед обществом. Под лозунгами идей солидарности в 1900 г. в Париже собрался первый «Конгресс социального воспитания», в следующем году при Высшей школе социальных наук в Париже были организованы специальные лекции по «философии солидарности».

В отечественной научной литературе, рассматривая слово «солидарность», известный лингвист-русист В. В. Виноградов (1895-1969) выделил, что по Большому академическому словарю оно не имеет семантической истории в русском литературном языке XIX-XX вв. У него наличествует неизменное значение: «активное сочувствие чьим-либо действиям или мнениям, общность интересов, единодушие». Второе значение слова «солидарность» - правоведческое: «совместная ответственность». Употребление слов «солидаризация», «солидаризироваться» и «солидаризоваться» относится уже к XX в. Уже в 1840-е гг. слово «солидарность» получило на территории Российской империи широкое распространение. Между тем слово «солидарность» встречается еще в русском литературном языке 1820-30-х гг. Например, В. Ф. Одоевский в эпиграфе к «Живому мертвецу» (1839) дает характеристику солидарности как ответственности, соединенной с каждым словом и поступком человека[7].

Согласно классику социологии Эмилю Дюркгейму, профессиональная специализация выполняет интегрирующую роль, которую некогда выполняло общественное сознание. Разделение труда обусловливает индивидуальные различия в соответствии с профессиональной ролью индивидов. Осознавание связанности единой системой отношений, создаваемых разделением труда, вызывает у социальных субъектов чувства зависимости друг от друга, солидарности, связи с обществом. «Разделение же труда противопоставляет, но в то же время и соединяет; оно заставляет сходиться дифференцируемые им виды деятельности: оно сближает тех, кого разделяет. Так как конкуренция не может вызвать этого сближения, то оно должно существовать заранее (курсив наш. - И. А.); необходимо, чтобы индивиды, между которыми завязывается борьба, уже были солидарными и чувствовали это, т. е. чтобы они принадлежали к одному

обществу»1. Э. Дюркгейм рассматривает солидарность как высший моральный принцип, высшую универсальную ценность. В современных условиях для развития солидарности, по Э. Дюрк-гейму, необходимо создавать профессиональные корпорации. Они должны выполнять широкий круг общественных функций, от производственных до морально-культурных, вырабатывая и внедряя в жизнь новые нормы, которые регулировали бы отношения между трудом и капиталом, а также способствовали развитию личности и преодолению кризиса в обществе[8] . Тем самым выявленный только в группе предпринимателей фактор «Солидарность», включающий коллективную солидарность, социальную справедливость и социальное равенство, отражает желание представителей негосударственного сектора экономики занимать равное положение с остальными социально-профессиональными группами как в экономической, так и в социальной сфере.

Пока у большинства отечественных предпринимателей продолжает превалировать дух «краткосрочного успеха», присущий деятельности «купи-продай», где на сегодняшний день «крутится» основная доля субъектов белорусского бизнеса. А создание собственных профессиональных объединений, являющихся структурами гражданского общества, их «раскрутка» в социальном взаимодействии носит долгосрочный характер. Соответственно, белорусским предпринимателям необходимо рассматривать участие в объединениях как одну из форм инвестиций в собственный бизнес. «Не стоит бояться вкладывать деньги, время и интеллект в ассоциации - это общий интерес». В настоящее время для оптимизации защиты и продвижения интересов отечественного бизнеса предпринимательские общественные объединения, в силу своей малочисленности

и недостаточной представительности, должны изменить формы представления и отстаивания этих интересов. Тем более, что многие, кто в начале 2000-х гг. писали о предпринимательстве, к счастью для малого бизнеса, перестали этим заниматься. Формы и методы отстаивания интересов бизнеса эволюционируют: от эмоций, сетования и осуждения действий властей происходит переход к выработке конструктивных предложений, диалогу и объединению усилий «предприимчивых хозяйственных субъектов». Используя в диалоге с властью грамотное экспертное мнение, консолидированный белорусский бизнес со временем сможет рассматриваться государственными структурами равноправным партнером в обсуждении и принятии управленческих решений в сфере предпринимательства.

Да, сегодня белорусские предприниматели осознают целесообразность делегирования функции представления и отстаивания своих интересов предпринимательским профсоюзам и общественным объединениям и стремятся направить свои усилия на выработку конструктивных предложений, диалог и внутреннюю консолидацию. Государственно-частное партнерство становится еще одним шагом навстречу друг к другу государственных и предпринимательских структур. Однако опыт ряда стран подтверждает, что отношения в области ГЧП не появляются с момента принятия соответствующего национального закона, а зарождаются и практически осуществляются значительно ранее. Для Беларуси такими ГЧП-проектами стал ряд совместных инициатив государства и частного (негосударственного) сектора конца 1980-х и начала 1990-х гг. (позиция РОО «Белорусская научно-промышленная ассоциация» (БНПА)). Примерами такого партнерства может служить ООО «Завод автомобильных прицепов и кузовов», созданный в начале 1990-х гг. в рамках партнерства государства (в лице Минского автозавода) и частного сектора (в лице РОО «БНПА» и ОАО «Приорбанк»).

Сегодня участие в ГЧП-проектах позволит частично разрешить наболевший у отечественных предпринимателей вопрос доступа к ресурсам. В отличие от приватизации, где риски передаются частникам, в государственно-частном партнерстве важ-338

нейшую роль по осуществлению непрерывного мониторинга за реализацией контракта играет правительство. Таким образом, ГЧП - это механизм привлечения частного капитала для строительства государственной или общественной собственности. Основные формы ГЧП:

  • 1) контракты как административный договор, заключаемый между государством (органом местного самоуправления) и частной фирмой на осуществление общественно необходимых и полезных видов деятельности;
  • 2) аренда в ее традиционной форме (договора аренды) -предполагает возвратность предмета арендных отношений, причем правомочие по распоряжению имуществом сохраняется за собственником;
  • 3) аренда в форме лизинга - в данном случае лизингополучатель всегда имеет право выкупить государственное или муниципальное имущество;
  • 4) концессия на уже существующие объекты;
  • 5) концессия на строительство или модернизацию объектов;
  • 6) передача объектов государственной собственности в управление частной управляющей компании;
  • 7) государственно-частные предприятия, где возможности частного партнера в принятии решений и риски сторон определяются, как правило, долей в акционерном капитале.

Выбор конкретной формы ГЧП зависит от экономической эффективности реализации проекта и от его приоритета.

Каковы же перспективы развития диалога бизнеса и власти в Беларуси в формате государственно-частного партнерства, в том числе в регионах? Вероятность успешного развития ГЧП в Беларуси повышается в связи с переходом части государственных служащих на негосударственные предприятия в связи с прошедшим в 2012 г. плановым сокращением государственного аппарата Республики Беларусь. В частных компаниях существует четкая позиция по отбору в кадровый состав менеджеров из числа бывших чиновников, которые обладают знанием о механизмах принятия управленческих решений и принципах работы органов власти. Руководители предприятий негосударственной формы собственности зачастую подбирают себе по крайней мере одного заместителя из числа прежних должностных лиц с большим опытом работы и хорошими связями. Именно такой человек, который хорошо знает, когда уместно и как правильно ходить по коридорам власти, становится важным (а порой и главным) фактором, обеспечивающим успех в диалоге с чиновниками, а значит, и обусловленную этим успехом конкурентоспособность предприятия. И что характерно, мышление чиновника (по нашим личным наблюдениям), ушедшего в бизнес, меняется весьма быстро, адаптируясь к новой системе отношений. В терминологии Пола Хейне актор становится типичным носителем «экономического образа мышления» да еще, порой, с инновационными «вариациями». Забавно наблюдать, как горячо и с искренним негодованием экс-чиновник, а сегодня довольно преуспевающий бизнесмен за глаза ругает своих прежних коллег за их ограниченность, нерасторопность, бюрократизм, волокиту, отсутствие инициативы, полное нежелание брать на себя хоть какую-то ответственность и т. д. Хотя еще какой-нибудь год назад он сам и думал, как они, и делал ровно то же самое.

В Республике Беларусь реализация проектов в форме государственно-частного партнерства будет основана только на совместной деятельности посредством заключения договоров, и риски будут распределяться между партнерами. Поэтому в Беларуси ГЧП-проекты следует направлять в частный бизнес, состоящий из малых и средних предприятий. При этом интересы государства в региональных ГЧП-проектах должны гибко сочетаться с местными запросами, которые нельзя отодвигать на задний план. Актуальность рассмотрения отношений бизнеса и власти в региональном контексте подчеркивает следующее ключевое изменение. Отечественный бизнес начал «выход» за пределы столицы. Хотя еще в 2012 г. представитель Национального статистического комитета Республики Беларусь отмечал, что большая часть малых и микроорганизаций территориально сосредоточена в Минске (40,6% малых и 37,3% микроорганизаций) и Минской области (15,2% малых и 17,6% микроорганизаций). То есть суммарно более половины малого бизнеса распола гается в столице и столичной области1. Тогда в интервью журналистам с уверенностью говорилось, что большая доля субъектов малого предпринимательства не хотят выходить за рамки столичного региона.

В целях дальнейшего стимулирования предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений и в сельской местности был принят Декрет Президента Республики Беларусь № 6 от 7 мая 2012 г. «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности». Этот документ содержит целый ряд льгот, которые можно разделить на следующие пять групп:

  • 1) налоговые льготы;
  • 2) освобождение от обязательной продажи иностранной валюты;
  • 3) льготные условия при заключении сделок;
  • 4) льготные условия при приобретении госсобственности, находящейся на сельской территории;
  • 5) освобождение от ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, взимаемых таможенными органами.

По мнению экспертов, подобный декрет способен убить одним выстрелом двух зайцев. Во-первых, действительно стимулировать развитие на селе предпринимательства. Вместе с бизнесом в село придут и инвестиции. «Второй заяц», «убиваемый» Декретом № 6, - это возможность сравнительно безболезненно перевести дотационные колхозы и совхозы на рыночные механизмы, обеспечить их самоокупаемость, а затем и прибыльность, тем самым, сделать из хозяйств советского образца успешные коммерческие предприятия[9] .

Насколько Декрет оказался эффективен? За шесть месяцев действия Декрета № 6 (июль - декабрь 2012 г.) количество состоящих на учете в налоговых органах субъектов хозяйствования, организовавших свою деятельность на сельской территории, увеличилось на 4693 единицы. Данный показатель превышает аналогичные параметры первого полугодия 2012 г. При этом наиболее динамичные изменения наблюдаются в Минской (плюс 3013 единиц), Брестской (плюс 527 единиц) и Могилевской (плюс 487 единиц) областях. Показательным является и то, что если темп роста численности субъектов предпринимательства в период с июля по декабрь 2012 г. в целом по стране составил 102,5%, то применительно к территории средних, малых городских поселений и сельской местности данный показатель равен 105%'.

Изложенное выше позволяет с определенной степенью уверенности рассчитывать на достижение поставленных Декретом № 6 задач:

активизировать предпринимательскую инициативу в регионах; изменить сложившуюся географическую структуру бизнеса; устранить существующий дисбаланс сил между индустриальными центрами и периферией;

создать дополнительные возможности для эффективной занятости населения в регионах;

повысить экономический потенциал регионов и страны в целом.

Сегодня в каждом областном центре есть очень яркая компания или несколько компаний, «которые являются серьезными лидерами и формируют картину белорусского бизнеса». Высокий научный потенциал, которым отличалась советская Беларусь, стал почвой для возникновения нескольких десятков крупных «интеллектуальных» бизнесов не только в Минске (различные ИТ-компании, «Регула», «Полимастер», «Ситек», «Изовак»), но и в регионах. Собственные разработки и патенты стали началом успешного бизнеса для брестского «Консула», витебского «Рубикона», Солигорского института проблем ресурсосбережения, нескольких могилевских предприятий, созданных выпускниками бывшего Могилевского машиностроительного института.

Кроме того, памятуя известную русскую пословицу «Тише едешь - дальше будешь», белорусское бизнес-сообщество по итогам 2013 финансового года продемонстрировало результаты наднационального уровня. И значимость этих результатов для страны еще только-только начинает осознаваться. Впервые «скромный» белорусский бизнес на честно заработанные средства, основой которых был не сиюминутно возникший олигархический капитал, а предпринимательские идеи, приобрел перспективные иностранные компании, владение которыми позволяет работать на высококонкурентных рынках. Группа компаний «Алютех» покупает завод в Германии, СП ООО «Санта Бремор» приобретает ЗАО «Русское море». По оценкам экспертов, «такая международная экспансия является очень осознанным, просчитанным решением. Выход на международный рынок позволит формировать успешные команды менеджмента, в белорусские компании приедут работать экспаты. И это тоже отличает Беларусь. В России и Украине экспаты вначале были сотрудниками международных компаний и только потом стали работать в местных. У нас же получилось наоборот»[10].

Обратимся к другой стороне медали под названием «государственно-частное партнерство» - государству. Грамотное и заинтересованное обслуживание государственными службами своих клиентов - необходимое условие реализации программ развития предпринимательства. В повышении эффективности взаимодействия бизнеса и власти одним из благоприятных условий является отношение работников государственных организаций к развитию предпринимательства и предпринимателям. Именно характер их взаимоотношений создает в глазах предпринимателей имидж государственной поддержки. Представления

об успешности предпринимателей и перспективности конкретных бизнес-проектов выступают основой для формирования образов предпринимателей в среде государственных служащих. Госчиновник исходит из представлений перспективности/бес-перспективности помощи предпринимателю, а следовательно, из мысли о полезности/бесполезности своих действий. При этом государственный служащий имеет лишь ограниченный набор инструментов для решения проблем, причем этот набор определяется положением, который данный чиновник занимает в структурах власти.

В условиях жесткого государственного регулирования возрастают требования к эффективности государственных структур, квалификации и моральным качествам работников административно-управленческого аппарата. Их главная задача - своевременно выявлять проблемные вопросы, в том числе касающиеся малого бизнеса, и принимать эффективные решения в рамках единой стратегии социально-экономического развития. Одним из показателей квалификации госслужащих в конкретной сфере деятельности является содержание принимаемых нормативных правовых актов. В формате ГЧП «именно правильно подготовленный закон посылает правильный сигнал инвестору», - подчеркивает международный эксперт Тони Бонничи, секретарь группы специалистов Европейской экономической комиссии ООН по вопросам государственно-частного партнерства[11]. Серьезным барьером в реализации задуманных планов может стать наметившаяся в республике тенденция быстрой ротации управленческих кадров, которая не позволяет чиновнику достичь должного профессионального уровня, даже при условии его искреннего стремления к этому.

В начале 2014 г. Министерство экономики Беларуси приступило к созданию Национального центра государственно-частно

го партнерства. Сегодня он координирует работу по внедрению ГЧП на уровне министерств и региональных органов управления. Развитие ГЧП будет дополняться созданием поддерживающих региональных структур. Здесь необходимы квалифицированные кадры. В Академии управления при Президенте Республики Беларусь уже готовят специалистов в области ГЧП. Открыта магистерская образовательная программа «Управление инвестиционными проектами в государственно-частном партнерстве». На учебу планируется приглашать не только представителей государственных учреждений и государственных органов, но и бизнесменов, чтобы они знали, чего ожидать от такого партнерства, в чем его преимущества для бизнеса и государства, для граждан. Учебный процесс соответствует западным стандартам обучения, включает деловые игры, тренинги, метод кейсов, круглые столы и дискуссии. Это практикоориентированная магистратура. Специалисты, принимавшие участие в выполнении инновационных проектов в области ГЧП, читают лекции и проводят занятия с магистрантами. Необходимо развивать такую систему подготовки кадров и в регионах, внедрять там бизнес-образование, иначе Минск останется мегаполисом, а все остальные регионы - провинцией. В итоге динамичное развитие ГЧП во всех регионах Республики Беларусь будет способствовать изменению формата взаимодействия органов управления и бизнеса.

  • [1] Achieving best value in private finance initiative project procurement IC. Hardcastle [et al.] // Construction Management and Economics. - 2003. - Vol. 21, N 5. -P. 461—470.
  • [2] Political Risks: analysis of Key Contract Clauses in China’s ВОТ Project / S. Q. Wang [et al.] I I Journal of Construction Engineering and Management. - 1999. -Vol. 125, N3.-P. 190-197. 2 Kwak Y. H., Chih Y. Y, Ibbs C. W. Towards a Comprehensive Understanding of Public Private Partnerships for Infrastructure Development // California Management Review. - 2009. - Vol. 51, N 2.
  • [3] Дерябина М. А. Государственно-частное партнерство: теория и практика // Вопросы экономики. - 2008. - № 8. - С. 61-77. 2 См.: Государственно-частное партнерство: теория и практика / Гос. ун-т -Высшая школа экономики; редкол.: В. Г. Варнавский [и др.]. - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ , 2010. - 287 с.; Воротников А. М., Королев В. А. Оценка состояния государственно-частного партнерства в регионах (по результатам мониторинга). - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2009. - 28 с. - (Препринт / ГУ - ВШЭ, WP8/2009/01). 3 НП «Центр развития государственно-частного партнерства» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://pppcenter.ru. - Дата доступа: 16.08.2012.
  • [4] Барьеры развития механизма ГЧП в России. - М.: НПФ «Экспертный институт», 2010. - 32 с.
  • [5] Эмпирической основой являются материалы социологического мониторинга «Общественное мнение», проводимого Институтом социологии НАН Беларуси за 2009 г. Республиканская выборка включает 2110 респондентов, опрашиваемых методом анкетирования на каждом из этапов мониторинга.
  • [6] Conte Aug. Cours de philosophic positive. - 3-me ed. - Paris, 1869. - Vol. 4. - P. 237.
  • [7] Виноградов В. В. Семнадцатитомный Академический словарь современного русского литературного языка и его значение для советского языкознания // Вопросы языкознания. - 1966. - № 6. - С. 11-12.
  • [8] ' Дюркгейм Э. О разделении общественного труда / пер. с фр. А. Б. Гофмана, прим. В. В. Сапова. - М.: Канон, 1996. - С. 283. 2 Давидюк Г. П. Дюркгейм Эмиль // Новейший социологический словарь. -Минск: Книжный Дом, 2010 - С. 304. 3 Герасименко А. Мозговой штурм [Интервью с председателем Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимира Карягина] // Экономическая газета. - 2008. - 14 окт. - С. 1,4.
  • [9] Богуш В. А. Число организаций малого бизнеса в Беларуси приближается к 100 тыс. // БелТА [Электронный ресурс]. - 19 янв. 2013. - Режим доступа: http://www.belta.by/ru/all_news/economics/Chislo-organizatsij-malogo-biznesa-v-Belarusi-priblizhaetsja-k-100-tys_i_621539.html. - Дата доступа: 31.01.2014. 2 Денис Лавникевич. Декрет № 6: удачный рыночный ход или благие пожелания? // Портал Bel.biz [Электронный ресурс]. - 08 мая 2012. - Режим доступа: http://law.bel.biz/articles/dekret_6_udachnyj_rynochnyj_hod_ili_blagie_ pozhelaniya/. - Дата доступа: 31.01.2014.
  • [10] Интервью с Павлом Данейко. Три главных итога 2013 года для белорусского бизнеса // Комсомольская правда в Беларуси [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.kp.by/daily/26180.3Z3067544. - Дата доступа: 31.01.2014.
  • [11] Международные эксперты отмечают потенциал Беларуси в развитии государственно-частного партнерства // БелТА [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.belta.by/ru/all_news/economics/Mezhdunarodnye-eksperty-ot-mechajut-potentsial-Belarusi-v-razvitii-gosudarstvenno-chastnogo-partnerstva_i_ 649444.html. - Дата доступа: 31.01.2014.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >