Функционирование субъектов малого бизнеса в условиях переходной экономики

Если вы нарушаете правила, вас штрафуют; если вы соблюдаете правила, вас облагают налогом.

Лоренс Питер

Республика Беларусь стала, пожалуй, единственной страной бывшего СССР, чей путь в рыночную экономику абсолютно не укладывается в так называемый восточноевропейский стандарт[1]. Объективный фактор, который до сих пор (почти четверть века) определяет «лицо» белорусской национальной экономики, - унаследованная от Советского Союза производственная инфраструктура. Это огромное для практически десятимиллионной страны количество крупных промышленных предприятий. Поэтому в республике и не сработали типичные для постсоветских стран алгоритмы реконструирования экономики, связанные с массовым высвобождением работников промышленности при одновременном их вовлечении во вновь создаваемые

малые производства и сферу обслуживания. Если бы в Беларуси в течение короткого времени остановились все крупные заводы и фабрики, как это произошло в ряде других постсоциалистических государств, то без работы оказалось бы практически все население крупных городов. Внутренняя хозяйственная стратегия руководства нашей страны была направлена на сохранение крупных трудовых коллективов с обеспечением необходимых социальных гарантий для работников. Таким образом, основополагающим принципом государственной политики в регулировании деятельности частных малых предприятий в Республике Беларусь был выбран «режим строгого благоприятствования с тяготением к указанию направлений их деятельности»[2].

Принятые белорусским правительством меры позволили, начиная с 1996 г., преодолеть спад производства, стабилизировать положение на внутреннем потребительском рынке. С 2000 г. в Беларуси стала проводиться достаточно жесткая денежно-кредитная политика, обеспечивающая снижение темпов инфляции. В Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2001-2005 гг. ставится задача превратить белорусский малый и средний бизнес в активно формирующееся звено интенсивно развивающейся экономики, довести его долю в общем объеме выручки от реализации продукции по народному хозяйству до 25%, т. е. фактически увеличить более чем в 2 раза. Это предполагало активное проникновение частного капитала в так называемые «производственные» отрасли: промышленность, сельское хозяйство, транспорт, научные разработки и т. д., требующие значительных капитальных инвестиций.

Однако анализ статистических данных свидетельствовал о тенденции сокращения количества малых предприятий и росте числа индивидуальных предпринимателей, связывающих, как правило, свою деятельность со сферой услуг и торговлей.

Динамика изменения состава и структуры субъектов малого предпринимательства приведена в табл. 3.21.

Таблица 3.2. Динамика численности субъектов негосударственного сектора экономики Республики Беларусь

Показатель

По состоянию на

1.01.1999 г.

1.01.2000 г.

1.01.2001 г.

1.07.2001 г.

ед.

%

ед.

%

ед.

%

ед.

%

Всего субъектов малого предпринимательства

150047

100,0

157516

100,0

186701

100,0

199140

100,0

В том числе:

малые предприятия

24061

16,0

26787

17,0

28310

15,2

26366

13,2

по отношению к предыдущему году

113,1

111,3

105.7

93,1

индивидуальные предприятия

125986

84.0

130729

83.0

158391

84,8

172774

86,8

по отношению к предыдущему году

106,0

103,8

121.2

109,1

Как видим, наиболее четко вышеуказанная тенденция проявилась в 2001 г., когда имело место сокращение почти на 7% числа юридических лиц и значительный (более 9%) рост числа индивидуальных предпринимателей. Не останавливаясь на макроэкономических факторах, сдерживающих развитие хозяйственной инициативы субъектов вообще (в теории современного менеджмента их называют STEP-факторами), мы попытались выявить основные причины изменений организационно-правовой структуры частного бизнеса в Республике Беларусь.

Проведенное социологическое исследование[3] позволило выделить факторы, которые в наибольшей степени препятствовали

развитию предпринимательства в начале 2000-х гг. Опрошенным предпринимателям было предложено восемь основных правовых и экономических причин, которые могут препятствовать развитию частного бизнеса. И практически все они были выделены как в значительной степени мешающие развитию предпринимательской деятельности. Наибольшее количество нареканий вызвали существовавшая система налогообложения предпринимателей (80,8%), отсутствие эффективной государственной поддержки (73,1%) и несовершенство республиканского законодательства по предпринимательству (73,1%).

Выделять данные причины у предпринимателей были особые основания, которые связанны с объективными условиями развития малого бизнеса. Во-первых, характерным моментом действовавшей налоговой системы стало множество видов налогов и сборов при одновременном наличии большего количества льгот и преференций как предусмотренных в законодательстве, так и предоставляемых индивидуально по распоряжению Главы государства. Кроме того, имела место практика отсрочки задолженностей без уплаты пени, что в условиях инфляции фактически является их списанием. При высоких налоговых ставках доля налогов в ВВП составляла около 35%, что свидетельствовало о перераспределении налоговой нагрузки на эффективно работающие предприятия. Во-вторых, присутствовала непоследовательность государственной политики в области поддержки малого бизнеса. С одной стороны, в Беларуси существовала обширная законодательная база и сеть общественных и государственных организаций, направленных на поддержку предпринимательства, с другой - отсутствовали реальные механизмы поддержки, что вело к ухудшению условий создания и развития малых частных предприятий. Примером тому являлись приостановки регистрации и регулярные перерегистрации действующих субъектов, установление высоких ставок арендной платы в долларах США, что при стремительно падающем курсе белорусского рубля могло привести к гибели многих малых предприятий, работающих на арендуемых площадях. Не способствовали развитию предпринимательства и дискриминация негосу дарственного сектора при распределении квот на ресурсы, запреты государственным предприятиям на отпуск продукции коммерческим структурам, расширение перечня лицензируемых видов деятельности и т. д. В-третьих, действовавшее основное уголовное, гражданское и административное законодательство содержало мало норм прямого действия, было значительно отяжелено массой подзаконных актов, ведомственных нормативных материалов, которые довольно часто менялись, противоречили друг другу. В иерархии законодательства верховенствовали не только законы, но декреты, указы Президента, которые наделялись силой закона.

Опрошенные были недовольны и чрезмерным контролем со стороны государства (72,3%), особенно предприниматели, занимавшиеся коммерческо-посреднической деятельностью. Среди них этот фактор, как значительно препятствующий своей деятельности, выделили 86,3% респондентов, организовавших грузовые перевозки. Это было связано с введением нового порядка контроля и оформления ввозимых товаров, происходивших из третьих стран и выпущенных в свободное обращение в Российской Федерации. Неизбежно росли затраты у предприятий, работавших с российскими крупными дистрибьюторами по поставке небольших партий сырья, материалов, комплектующих. Переход на прямые договоры поставок от изготовителей не только требовал времени и дополнительных транспортных расходов, но был зачастую и экономически нецелесообразен. Крупные коммерческие и государственные предприятия, как правило, имеют оптовые скидки и выгодные формы расчетов, что никогда не распространяется на мелкие. Таким образом, рамки деятельности малого бизнеса значительно ссужались.

Развитие предпринимательской деятельности, по мнению опрошенных, также сдерживали отсутствие эффективной системы государственных гарантий (62,5%), проблемы обеспечения кредитными ресурсами (59,5%), сложность регистрации и лицензирования (57,1%). Действительно процедура оформления документов была довольно сложна и не отработана. Постоянно расширялся перечень видов деятельности, которые требовали лицензирования. На момент проведения нашего опроса их было уже 152, большинство объединяло множество самостоятельных видов работ. Лицензированием занималась 51 организация, в том числе 22 министерства, 10 государственных комитетов, 10 комитетов при министерствах, 7 хозяйствующих органов (концерны и объединения), а также областные, городские и районные исполкомы. Кроме того, выдача лицензий регулировалась 21 Законом, 19 Указами и Декретами Президента, 45 постановлениями Совета Министров, 117 нормативными документами различных министерств и ведомств. Лицензировать нужно было не только предпринимательскую деятельность, но и отдельные виды работ[4]. В принятом Декрете Президента Республики Беларусь «О лицензировании отдельных видов деятельности» (от 14.07.2003 г. № 17) количество лицензируемых видов деятельности значительно сократилось, но одновременно увеличилась плата за лицензии на оставшиеся виды деятельности. И, наконец, недостаточный уровень развития инфраструктуры рынка отметили 48,3% респондентов.

Все эти внешние факторы сковывали инициативу субъектов малого хозяйствования в формировании рыночного поведения, препятствовали становлению и развитию мотивационного комплекса предпринимателя. Лишь фактор отсутствия системы эффективных мер, противостоящих монополизации рынка и недобросовестной конкуренции завис на чаше весов влияния «значительно - незначительно». Возможно, у предпринимателей сохранялась привычка к монополии с советских времен. Это подтверждает тот факт, что данную причину 41,5% опрошенных предпринимателей отметили как обстоятельство, незначительно влияющее на становление бизнеса в республике (табл. 3.3). На определении причин, не сопутствующих становлению и развитию негосударственного сектора экономики, ни коим образом не сказались возраст, пол и образование респондентов. Можно сделать вывод, что наличие всех перечисленных выше факторов и в основном касающихся налогообложения, государствен

ной поддержки и нестабильности законодательно-правовой среды, значительно сдерживало развитие предпринимательства в Беларуси. Все это вело к созданию в стране антиинвестици-онного климата, когда субъекты малого бизнеса не желали рисковать.

Таблица 3.3. Факторы, препятствующие развитию предпринимательства в Беларуси, %

Перечень факторов

В значительной степени

Незначительно

Не препятствуют

Отсутствие эффективной государственной поддержки

73,1

22,0

3,2

Существующая система налогообложения предпринимателей

80,8

15,8

2,5

Проблемы обеспечения предпринимателей кредитными ресурсами

59,5

30,9

5,1

Чрезмерный контроль со стороны государства

72,3

22,5

3,2

Несовершенство республиканского

законодательства по предпринимательству

73,1

20,6

3,7

Отсутствие эффективной системы государственных гарантий

62,5

27,1

6,9

Сложность регистрации и лицензирования

57,1

28.9

10,9

Отсутствие системы эффективных мер, противостоящих монополизации рынка и недобросовестной конкуренции

41,5

41,9

10,0

Недостаточный уровень развития инфраструктуры рынка

48,3

37.6

8,6

Анализ практики регистрации и перерегистрации субъектов хозяйствования в соответствии с Гражданским кодексом и положением, утвержденным Декретом Президента от 16.11.2000 г. № 22 «О внесении изменений и дополнений в Декрет Президента Республики Беларусь от 16 марта 1999 года № 11 и некоторых вопросах государственной регистрации отдельных юридических лиц», высветил ряд проблем, которые не только существенно тормозили процесс создания новых, но и в определенной степени осложняли работу предприятий. Основными из них были: значительные расходы на перерегистрацию или создание юридического лица в результате установления относительно высоких размеров уставных фондов и повышения регистрационных сборов; запрет регистрации в жилых помещениях многоквартирных жилых домов, что на этапе вхождения в бизнес в условиях монопольновысоких ставок арендной платы является непреодолимым препятствием для многих субъектов хозяйствования; длительность процедур как регистрации (не менее 1,5-2 месяцев), так и ликвидации (от 3 до 6 месяцев); нечеткое изложение ряда положений и наличие отсылочных норм, касающихся в основном организаций, вследствие чего возникает их неоднозначное и «вольное» толкование органами, осуществляющими регистрацию. Поэтому в начале нашего столетия преимуществом для начала предпринимательской деятельности был наиболее простой и доступный порядок регистрации индивидуальных предпринимателей. При этом индивидуальные предприниматели, как и юридические лица, могли применять наемный труд (число сотрудников не регламентировалось и не ограничивалось) и иметь значительные объемы производства и выручки.

Значительный шаг вперед, сделанный в развитии предпринимательства в результате принятия Гражданского кодекса, практически одновременно был сдержан изданием Декрета Президента Республики Беларусь № 11 «Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» от 16 марта 1999 г. Еще в конце 1990-х - начале 2000-х гг. начало предпринимательской деятельности облегчалось простым и доступным порядком регистрации индивидуальных предпринимателей. При этом число наемных работников у индивидуальных предпринимателей не контролировалось. Установленное Декретом Президента Республики Беларусь № 4 от 27.01.2003 г. ограничение наемных лиц у индивидуального предпринимателя (не более трех физических лиц на основе гражданско-правовых или трудовых договоров) сразу не привело к значительным изменениям в организационно-правовой структуре частного бизнеса. Это нововведение носило мощный криминогенный заряд, поскольку подталкивало к фиктивному оформлению дополнительных «индивидуалов». В дальнейшем руковод ство республики склонилось к тому, чтобы сократить долю ИП и увеличить количество МП. Для этого Указом Президента от 29 декабря 2006 г. предпринимателям-«индивидуалам» было запрещено принимать на работу неродственников. Данный запрет стал настоящим ноу-хау белорусской экономической модели. Тем самым деятельность белорусских индивидуальных предпринимателей ограничивалась рамками семейного бизнеса.

В современном бизнесе, по данным Corporate Executive Board (СЕВ), ценятся профессионалы, которые обладают следующими 10 навыками: умение расставлять приоритеты и работать в команде, организационная осведомленность и эффективное решение проблем, самосознание и проактивность, способность оказывать влияние и эффективное принятие решений, способность к обучению и техническая смекалка[5]. В нынешнем изменяющемся мире лидерство и способность принимать стратегические решения стали важными и определяющими признаками. На заре «перестройки» при открытии собственного дела наличие профессиональных навыков имело принципиальное значение. Получается, что граждане, занятые ИТД, находились в схожем положении с наемными работниками. Ведь устраиваясь на работу наемный работник для достижения результатов изначально вкладывает свой безналичный капитал - профессиональное умение. В Белорусской ССР около половины осуществляющих ИТД занимались кустарно-ремесленными промыслами и около 1/3 были заняты в бытовым обслуживании (табл. 3.4). Лет 10 назад реальность была такова, что в отечественном бизнесе профессиональные навыки уже особо не котировались. В организации бизнеса необходим был в первую очередь наличный капитал.

Произошедшее в начале 2000-х гг. снижение жизненного уровня широких слоев населения республики привело к росту влияния денег, что отразилось на всех видах деятельности. Так и в занятии предпринимательством главным фактором,

Таблица 3.4. Численность граждан, занятых индивидуальной трудовой деятельностью (на начало года) [145, с. 32-33]

Всего занятых

1988 г.

1989 г.

1990 г.

тыс. чел.

в % к итогу

тыс. чел.

в % к итогу

тыс. чел.

в % к итогу

Всего граждан, занятых ИТД

14,9

100

27,6

100

26,7

100

Из них заняты: кустарно-ремесленными промыслами

7,1

47,6

12,4

44,9

14,5

54,3

бытовым обслужива

нием населения

4,5

30,2

11,2

40,6

7,9

29,6

в социальнокультурной сфере

0,4

2,7

0,8

2,9

1,0

3,8

народными художественными промыслами

0,1

0,7

0,2

0,7

0,3

1,1

другими видами ИТД

2,8

18,8

3,0

10,9

3,0

11,2

определяющим успех, выступало наличие определенной суммы средств (стартового капитала). Это отмстили 75,2% респондентов. Не последнюю роль играют наличие знакомств и связей (47,4%) и определенных способностей и черт характера (44,0%). Далее следуют гарантии и поддержка со стороны государственных органов (36,6%), общий благоприятный в обществе климат, направленный на поддержку предпринимательства (33,5%) и льготное кредитование со стороны банков (30,0%). При этом и мужчины и женщины проявили единодушие в выделении факторов, способствующих успешному занятию малым бизнесом.

О криминальном характере многих видов белорусского бизнеса вначале 2000-х гг. говорили многие. Главная причина криминализации предпринимательской деятельности виделась в удручающем характере белорусского хозяйственного законодательства. Другая причина заключалась в том, что с развалом Советского Союза государственный контроль за деятельностью предприятий не ослаб, как этого следовало бы ожидать, а наоборот, усилился (например, лицензирование и порядок регистрации), что вынуждало предпринимателей заниматься многими видами дсятельности подпольно. И сегодня бытует мнение, что чуть ли не каждый предприниматель, желает он того или нет, вынужден время от времени преступать закон. Это не дает оснований говорить о том, что каждый предприниматель автоматически становится преступником, но тем не менее сложившаяся ситуация такова, что бизнес имеет возможность выйти за рамки правового поля. Следствием этого может стать рост правового нигилизма среди предпринимателей.

Для выяснения общего отношения предпринимателей к соблюдению законодательных норм в нашем исследовании был задан вопрос по поводу исполнения закона, если он, по мнению предпринимателей, несправедлив. Оказалось, что большинство предпринимателей законопослушанием не отличались. Это подтверждалось и тем, что 44,3% опрошенных считали, что следует делать вид, что закон исполняешь, находя возможность его «обойти», 18,0% не считали нужным исполнять несправедливые законы, 2,7% дали иные ответы. Независимо от возраста все старались закон проигнорировать. Интересно, что несколько более законопослушными были мужчины-предприниматели. Низкая эффективность отечественной налоговой системы привела к тому, что наиболее широкий круг правонарушений, совершаемых в сфере предпринимательства, относился к нарушениям налогового законодательства. И лишь менее 1/3 опрошенных предпринимателей (32,2%) заявили, что любой закон следует исполнять. Получается, что «гибкому» (в худшем смысле слова) законодательству вполне соответствует и его «гибкое» исполнение.

Почему так происходило? Во-первых, сказывалась «дурная» наследственность советского периода - укоренившаяся практика двойной морали, а также просто необходимость обойти множество противоречивых бюрократических предписаний свыше, чтобы продолжить свое дело. Во-вторых, практика работы субъектов малого предпринимательства определяется в первую очередь законодательством, регулирующим деятельность всех субъектов экономики. И если далее говорить о правовой базе регулирования отношений к частной собственности, то в 2001 г. почти 2/5 опрошенных (40,3%) считали, что законодательство

Беларуси не способствует становлению рыночных отношений, чуть меньше (37,8%) - что способствует лишь в некоторой степени, 17,5% - противоречит принципам рыночных отношений, 3,2% - полностью способствует. Такие выводы не удивительны. Если в 1991 г. на уровне правительства было принято 507 документов, регулирующих экономическую деятельность, то в 1999 г. -2084'. В 2000 г. нормативно-правовая база ежедневно пополнялась двумя-тремя документами, причем некоторые из них вводились в действие задним числом, что вносило неразбериху в предпринимательской среде, особенно малых предприятий. Например, Декрет Президента от 12.03.2001 г. № 7 «Об увеличении размера единого платежа, предусмотренного п. 1 ст. 23 Закона Республики Беларусь «О бюджете Республики Беларусь на 2001 год и о порядке распределения» и о порядке распределения этого платежа» был введен в действие со дня его официального опубликования. Первоначально бухгалтеры предприятий для исчисления размера единого платежа должны были поступившую в марте выручку разбивать пропорционально числу дней до и после издания Декрета и раздельно с каждой части исчислить налог. Затем в июле вышла инструкция, определяющая иной порядок разбивки выручки за март и обязывающая субъектов сделать пересчет ранее исчисленных и уплаченных налогов.

Таким образом, в начале 2000-х гг. республиканская законодательно-правовая среда отличалась нестабильностью, бессистемностью и была далека от совершенства. Она содержала много отсылочных норм, будучи перегруженной различными актами и ведомственными материалами. Вообще принятие многочисленных дополнений и инструкций создает атмосферу неуверенности, что негативно сказывается на текущей работе и перспективах развития предпринимательской деятельности. Одно дело, когда сами предприниматели действуют по формуле: «Если государство мне не помогает, то зачем выполнять его законы», другое - когда само государство вынуждает бизнесменов идти на правонарушения.

1 Быкова Т. Индивидуальное предпринимательство - способ самореализации или искусство выживания? - С. 5.

В сложившихся условиях не было удивительного в том, что 30,3% респондентов считали практически невозможным заниматься бизнесом, не нарушая законодательства, и 57,9% - что можно, но затруднительно. Лишь 9,6% ответили, что можно честно работать. Некоторые чиновники из государственных органов пытались придумать механизмы отбора угодных предпринимателей, провоцируя тем самым последних (понимающих свое достаточно бесправное положение) на дачу взяток. В 2001 г. более половины (50,8%) опрошенных предпринимателей были убеждены, что нельзя заниматься предпринимательской деятельностью, не давая взяток в различные государственные инстанции, что подтверждалось жизненной практикой ведения дел. В результате опроса отмечено, что самыми «жадными на презенты» оказались сотрудники таможни и налоговой инспекции. Они разделили между собой первое место (39,5 и 39,1% соответственно). От сотрудников таможни и налоговой инспекции пострадали в основном коммерсанты (48,1%), продавцы готовой продукции (43,0%), консультанты (36,8%) и финансисты (33,3%). Второе место досталось работникам правоохранительных органов (31,2%), третье - работникам местных городских и районных исполкомов (20,5%). Далее следовали их вышестоящие коллеги из Брестского облисполкома (6,3%), сотрудники Комитета госконтроля Республики Беларусь (5,8%), прокуратуры (3,5%), работники министерств (3,4%), судьи (3,2%). Все перечисленные инстанции больше всего «тянули» взятки из предпринимателей-продавцов. Не приходилось давать взятки чиновникам лишь 35,1% респондентов. Основная часть занимающихся иными видами деятельности и производством поддержали честь государственных контролирующих органов (71,4 и 48,4% соответственно).

Власти обладают достаточно мощными рычагами, чтобы вынудить предпринимателя стать «благотворителем». Речь идет о «добровольно-обязательных» отчислениях на разного рода муниципальные нужды (благоустройство города, ремонт зданий, другие потребности коммунального хозяйства). И действия их -даже незаконные - в данном случае принимают вполне законную официальную норму. Но ограничиваться традиционными обвинениями в адрес чиновничества и «обелять» предпринимателей нет смысла. У сделки есть как минимум две стороны. Корыстные наклонности власть имущих используются предпринимателями, и зачастую цинично, для решения собственных проблем: взятка помогает получить доступ к дешевым ресурсам и индивидуальные льготы, освободиться от части легальных платежей и избежать «благотворительных» сборов. Конечно, это не рыночный торг равноправных сторон, ущемление предпринимателя здесь очевидно, но представлять его только лишь в качестве пострадавшей стороны было бы не совсем верно.

Поскольку образовавшаяся новая социальная прослойка состояла в основном из индивидуальных предпринимателей, то именно они оказались наиболее подверженными поборам со стороны криминальных структур. Среди опрошенных 22,2% предпринимателей приходилось платить деньги рэкетирам, при этом 2,0% делали это регулярно. Из общего количества оплачивавших «крышу» 61,5% составляли индивидуальные предприниматели. Они же представляли основную часть (47,3%) среди тех, кто оплачивал услуги криминальных структур иногда. Имевших 1-2 наемных работников «трясли» чуть меньше - 19,0%. Предприниматели, которые задействовали в своей деятельности от 6 до 10 человек, тоже страдали от криминала. Среди регулярно оплачивавших «услуги» рэкета они находились на втором месте (23,0%). Сумма колебалась от 50 до 800 долларов, в основном раз в месяц. Таким образом, действия государственных структур, не создающие эффективных мер защиты предпринимателей как от собственных, так и «теневых» структур, способствовали в конечном счете, пусть и непроизвольно, перманентной подпитке криминальной среды.

Анализ причин, по которым разорялись предприниматели, показал, что основной причиной было непомерное налогообложение (69,7%). Вторая и третья по значимости причины - нехватка финансовых средств и плохой расчет своих сил и возможностей (44,8 и 37,7% соответственно). Среди других причин были названы нехватка экономических знаний (20,5%) и кредитные долги (17,2%). И это не удивительно. У многих предпринимателей отсутствовало экономическое образование; его имели только менее 1/ю респондентов, или 9,1%. Такая причина, как конфликты среди предпринимателей, не была популярной, хоть и присутствовала. Характерны серьезные разногласия с администрацией городского и районного исполнительных комитетов и трудовым коллективом. Зависимость объективных и субъективных оценок по поводу разорения приведена в табл. 3.5.

Таблица 3.5. Парное распределение ответов на вопросы: «Некоторые предприниматели сейчас разоряются, как Вы думаете, по какой причине это происходит? (можно отметить несколько вариантов)» и «Грозит ли Вам, как предпринимателю, разорение в ближайшее время?»

Некоторые предприниматели сейчас разоряются, как Вы думаете, по какой причине это происходит? (можно отметить несколько вариантов)

Грозит ли Вам как предпринимателю разорение в ближайшее время?

Нет, экономическое положение моего дела надежное

Положение не очень надежное, возможно, разорюсь

В ближайшее время определенно стану банкротом

Другое

Нет ответа

Из-за непомерного налогообложения

34,4%

52,7%

4,1%

7,9%

0,9%

Не рассчитали своих сил и возможностей

39,1%

46,5%

2,4%

11,0%

1,0%

Из-за нехватки экономических знаний

39,8%

38,3%

3,7%

15,0%

3,2%

Из-за конфликтов с трудовым коллективом

27,7%

61,1%

8,3%

0%

2,7%

Из-за конфликтов с администрацией городского/район-ного исполкома

30,1%

55,9%

2,1%

11,8%

0,1%

Из-за конфликтов с администрацией «Брестоблимущество»

18,1%

45,4%

9,0%

27,2%

0,3%

Из-за нехватки финансовых средств

32,3%

52,9%

5,4%

8,2%

1,2%

Многие набрали кредитов, а рассчитаться не смогли

39,2%

47,3%

2,6%

10,7%

0,2%

Другие причины (какие?)

24,3%

41,4%

2,4%

29,2%

2,7%

Нет ответа

50,0%

50,0%

0%

0%

0%

Если говорить о материальном положении предпринимателей, то в целом оно не сильно отличалось от финансового положения населения республики в целом. На вопрос: «Испытываете ли Вы в настоящее время материальные трудности?» 57,8% опрошенных ответили, что испытывают в средней мере, в большей мере -30,5%. Практически не испытывали материальных затруднений 11,7% респондентов. Несмотря на материальные трудности многие изъявили желание поучаствовать в аукционах по приобретению недвижимости, но для ее покупки у 47,5% предпринимателей не было средств; 8,9% опрошенных приняли бы участие в аукционах, если бы знали, где и когда те проходят; 18,0% респондентов недвижимость не была нужна. Не определись с ответом 1/4 предпринимателей (25,1%). При этом те, кто практически не испытывал материальных трудностей, вкладывать свои капиталы в недвижимость не спешили (табл. 3.6).

Таблица 3.6. Парное распределение ответов па вопросы: «Испытываете ли Вы в настоящее время материальные трудности?» и «Желаете ли Вы участвовать в аукционах по приобретению недвижимости?»

Испытываете ли Вы в настоящее время материальные трудности?

Желаете ли Вы участвовать в аукционах по приобретению недвижимости?

Да, принял бы, если бы знал где и когда аукционы проходят

Нет, мне недвижимость не нужна

Принял бы, но для покупки недвижимости у меня нет средств

Не знаю

Нет ответа

Да, в большей мере

8,5%

14,6%

57,0%

19,1%

0,8%

В средней мерс

8,5%

19,9%

45,2%

25,7%

0,7%

Практически не испытываю

11,8%

17,1%

34,2%

36,8%

0,1%

«Не в деньгах счастье», - говорят одни. «Но они дают возможности, которые способны сделать человека счастливым», -возражают им другие. Богатые люди - какие они? Столкнувшись с реалиями «свободного» рынка, жесткой, часто недобросовестной конкуренцией, предприниматели менее всего верили, что состояние появившихся богатых людей нажито честным и добросовестным трудом или же получением богатого наследства. Так считали 15,7 и 13,2% респондентов соответственно. По их мнению, «богатые» разбогатели посредством жульнических махинаций (60,6%), благодаря удачному стечению обстоятельств

(56,9%), воровством, грабежом и другими преступными деяниями (34,2%). Среди других путей обогащения называлось занимание должностей, связанных с доступом к распределению государственных и благотворительных средств. Такой фактор денежного достатка, как «знание и талант», получил 21,7% голосов предпринимателей. Столь общее негативное отношение предпринимателей к финансовой элите можно объяснить скрытостью самого богатого слоя (значит, есть что скрывать) или его откровенной «теневизацией»; кроме того, быть состоятельным в нашем обществе опасно. У предпринимателей еще сохранялся в памяти развенчанный гласностью ореол бывшей властвующей элиты. А новая элита, по сути, не появилась, так как бывшие чиновники советского партийного аппарата, профинансировав свою деятельность за счет государственных (комсомольские, партийные, профсоюзные и иные взносы) средств, заняли главенствующие позиции в бизнесе. Получается, что элита не изменилась, а поменялись лишь ее позиции - идеологические на экономические. Все это было общеизвестно и не забыто. Отмеченные же знания и талант показывали на признание предпринимателями в основном заслуг перед страной творчески одаренных личностей, часто имеющих коммерческую хватку. Тем не менее представление, что чем больше в стране богатых, тем лучше всем живется, присутствовало более чем у 2/3 опрошенных предпринимателей. Причем с этим утверждением согласились полностью 32,3% (кстати, наибольший процент придерживавшихся этого мнения среди предпринимателей составили лица среднего возраста, т. е. старше 50 лет - 53,9%). С данным представлением 39,5% респондентов частично были согласны, 19,5% не согласились и 8,5% затруднились ответить.

Тема социального неравенства в богатых и бедных странах популярна и в наши дни. Появилась новая наука - психология богатства. В ней говорится о том, что «наши люди» по привычке расставляют экономические ценности в следующем порядке: стабильность (защищенность), надежность (комфорт), богатство. А это - мышление бедных! Мышление же богатых отличается от мышления бедных иной (обратной) расстановкой приоритетов экономических ценностей: богатство, надежность (комфорт), стабильность (защищенность)1. Грамотно ли с научной точки зрения это утверждение? Приведем пример. Современная в Европе ситуация такова, что крохотный Люксембург с населением 520 тыс. человек является самым богатым государством. В мире оно уступает только Катару. Ежемесячный доход на душу населения - 3200 евро. Великое Герцогство Люксембург - это прежде всего финансовый центр, здесь процветают также интернет-компании и средства массовой информации. По мнению профессора Люксембургского университета Арлана Коффа, секрет успеха Люксембурга заключается в том, что, во-первых, страна нашла свою нишу - она создала для себя экономику на основе банковского дела. Во-вторых, Люксембург стремится не столько к росту, сколько к стабильности. Это привело к тому, что в стране очень сильный средний класс[6] . Стало быть, люди с мышлением бедных смогли достичь высокого благосостояния. Скорее всего, в понятие стабильности мы вкладываем разные значения.

Каков был денежный вклад, который вносили в белорусскую экономику сами субъекты малого бизнеса? Снижение в конце 1990-х гг. показателей количества предпринимателей и юридических лиц, а также численности работающих в данном секторе не могло не отразиться и на показателях вклада частного сектора в экономику страны. В итоге доля этого сектора в ВВП снизилась с 45,7% в 1998 г. до 42,7% в 1999 г.; произошло также заметное снижение налоговых поступлений как от юридических лиц, так и от частных предпринимателей (табл. 3.7).

Говоря о своих доходах, большинство опрошенных предпринимателей (31,7%), считали, что примерная рентабельность их деятельности колеблется в рамках от 11 до 20%. Если рассма-

Таблица 3.7. Некоторые экономические показатели предприятий негосударственной формы собственности, %

Удельный вес налоговых поступлений в общем объеме поступлений, %

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.

От негосударственных предприятий

16,3

15.3

17.4

18,5

16,0

От предприятий без образования юридического лица

0,5

1.1

1.3

1.5

о,9

Процентное соотношение юридических лиц и предпринимателей без образования юридического лица

29/71

37/63

39/61

37/63

35/65

Доля продукции предприятий негосударственной формы собственности в ВВП

36,8

39.9

43,3

45,7

42,7*

* Доля в общем объеме производства промышленной продукции.

тривать сферы хозяйственной деятельности, то наиболее прибыльными являлись финансово-кредитная сфера и грузовые перевозки; здесь у значительной части предпринимателей доходы были повыше (26,6 и 23,8% соответственно). При определении примерного процента совокупного ежегодного дохода от своей деятельности, который уходил на выплату налогов, 39,2% опрошенных указали 21-40%. Эта сумма налогов выплачивалась независимо от сферы деятельности, при этом торговля являлась наиболее налогооблагаемой.

Предпринимателям при заполнении анкеты было предложено указать, каким, по их мнению, должен быть процент налоговых отчислений от совокупного ежегодного дохода предпринимателя, чтобы бизнес был рентабельным и одновременно выгодным государству. Этот вопрос вызвал у них затруднения. Более половины опрошенных (53,7%) не ответили (может, еще не определились, сколько «отстегивать» государству). И лишь 11,5% предпринимателей предложили налоговую ставку в 11-15%. Это можно было интерпретировать по-разному. Во-первых, как прямое указание на относительно невысокий уровень материальной обеспеченности. Особенно если учитывать тот факт, что мотивировка о наличии «свободных денег», позволивших начать собственное дело, занимала у опрошенных предпринимателей предпоследнее место с 10,2%, то предприниматели - люди все-таки не богатые. Во-вторых, как косвенное указание на то, что материальный интерес на самом деле для предпринимателей значительно более важен, чем они пытались показать. И в-третьих, как попытку самообороны перед лицом агрессивного общественного мнения.

Дополняя штрихи к доходности бизнеса, отметим, что сегодня самозанятые в Беларуси зарабатывают в среднем лишь в 1,1— 1,3 раза больше, чем наемные работники. При этом коэффициент вариации доходов среди предпринимателей составляет 94% (мужчины) и 87% (женщины), у наемных работников - 68% для мужчин и 71% для женщин[7]. Отсюда следует, что дифференциация предпринимателей по средним доходам ненамного выше по сравнению с наемными рабочими. Выходит, предпринимательский бонус выглядит не слишком привлекательно.

Главная причина разорения предпринимателей в 2000-х гг. -существовавшая система налогообложения. В это время наметилась тенденция к снижению поступления денежных средств в государственную казну от малых предприятий и лиц без образования юридического лица. Неустойчивое финансовое положение предпринимателей подтверждалось и невысоким процентом их доходов (в основном 21-40%). Помимо снижения прямых показателей, одной из негативных тенденций выступали структурные изменения в самом предпринимательском секторе, которые выражались в постоянном увеличении удельного веса частных предпринимателей при уменьшении количества юридических лиц. При введении нового порядка регистрации ставилась задача движения к цивилизованным формам предпринимательства, их упорядочению. Но на первоначальном этапе это движение происходило как раз в обратном направлении. При этом не исключался вариант изменения лишь организационно-правовой формы бизнеса при сохранении прежней деятельности. Организовывая свое дело, предприниматели рассчитывали на определенные суммы денег («стартовый капитал»), поэтому проблема

накопления средств становилась особенно актуальной. Если сравнивать рентабельность и выплаченные налоги, то получается, что заниматься предпринимательством было невыгодно. А так как ряды предпринимателей с каждым годом пополнялись, значит, указанные суммы доходов занижались, а налогов, наоборот, завышались. Такое положение дел объяснялось нежеланием самих предпринимателей афишировать размеры своих реальных доходов. Поэтому стремление в сектор индивидуального предпринимательства выступало как способ самосохранения, позволявший заниматься той же деятельностью, но с меньшими затратами, а также обеспечивавший мобильность средств, возможность их сохранения в случае изменения рамочных условий работы.

Пункт о возможности привлекать наемных работников, не являющихся членами семьи или близкими родственниками, был включен Министерством экономики Республики Беларусь в план либерализации весной 2010 г. Предполагалось, что предпринимателям предоставят право привлекать трех наемных работников из числа неродственников на период до 31 декабря 2012 г. Но это намерение так и не было реализовано, а Указ Президента от 29 декабря 2006 г. не претерпел изменений. Аргументация этой позиции была такова: индивидуальным предпринимателям предоставляется возможность перехода к осуществлению своей деятельности «в более цивилизованной организационноправовой форме» - юридического лица. 16 мая 2014 г. был подписан Указ № 222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами», в котором индивидуальным предпринимателям наконец разрешили-таки нанимать не более трех лиц независимо от родственных связей. В принятии таких законодательных актов проявляется двойственное отношение руководства страны к приватизации и предпринимательству. Неудивительно, что в результате поведение предпринимателей регулируется не столько формально предписанными правилами, сколько нормами, постоянно воспроизводимыми как продукт живого взаимодействия хозяйствующих субъектов.

По всей видимости, в обозримом будущем белорусы будут смотреть на индивидуальных предпринимателей, одиночек-инноваторов с недоумением. К сожалению, термин «индивидуализм» и производные от него «индивидуальность», «индивидуальный» до сих пор в белорусском обществе тянут за собой шлейф негативных ассоциаций. Особенно если речь идет об отечественных индивидуальных предпринимателях. Искажающее смысл индивидуализма отождествление его с эгоизмом и противопоставление коллективизму, также очень важному принципу организации жизни людей в сообществах, имеет в белорусском менталитете глубинные корни. Это использовалось советской идеологической системой в целях пропаганды образа работника, опирающегося на общинное сознание, и для противопоставления его капиталисту-единоличнику. Хотя такое противопоставление индивидуализма и коллективизма в основе своей неверно. Индивид, принимая ценность собственной независимости и свободы, должен признавать эту ценность за каждым человеком в сообществе и тем самым признавать ценность самого сообщества (коллектива), в котором живет.

Противники индивидуальной трудовой деятельности в защиту своей позиции выдвигают аргумент, что при купле-продаже никаких творческих идей и оригинальности не нужно. Вместе с тем, на наш взгляд, необходимо учитывать обе стороны медали. В данном случае - объективную (макроэкономическую) и субъектную (индивидуальную) причины занятия предпринимательством. Для их рассмотрения обратимся к истокам. Переход к новым рыночным отношениям в 1980-90-е гг. в Республике Беларусь сопровождался экономическим, социальным и политическим кризисом (объективная причина). Поэтому основным мотивом включения в сферу предпринимательства для многих вчерашних наемных работников выступила неотложная потребность в выживании - в материальном, профессиональном и даже физическом смыслах (субъектная причина). И для решения жизненно важных проблем торгово-закупочная деятельность была наиболее доступной, так как для ее осуществления не требовалось специализированных знаний, на приобретение которых уходили бы годы. В итоге «индивидуальная трудовая деятельность» утратила свое первоначальное значение «как общественно полезная деятельность граждан (по производству товаров и оказанию платных услуг)». Нестабильность и незавершенность законодательно-правовой базы, низкая эффективность и усложненность действующей налоговой системы, отсутствие благоприятного инвестиционного климата, ограничение возможности получения лизинговых услуг, неразвитость системы самоорганизации и инфраструктуры поддержки малых форм предпринимательства, слабая социальная и правовая защищенность владельцев и работников предприятий малого бизнеса - эти последствия проводимой государством жесткой политики регулирования всех экономических преобразований, по мнению опрошенных предпринимателей, оказывали отрицательное влияние на становление и развитие индивидуальной автономности. Предприниматели практически не имели возможности расширять действующее производство или осваивать новые виды продукции, создавать дополнительные рабочие места или внедрять инвестиционные проекты с участием иностранных партнеров. Именно поэтому приоритет до сих пор отдается торгово-закупочной деятельности, которая имеет скорее вынужденный характер.

Со временем посреднический бизнес только укрепил свои позиции, в том числе и потому, что к некоторым видам деятельности предпринимателей просто не подпускают. В результате частный сектор в меньшей мере задействован в производстве. Во многом это связано с ограниченным доступом к субконтрактации - особой форме организации промышленного производства, рассчитанной на использование широкой сети поставщиков и ведущей к существенному снижению глубины своего производства. Поскольку в основе распределения материальных и финансовых потоков лежит ведомственный подход, то крупные предприятия в основном взаимодействуют между собой. Частные малые предприятия, как правило, не имеющие ведомственной подчиненности, воспринимаются не как партнеры, а как конкуренты. Таким образом, белорусское индивидуальное предпринимательство оказалось в состоянии ограниченной социально-экономической свободы, став «заложником» социально взвешенного варианта рыночных преобразований в стране.

Основополагающим тезисом государственной политики в регулировании деятельности частных малых предприятий в Республике Беларусь стало сильное директивное начало. Это проявилось в том, что государственные органы управления требовали у таких предприятий выполнения доведенных «сверху» показателей. Также государство, сохранив монополию в прибыльных отраслях экономики, другие отрасли оставило на «откуп» малому и среднему бизнесу. В итоге государство превратилось в главного коммерсанта страны[8]. В результате сложившаяся в национальной экономике обстановка сделала относительно выгодной и удобной не организационную, а индивидуальную предпринимательскую деятельность, на которую легла основная нагрузка развития малого бизнеса.

  • [1] Шевцов Ю. «Одинокая» страна // 7 Дней. - 1999. - 13 фев. - С. 4.
  • [2] Свен-Олаф Невиак, консультант Белорусского союза предпринимателей и нанимателей им. М. Кунявского. Режим строгого благоприятствования [интервью А. Герасименко у Свена Олафа Невиака] // Экономическая газета. -2009. - 6 нояб. - С. 1,3.
  • [3] Быкова Т. Индивидуальное предпринимательство - способ самореализации или искусство выживания?: малый бизнес РБ // НЭГ. - 2002. - 5 марта. - С. 5. 2 В сентябре-декабре 2001 г. автором был проведен опрос официально зарегистрированных субъектов малого бизнеса Брестской области. Опрошено 650 человек (что составляет 5% от генеральной совокупности).
  • [4] Беларусь: выбор пути. Национальный отчет о человеческом развитии-2000. -Минск, 2000.-С. 25.
  • [5] Скотт Стейнберг. 7 основных профессиональных навыков, которые нужно искать при подборе персонала [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.hr-portal.ru/article/7-osnovnyh-professionalnyh-navykov-kotorye-nuzhno-iskat-pri-podbore-personala. - Дата доступа: 01.07.2011.
  • [6] Личные финансы. Психология богатства. Чем отличается мышление богатых от мышления бедных? [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.myglobal-finance.ru/publications-myshlenie-bogatyh-i-bednyh.html. - Дата доступа: 06.05.2014. 2 Европейские новости. Богатые и бедные страны ЕС [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ru.euronews.com/2014/05/06/europe-s-choice-rich-man-poor-man. - Дата доступа: 06.05.2014. 3 Быкова Т. Индивидуальное предпринимательство - способ самореализации или искусство выживания? - С. 5.
  • [7] Акулова М. Выбор белоруса: гарантированная зарплата или риски бизнеса [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://management.bel.biz/articles/vybor_ belorusa_garantirovannaya_zarplata_ili_riski_predprinimatelstva. - Дата доступа: 06.05.2014.
  • [8] Свен-Олаф Невиак. Режим строгого благоприятствования. - С. 1,3.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >