Индивидуальные стратегии решения экономических задач в условиях мирового финансово-экономического кризиса

Ваша жизнь - это результат всех решений, принятых осознанно или подсознательно. Если способны контролировать процесс выбора и принятия решения, то сможете контролировать и все стороны своей жизни.

И тогда обретете свободу, которая дает способность отвечать за себя.

Роберт Ф. Беннетт

Проблемы финансово-экономического мирового кризиса 2009 года стали предметом рассмотрения на многочисленных форумах, прежде всего на саммитах глав государств и правительств «восьмерки», а также «двадцатки». Несмотря на различия в трактовке причин кризиса, его последствий и мер противодействия мировым экономическим сообществом была выработана общая позиция - осознание серьезности создавшейся ситуации и необходимости проведения реформы сложившейся международной финансовой системы, поскольку она не отвечает требованиям мировой экономики в условиях ее глобализации. На состоявшихся встречах принято согласованное решение по ряду вопросов борьбы с кризисом. Руководители стран согласились создать на основе Форума финансовой стабильности новый орган - всемирный регулятор - Совет финансовой стабильности, имеющий право отслеживать выполнение странами глобальных стандартов регулирования и надзора в финансовом секторе. Было принято решение о реформировании Мирового валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка, которым страны «двадцатки» выделили значительную сумму для оказания помощи прежде всего развивающимся странам, пострадавшим от кризиса. Такой комплекс антикризисных мер выступает как часть формирующейся системы глобального экономического регулирования, а структурно-функциональные сдвиги в экономике образуют ее новый этап развития. Для экономистов исследование этих новых проблем приобретает особое значение в условиях современного этапа научно-технического прогресса - информационной революции и глобализационных процессов1.

Социологическое осмысление кризисных явлений предполагает многоуровневый характер. Модель социальной реальности может быть представлена на двух основных уровнях - это макро- и микроуровни. Макросоциология основное внимание уделяет моделям поведения, помогающим понять сущность любого общества. Эти модели, которые можно назвать структурами, включают такие общественные институты, как семья, образование, религия, а также политический и экономический строй. На данном уровне общество понимается как определившаяся в процессе исторического развития человечества относительно устойчивая система социальных связей и отношений как больших, так и малых групп людей, поддерживаемая силой

' Динкевич А. И. Мировой финансово-экономический кризис (опыт структурно-функционального анализа) // Центральный банк Российский Федерации. Кризис: причины, последствия, уроки [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cbr.ru/publ/MoneyAndCredit/dinkevich.pdf. - Дата доступа: 05.04.2010.

обычая, традиции, закона, социальных институтов и т. д. (гражданское общество), основывающаяся на определенном способе производства, распределения, обмена и потребления материальных и духовных благ. Микросоциологический уровень анализа представляет собой изучение микросистем (кругов межличностного общения), составляющих непосредственное социальное окружение человека. Это системы эмоционально окрашенных связей индивида с другими людьми. Различные соединения таких связей образуют малые группы, члены которых связаны друг с другом позитивными установками и отделены от других неприязнью и безразличием. Специалисты, работающие на этом уровне, считают, что социальные явления можно понять лишь на основе анализа тех смыслов, которые люди придают данным явлениям при взаимодействии друг с другом. Главная тема их исследований - поведение индивидов, их поступки, мотивы, значения, определяющие взаимодействие между людьми, которое, в свою очередь, оказывает влияние на стабильность общества или происходящие в нем перемены.

Анализ адаптационных стратегий жителей Беларуси в условиях мирового финансово-экономического кризиса позволяет, с одной стороны, выявить и описать наиболее удачные типы экономического поведения на микроуровне, которые способствуют минимизации негативного влияния макрофакторов[1], с другой стороны - определить, в какой мере и по каким направлениям государственная социальная политика оказывается наиболее эффективной в плане обеспечения возможностей для наилучшего раскрытия творческого потенциала хозяйствующих субъектов в изменившейся экономической ситуации. Эффективность социальной политики может быть оценена путем проведения экономико-социологических исследований, которые «имеют своей целью выяснить, каким образом люди используют свои ограниченные ресурсы для производства, распределения и обмена товаров и услуг в целях потребления, т. е. анализируется про-

цесс выбора между альтернативными вариантами использования редких ресурсов, методы организации ресурсов, способы распределения богатства и вознаграждений за экономическую деятельность»[2].

В Республике Беларусь одним из наиболее авторитетных источников эмпирических социологических данных является ежегодный республиканский мониторинг «Общественное мнение», проводимый Институтом социологии НАН Беларуси. Результаты этого мониторинга, полученные в «кризисном» 2009 г., свидетельствуют, что крылатая фраза Главы белорусского государства о том, что кризиса у нас нет, а кризис вокруг нас, весьма четко определила общий вектор социального настроения большинства населения страны по поводу возникающих финансовых трудностей. Вместе с тем следует отметить, что реальное изменение условий хозяйственной деятельности заметно повлияло на экономическое поведение людей, которым пришлось приспосабливаться к новым реалиям, вырабатывать адаптационные решения, использовать нестандартные подходы, пересматривать прежние схемы работы, апробировать новые модели. Опишем наиболее существенные особенности адаптационных решений жителей Беларуси, опираясь на результаты республиканского мониторинга.

Математическая теория принятия решений по экономическим проблемам основана на предположении, что все лица, принимающие решения (ЛПР), с помощью определенных правил являются «экономически мыслящими» людьми, т. е. в пределах, допустимых законами, морально-этическими стандартами и т. п., они стараются максимизировать результаты производственнохозяйственной деятельности предприятия (например, прибыль). Однако в жизни ЛПР не всегда стремятся максимизировать экономический результат. Вместо этого ЛПР принимают «удовлетворительные», «достаточно хорошие» решения. Такие модели принятия решений называются нормативными. Попытка осмыслить истинные причины принятых решений привела

к возникновению дескриптивных моделей, в основе которых лежит поведенческая теория принятия решений. Она носит ярко выраженный объясняющий (как фактически принимаются решения), а не предписывающий (какими должны быть решения) характер. В ней используются психологические модели, в которых учитываются процессы и силы, объясняющие реальное поведение ЛПР. Согласно одной из психологических моделей ЛПР скорее старается «удовлетворить», чем максимизировать, т. е. найти достаточно хорошее решение в конкретных условиях с учетом традиций принятия решений. Иными словами, определяющими являются скорее традиции принятия решений, личные качества ЛПР, чем стремление к максимизации какого-либо критерия[3].

По сфере непосредственной реализации адаптационные решения могут быть «интросферными» и «экстрасферными». Первые связаны с действиями субъекта в традиционных границах (рамках) его хозяйственной деятельности. Вторые явно выходят за эти рамки, например, в область общественных отношений, сферу политики и т. д. Поскольку адаптационные решения принимаются в условиях непредусмотренных ранее трудностей, то при их разработке предполагается использование нестандартного подхода на основе новых идей с отработанными ранее возможностями. В нашем случае возможности - терминальные и инструментальные средства достижения целей. Для выделения адаптационных решений по основанию реализации рассмотрим вопрос: «Что (кто) помогает Вам справляться с жизненными проблемами?». Такие терминальные ценности, как семья и вера в Бога, не рассматриваются, поскольку не являются дифференцирующими. Итак, используя варианты ответов на выбранный нами вопрос, адаптационные решения могут быть: 1) профессионально ориентированные: деловые качества, профессиональные знания, умения и хорошее образование; 2) социально ориентированные: друзья, личный авторитет, известность, репутация, наличие нужных связей, знакомств; 3) материально

ориентированные: деньги, занимаемая должность, наличие собственности; 4) нормативно-законодательно ориентированные: государство, обращение к закону, участие в политической жизни. Изучение профессионально ориентированных адаптационных решений позволяет проанализировать уровень профессиональной подготовки, а также определить особенности профессионального мышления. Социально ориентированные адаптационные решения принимают субъекты, сильно ориентированные на социум. Их могут принимать как общительные, коммуникабельные люди, так и необщительные, замкнутые. Наличие денег, собственности и высокой занимаемой должности помогают некоторым субъектам разрешать жизненные трудности. Обращение к законодательной власти как самой влиятельной в государстве позволяет индивидам заручиться поддержкой государственных структур и, в случае необходимости, юридически укрепить принятое решение.

В рамках настоящего исследования мы разделяем два основных типа адаптационных решений и соответствующих этим решениям стратегий экономического поведения. Это активные и пассивные решения. Первые связаны с деятельностной адаптацией, когда роль субъекта ярко выражена. Вторые предопределяют выжидательную позицию субъекта решения. В ходе анализа социологических данных республиканского мониторинга[4] мы выделили три группы социальных субъектов, которые являются носителями определенных типов адаптационных решений. Основой дифференциации стали ответы респондентов на вопрос о выборе стратегии поведения при решении возникающих материальных затруднений, связанных не только с результатом деятельности, но и с реализацией самой деятельности («Если Ваше материальное положение в ближайшее время существенно ухудшится, то как Вы поступите?»). Материальные

(предметные) ценности выступают как объектами потребностей и интересов человека, так и социальными благами, содержащимися в общественно-экономических процессах[5]. Поэтому снижение размера материальных доходов многими социальными субъектами воспринимается болезненно.

Итак, представители первой группы в случае серьезных материальных затруднений стремятся к выработке экономически активных решений (52,3%). Представители второй склонны занимать выжидательную позицию (21,1%), практически такую же долю (23,0%) составляют затруднившиеся в выборе активного/ пассивного адаптационного решения. Назовем данную группу «сомневающиеся». Кроме того, выявлена еще одна группа, статистически незначимая (3,6%), представители которой готовы в ситуации существенного ухудшения их материального положения к активным протестным действиям политического характера (участию в митингах, забастовках и т. п.). В силу крайней малочисленности этой группы мы исключаем ее из области нашего анализа, поскольку в данном случае отсутствует возможность для корректного сопоставления с вышеуказанными насыщенными группами.

Распределение ответов респондентов по выделенным группам на вопрос: «Какого подхода Вы, как правило, придерживаетесь в решении материальных проблем?» подтвердило предположение, что приверженцы активных адаптационных решений существенно более экономически активны и в повседневной хозяйственной практике. Доля носителей активного типа экономического поведения в 3 с лишним раза превышает аналогичную долю в группе «пассивных» и почти в 2,5 раза - в группе «сомневающихся». Хотя при решении материальных проблем большая часть каждой группы носителей различных адаптационных решений старается жить по средствам (среди активных - 42,3%, пассивных - 57,2%, сомневающихся - 48,0%).

Первые негативные проявления мирового финансово-экономического кризиса в Беларуси встретили спокойно. Фактически

как определенное преимущество «белорусской модели экономики» в условиях кризиса выступал факт неразвитости в нашей стране рынков ценных бумаг, кредитов, депозитов, страховых и гарантийных услуг1. Предполагалось, что это обстоятельство автоматически защитить Беларусь на микроэкономическом уровне от воздействий глобального кризиса, «произошедшего из-за переизбытка долларов». Однако резкое ухудшение показателей финансово-хозяйственной системы республики привело к нарастанию социальной напряженности. Например, в новогодние праздники накануне 2009 г. в Беларуси был зафиксирован ажиотажный спрос на иностранную валюту, промышленные товары иностранного производства длительного пользования, спиртосодержащие напитки, сигареты, т. е. товары, ценники на которые не успели скорректировать. Был определен и скачок цен, когда по целому ряду товаров рост цен существенно превысил уровень девальвации (рост цен на чай - до 29%, на рыбу -до 44%, на фрукты и овощи - до 59,6%, крупы - до 27%)[6] .

Таким образом, в результате влияния финансово-экономического кризиса на все сферы деятельности жизненные проблемы для многих жителей Беларуси стали более ощутимыми и менее разрешимыми. Прямой подсказкой в изучении адаптационных решений, вырабатываемых в условиях финансово-экономического кризиса, послужит рассмотрение алгоритма разрешения возникающих трудностей, который формируется у индивидов на основе практического опыта на протяжении всей их жизни. Данный алгоритм начинается с анализа сложившейся ситуации (что нами уже сделано), затем происходит ее оценка, далее формируется концепция для поиска ответа с дальнейшей проверкой принятого решения.

В нашем исследовании социальным субъектам предложено было указать проблемы, наиболее их волнующие. При помощи

SPSS, с использованием стандартной процедуры расчета факторного анализа, предлагаемые 17 вариантов-положений были сведены к меньшему количеству независимых влияющих величин. В результате выделены 7 собственных факторов, превосходящих единицу. Первый фактор объясняет 9,457% суммарной дисперсии, второй - 8,804%, третий - 8,701%, четвертый - 6,844%, пятый - 6,436%, шестой - 5,991%, седьмой - 5,977%. Итак, варианты мнений граждан по волнующим проблемам можно отнести к семи факторам в следующем порядке (взяты три переменные, наиболее сильно коррелирующие с каждым фактором):

Фактор 1. Назовем его «Благосостояние». Желающих решить жилищные проблемы (0,615), волнует уровень оплаты труда (0,518), а также лишение возможности домостроиться, т. е. угроза потери работы (0,220).

Фактор 2. «Здоровье нации». Обеспокоенные ростом пьянства и алкоголизация населения (0,785) и распространением наркомании (0,778) опасаются всеобщей деградации, в том числе расслоения общества на бедных и богатых (0,112).

Фактор 3. «Потребительский минимум». Жизнь, рассчитанная по минимальным средствам, вынуждает зависеть от тарифов на коммунальные услуги (0,619), цен на продукты и товары первой необходимости (0,581) и уровня пенсионного обеспечения (0,229).

Фактор 4. «Самосохранительный». Применение принципа «Я отвечаю за себя, за свою семью, за свою страну» формирует у субъектов позитивные ориентации на самосохранение в качестве и доступности медицинского обслуживания и лекарств (0,627), личной безопасности (0,584) и переживаниях за экологическую ситуацию (0,203).

Фактор 5. «Финансовый». Своевременность выплаты зарплаты, пенсий (0,712), угроза потери работы (0,441), проблема состояния здоровья (0,101) - для обыкновенного работника это стандартный набор проблем, который со временем начинает действовать в обратном порядке.

Фактор 6. «Стратификационный». В последние годы проблемы социально-экономического характера, такие как инфляции и обесценения денег (0,768), расслоения общества на бедных и богатых (0,522) и угроза потери работы (0,173) воспринимаются как хронические.

Фактор 7. «Самочувствие». Состояние Вашего здоровья (0,353), угроза потери работы (0,328), уровень оплаты труда (0,271).

Для дальнейшего анализа отобраны первые шесть факторов (кратко нами охарактеризованные), так как внутри седьмого наблюдается слабая факторная нагрузка. Кроме того, две переменные - это угроза потери работы и расслоение общества на бедных и богатых - относятся к нескольким факторам одновременно. Первая переменная находится в 1-м, 5-м и 6-м факторах, вторая переменная - во 2-м и 6-м. В нашем случае такое допустимо. Для установления связей выделенных факторных значений с переменными «активные», «пассивные» и «сомневающиеся» используем стандартное разбиение факторных значений на четыре группы процентилей: влияние проблемы отсутствует, слабое, сильное или очень сильное. Ниже представлена сборная таблица сопряженности выявленных факторов и интересующих нас групп социальных субъектов (табл. 2.1).

Проанализировав связи между факторными значениями и переменными (дифференцированными по режиму воплощения адаптационными решениями) в пяти последних внутренних подтаблицах, можно отметить лишь небольшие расхождения процентных значений. Проведенный тест ^-квадрат по каждой из внутренних таблиц подтвердил незначимое различие между отобранными переменными.

Фактор «Благосостояние» в настоящее время доминирует в сознании опрошенных социальных субъектов в целом, кроме сторонников активных адаптационных решений, которые не возводят жилищную проблему в ранг «сложно решаемых». Действительно, в настоящее время более 700 тыс. белорусских граждан «томятся» в очередях за квадратными метрами[7]. Согласно статистическим данным, в Беларуси по состоянию на 1 января 2009 г.

Таблица 2.1. Оценка влияния жизненных проблем на различные группы социальных субъектов

Группа респондентов

Влияние жизненных проблем

Итого

отсутствует

слабое

сильное

очень сильное

Фактор 1. «Благосостояние», %

Активные

33,0

29,0

26,0

12,0

100,0

Пассивные

14,2

18,3

20,0

47,5

100,0

Сомневающиеся

17,7

22,2

27,0

33,1

100,0

% от социальной группы

21,6

23,2

24,3

30,9

100,0

Фактор 2. «Здоровье нации», %

Активные

26,4

24,0

24,0

25,6

100,0

Пассивные

19,8

27,3

27,0

25,9

100,0

Сомневающиеся

25,2

25,2

26,0

23,6

100,0

% от социальной группы

23,8

25,5

25,7

25,0

100,0

Фактор 3. «Потребительский минимум», %

Активные

24,3

23,6

24,7

27,4

100,0

Пассивные

25,0

28,6

24,8

21,6

100,0

Сомневающиеся

26,8

24,7

25,2

23,3

100,0

% от социальной группы

25,4

25,6

24,9

24,1

100,0

Фактор 4. «Самосохранительный», %

Активные

24,8

23,9

22,3

29,0

100,0

Пассивные

25,9

26,6

28,8

18,7

100,0

Сомневающиеся

25,4

26,2

27,9

20,5

100,0

% от социальной группы

25,4

25,6

26,3

22,7

100,0

Фактор 5. «Финансовый», %

Активные

25,0

26,0

21,5

27,5

100,0

Пассивные

27,7

23,4

26,6

22,3

100,0

Сомневающиеся

23,7

24,1

32,2

20,0

100,0

% от социальной группы

25,5

24,5

26,8

23,2

100,0

Фактор 6. «Стратификационный», %

Активные

26,6

22,8

23,9

26,7

100,0

Пассивные

23,4

30,0

25,9

20,7

100,0

Сомневающиеся

22,9

25,6

27,4

24,1

100,0

% от социальной группы

24,3

26,2

25,7

23,8

100,0

на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий состояли 701 023 человека, что на 2,4% меньше, чем на 1 января 2008 г. В том числе своей очереди построить жилье с господдержкой ожидали 16 927 многодетных и 338 701 молодых семей. Более

10 лет в очереди состоят свыше 156 тыс. человек[8]. Для Беларуси это звучит странно: объемы строительства жилья увеличиваются, население сокращается, а нуждающихся все больше. Почему так происходит?! На наш взгляд, проблема заключается в том, что в стране много «искусственно нуждающихся», намеренно ухудшаются жилищные условия, заключаются фиктивные сделки (брак, регистрация). То есть существует изначальная фальсификация нуждаемости. Скорее всего, пассивные и сомневающиеся социальные субъекты, находясь в долгосрочных очередях, на подсознательном уровне ощущают чувство дискомфорта, которое, в свою очередь, способствует формированию не активного, как можно было ожидать, а пассивного экономического поведения.

Что или кто помогает опрошенным нами социальным субъектам в проблемной ситуации, когда деятельность не реализуется принятыми ранее способами, и достижение результата деятельности в изменившихся условиях непрогнозируемо, затруднено или исключено (табл. 2.2).

Как видно из табл. 2.2, группа активных социальных субъектов имеет более высокий интегральный «показатель надежды», чем группы пассивных и сомневающихся социальных субъектов, у которых он практически одинаков. Кроме того, надежда подталкивает деятельных граждан к самостоятельным активным действиям, пассивных и не определившихся - к ожиданию активных действий помощи извне. Так, при сравнении внутри самих групп построенной структурной иерархии условий, помогающих справляться с жизненными проблемами, обращает на себя внимание доминирующее положение института семьи. Терминальная ценность «вера в Бога» занимает у пассивных социальных субъектов 2-е место, сомневающихся - 3-е место, активных - 10-е место. Также для выделенных социальных групп важную роль в разрешении жизненных трудностей играет финансовая поддержка.

Таблица 2.2. Распределение ответов респондентов по выделенным группам на вопрос: «Что (кто) помогает Вам справляться с жизненными проблемами?», рейтинг в коэффициентах

Вариант ответа

Активные

Пассивные

Сомневающиеся

1.

Семья

4,22

4,17(1)

4,19(1)

2.

Жизненный опыт

3,79

3,62 (3)

3,60 (2)

3.

Деньги

3,67

3,48 (4)

3,48 (4)

4.

Друзья

3,44

3,15 (5)

3,30 (5)

5.

Знания, владение информацией

3,30

2,91 (8)

3,06 (7)

6.

Нравственные качества

3,30

3,13 (6)

3,13 (6)

7.

Деловые качества

3,28

2,90 (9)

3,05 (8)

8-9.

Наличие нужных связей, знакомств

3,19

2,95 (7)

2,96(10)

8-9.

Профессиональные знания, умения

3,19

2,76 (12)

2,97 (9)

10.

Вера в Бога

3,18

3,70 (2)

3,5 (3)

11.

Хорошее образование

3,11

2,79(10-11)

2,92 (11)

12

Личный авторитет, известность,

репутация

2,90

2,60(15)

2,73 (12)

13.

Наличие собственности

2,67

2,66 (14)

2,68(13)

14.

Обращение к закону

2,53

2,73 (13)

2,48(16)

15.

Престиж профессии

2,50

2,47 (16)

2,49(15)

16.

Занимаемая должность

2,44

2,41 (17)

2,44(17)

17.

Государство

2,32

2,79(10-11)

2,6(14)

18.

Участие в политической жизни

2,02

2,03 (18)

2,31 (18)

Средний «показатель надежды»

3,058

2,958

2,994

Накопленный жизненный опыт, заработанные деньги, приобретенные друзья, полученные знания и нравственные качества помогают активным гражданам в преодолении жизненных проблем, а также сопутствуют реализации необходимых экономических стратегий. Для разрешения возникающих трудностей активные используют в равной мере наличие нужных связей, знакомств и профессиональные знания, умения, при этом так называемой надстройкой этих условий выступают деловые качества. Сегодня деловые или профессиональные качества личности - это то, что выделяет профессионала среди представителей своей же сферы деятельности. То есть речь идет об определенных универсальных качествах человека/профессионала, вне зависимости от конкретной сферы деятельности, благодаря которым он становится эффективнее остальных работников.

Пассивные субъекты выделяют владение информацией и деловые качества, надстраивая над ними наличие нужных связей и знакомств, что указывает на зависимость неактивных от внешних факторов. С другой стороны, у пассивных в решении проблем срабатывает древнейшая бизнес-мудрость: «Связи решают все!». Тем самым даже у неактивных в экономическом смысле субъектов в повседневной жизни присутствуют элементы предпринимательской деятельности, поскольку они для эффективного разрешения жизненных проблем делают значительный упор на отношения с людьми. Бизнес - это отношения людей. Социальным связям, благодаря которым обеспечивается успех (или неуспех) любого дела американские маркетологи дали отдельное название «нетворкинг» (от англ, net - сеть и work - работа). Польза от «нужных людей» часто определяется только экспериментально, практически, с использованием авантюризма. В таком случае причиной инертности у пассивных субъектов может выступать вовсе и не отрицательная характеристика. Возьмем, к примеру, высказывание немецкого философа начала XIX в. Фридриха Шеллинга о пассивности: «Счастье есть состояние пассивности. Чем мы счастливее, тем мы пассивнее по отношению к объективному миру. Чем свободнее мы становимся, чем более приближаемся к разумности, тем меньше мы нуждаемся в счастье»[9].

Что касается группы сомневающихся, то представители данной общности склонны к реализации скорее пассивного, а не активного экономического поведения. Неопределившиеся в выборе социально-экономических стратегий упускают целый ряд возможностей в жизни, в то время как другие за эти возможности ухватываются и получают преимущество. У сомневающихся социальных субъектов, как и у пассивных, сильно полагание на внешние социальные институты. Это институты власти - государство и обращение к закону, которые через контролирующие функции обеспечивают существование принципов социальной

справедливости. Для пассивных и сомневающихся граждан «наиболее приемлемыми являются общественные отношения, в которых государство без волеизъявления своих граждан не имеет права делать то, что оно считает полезным обществу, но и не имеет права оставлять граждан без своей помощи даже в обмен на свое невмешательство в частную жизнь граждан»1.

В последнее время в мировом сообществе обострилась критика в адрес общепринятого отношения к экономическому росту как к главному показателю успехов социального развития. Вместо конкретных количественных показателей, описывающих степень экономического развития государства и уровень жизни его населения, на первый план стали выдвигаться так называемые мягкие индикаторы, характеризующие качество жизни в данной стране. В Беларуси также происходит активный поиск новых ориентиров и целевых установок для будущего развития общества. Одним из показателей качества жизни является уровень социального оптимизма, который выступает своеобразным социальным двигателем эффективного экономического развития. Изучение социального самочувствия отечественных предпринимателей на начальном этапе либерализации национальной экономики приятно удивляет достаточно высоким уровнем социального оптимизма. А ведь на их плечи ложится основная нагрузка происходящих реформ.

По данным республиканского мониторинга в 2009 г.[10] , материальное положение своих семей 55,2% опрошенных предпринимателей и 57,7% остальных граждан определили как «среднее». Далее мнения разошлись: свое материальное положение «хорошим» и «скорее хорошим» считают 29,9% предпринимателей и только 11,6% остальных граждан. Состояние «семейной экономики» определили «плохим» и «скорее плохим» 26,8% остального населения и лишь 11,4% субъектов бизнеса. Как видим, деловые люди более оптимистичны в самооценках. По мнению трети предпринимателей, материальное положение их се

мей в 2009 г. по сравнению с 2008 г. практически не изменилось, и столько же считают, что оно лишь немного ухудшилось. При оценке жизненной ситуации в целом 14,9% предпринимателей отвечают: «Все более чем нормально» (среди остальных - 9,4%), 41,4% - «Все не так плохо и можно жить» (среди остальных -36,2%). Поскольку деловой человек ассоциируется с хорошим здоровьем, неиссякаемой энергией и оптимизмом, то латентная потребность в общественном признании не позволяет представителям отечественного бизнеса снижать планку создаваемого ими образа успешного предпринимателя.

Оценивая экономическое положение своего дела (предприятия) в 2009 г., 18,4% предпринимателей посчитали его стабильным, 36,8% - неустойчивым, 11,5% - находящимся в кризисном состоянии, 27,6% затруднились ответить, 2,3% не дали ответа. Остальные респонденты ответили на данный вопрос следующим образом: 23,3% отметили стабильность, 16,1% - неустойчивость, 7,6% - кризис, 17,2% затруднились с ответом и 3,6% не ответили. Как видно, влияние макроэкономических факторов, в том числе последствий мирового кризиса, для предпринимателей более ощутимо. Любое колебание внешней среды вызывает у предпринимателей чувство напряженности. Так, более половины (52,3%) предпринимателей считают, что в нашем обществе присутствует социальная напряженность, тогда как среди остальных опрошенных граждан так думают 35,8%. То, что остроты социальных проблем скорее нет, отметили 20,9% опрошенных (вдвое больше, чем в группе предпринимателей).

Будучи представителями наиболее экономически активной и, пожалуй, самой адаптоспособной группы белорусского общества, отечественные бизнесмены тонко чувствуют любые изменения в условиях хозяйственной деятельности и немедленно на них реагируют. Категория времени занимает в сознании наших предпринимателей особое место и играет важнейшую роль. В связи с этим, когда деловые люди рассказывают о своей повседневной практике, часто можно услышать фразы: «важно было успеть к моменту...», «нужно было все завершить до... числа», «это был как раз тот период, когда было можно...» и т. п.

В учебниках по менеджменту и предпринимательству временная модель напоминает беговую дорожку, которая потенциально открыта для всех и движется навстречу с определенной скоростью. Хочешь выиграть у конкурентов? - Ускоряйся. Или создавай другую легальную дорожку и сам определяй на ней «правила игры». Это в теории. На практике наша «дорожка» за последние 25 лет многократно и, как правило, без предупреждения меняла «скорость, уклон, покрытие...». И все эти изменения происходили в исторически сжатые сроки - на протяжении жизни и хозяйственной деятельности одного поколения.

Действуя в напряженных условиях, белорусские «атлеты» бизнеса выработали настоящий спортивный характер, позволяющий успешно преодолевать трудности и находить выход из самых сложных ситуаций. Известное высказывание Гарри Трумэна: «Спад - это когда ваш сосед теряет работу, кризис - когда работу теряете вы»[11] - к белорусским предпринимателям не относится. Не смогли определить, насколько для них реальна была угроза потери работы в 2009 г., 28,6% опрошенных, а отсутствие данной проблемы отметили и вовсе 34,5% предпринимателей. Данный показатель почти в два раза превышает аналогичный у остальных граждан (15,9%). Возможно, такая биполярность в оценках объясняется недостатком объективной и полной информации о мировом финансовом кризисе и его последствиях. Правительством Беларуси предлагались оптимистичные прогнозы, подкрепляемые активными мерами по улучшению отечественной экономики. Несмотря на это об объявленном курсе на либерализацию белорусской экономики, которая предполагает раскрепощение предпринимательской инициативы, ничего не знали 56,3% представителей бизнеса. И только пятая часть предпринимателей слышали о разрабатываемой Директиве № 4, из них только половина ее поддержали. Затруднились определить степень своей информированности 51,7% респондентов-предпринимателей. Можно говорить о том, что в сознании нынешних деловых людей доминировало скорее пессимистичное отно-

шение к происходившим в 2009 г. в республике социально-экономическим переменам.

Не видя перспектив для предпринимательства как самостоятельной сферы деятельности, 42,5% субъектов бизнеса, тем не менее, верили в улучшение своей жизни в ближайшем будущем. Считали, что жизненная ситуация останется без изменений 23,0% предпринимателей, изменится к худшему - 6,9%, затруднились с ответом - 26,4%, не ответили - 1,1%. Скорее всего, у представителей бизнеса происходит постепенное формирование определенных моделей поведения в кризисной ситуации по принципу «если для других такого еще никогда не было, то для нас это пять случилось». Причем важным в данном случае становится не генерирование новых идей, а их осуществление. Так, при решении материальных проблем 42,5% опрошенных бизнесменов повышали свой доход всеми возможными способами. Среди остальных респондентов таких было 22,8%. Старались жить по средствам 36,8% предпринимателей (из остальных - 46,6%), снижали уровень своих запросов и потребностей - 18,4% (из остальных - 22,9%), ничего не предпринимали - 2,3% (из остальных - 6,4%). Не дали ответа 1,3% остальных граждан.

Таким образом, высказывание французского писателя Ж. Дю-тура: «Подлинный оптимизм покоится не на убеждении, что все будет хорошо, а на убеждении, что не все будет плохо»[12] соответствует умеренно-оптимистическим настроениям белорусских предпринимателей. Субъекты отечественного бизнеса уже выработали достаточно сильный иммунитет к изменениям условий хозяйственной деятельности, что позволяет им сохранять выдержку и не терять надежду на лучшее будущее. Полученные социологические данные свидетельствуют о том, что предприниматели Беларуси накопили весомый багаж практических знаний и приобрели уникальные навыки организации своего дела. Эти качества позволяют им ощущать себя востребованными специалистами в различных отраслях и успешно реализовывать серьезные проекты в роли «предприимчивых хозяйственных субъектов».

В определении роли государства и социальных субъектов в процессах разрешения финансово-экономических проблем и регулирования их последствий автор присоединяется к высказыванию западногерманского экономиста и государственного деятеля Людвига Эрхарда: «Представляющийся мне идеал покоится на том, чтобы человек мог сказать: «У меня достаточно сил, чтобы постоять за себя, я хочу сам нести риск в жизни, хочу быть ответственным за свою собственную судьбу. Ты, государство, заботься о том, чтобы я был в состоянии так поступать. Не так должно было бы звучать: «Ты, государство, приди мне на помощь, защищай меня и помогай мне», но наоборот: «Ты, государство, не заботься о моих делах, но предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моей работы столько, чтобы я мог сам и по собственному усмотрению обеспечить себе существование, мою судьбу и судьбу моей семьи...»[13]. Иллюзорная идея снабженческого государства закладывается в основе стремления к всесторонней «застрахованности». Сегодня достижение максимально высокого качества жизни населения является приоритетной задачей социально ориентированной рыночной экономики Республики Беларусь, поэтому актуален вопрос, как в условиях социальной стабильности в белорусском обществе происходит воспроизводство социально-экономических отношений, а именно, является ли оно простым повторением предыдущих ступеней (признак застоя) или включает в себя многообразные элементы изменчивости. Начиная с «перестроечных» времен, с подачи публицистов определенная часть интеллигенции и белорусских политиков стала активно призывать сограждан пробудиться от сна ожиданий «достойной зарплаты» и «взять судьбу в свои руки». В выступлениях массированно пропагандировался принцип стремления к единоличному успеху, который достигался бы в результате конкуренции (а не социалистического соревнования) с другими. Как показал исторический опыт, основной позитив социально-экономических преоб

разований проявился в том, что работники получили большую свободу в выборе места работы, а конкуренция стала дополнительным стимулом развития личных способностей и их применения лишь на определенных сегментах рынка труда. Привилегированные сегменты как были, так и остались закрытыми для «простых смертных».

Мировая практика свидетельствует, что кризисные ситуации не имеют однозначного решения, поскольку возникающая неопределенность не позволяет эффективно управлять сложившейся ситуацией. Социальное напряжение отдельного индивида, помноженное на социум, создает угрозу равновесию и целостности всей социальной системы. Тем не менее социальное напряжение, охватившее население Беларуси в начале финансово-экономического кризиса, спало достаточно быстро. Схожий интегральный «показатель надежды» в социальных группах активных (3,058), пассивных (2,958) и сомневающихся (2,994) свидетельствует о существовании социального равновесия среди средств разрешения возникающих проблем для различных групп населения. В условиях финансово-экономического кризиса жителей республики наиболее волновали жилищные проблемы, рост пьянства и алкоголизации населения, тарифы на коммунальные услуги, качество и доступность медицинского обслуживания и лекарств, своевременность выплат зарплаты и пенсий, инфляция. Однако эти проблемы были актуальными для населения Беларуси на протяжении нескольких последних лет, особенно жилищные. В китайском языке понятие «кризис» обозначается двумя иероглифами - «беда» и «шанс на развитие»[14]. В отношении Беларуси эта дилемма осталась равновесной. Влияние мирового финансово-экономического кризиса в социальном плане на нашу страну не оказалось столь разрушительным, поскольку при непосредственном участии государства в очередной раз блокировку краха находящейся в кризисе

системы хозяйствования выполнил «предохранитель» самосохранения социальной системы.

Возможно, для сторонних наблюдателей наша страна «дрейфует» в направлении «косметического» реформирования существующей социально-экономической системы, что для белорусского общества является показателем стабильности и равновесия экономической, политической и социальной сфер жизнедеятельности. Может быть, путь Беларуси и напоминает облегченную версию советского социализма со стабильностью и стандартным скромным достатком (дом, авто, дача), ведь потребительство, выходящее за рамки традиционных норм благосостояния и насаждаемое СМИ, в республике не получило развития. Со стороны может показаться, что население Беларуси, руководствуясь принципом умеренного дохода, не проявляет активной заинтересованности в осуществлении назревших социальных изменений; что социально-экономические достижения современных белорусов не формируют новые, а лишь дублируют советские хозяйственные стратегии субъектов; что проводимая белорусским государством социальная политика в сохранении стабильности общества не налаживает процесс социальных изменений с его механизмами, а это, в свою очередь, не способствует изменению структуры социально-экономических достижений, соответствующих новым реалиям. Однако согласно данным республиканского мониторинга в последнее время, в режиме усиления социальной направленности рыночных отношений в белорусской экономике более половины субъектов отечественного рынка являются представителями активного экономического поведения. На любые изменения в условиях хозяйственной деятельности сторонники активных адаптационных решений реагируют незамедлительно, используя любую возможность повысить уровень своих доходов. Для государства именно экономически активная часть населения представляет собой некую критическую массу, необходимую для проведения эффективных рыночных реформ, выступает спасительным «реактором» осуществления эффективной социально

го

экономической политики. Наличие достаточно большой доли носителей пассивного экономического поведения (21,1%) и сомневающихся (23,0%) может сформировать стереотип о белорусах как об осторожных и не очень активных. Но поскольку в Республике Беларусь именно государство является инициатором и строгим регулятором всех преобразований, то можно предположить, что степень экономической активности у населения нашей страны достаточно высокая, хотя существуют некоторые сложности в ее практической реализации.

  • [1] Кобяк О. В. Экономический человек: закономерности формирования мышления и механизмы управления поведением. - Минск: Право и экономика, 2006. - С. 24.
  • [2] Смелзер Н. Дж. Социология экономической жизни / пер. с англ. - Новосибирск, 1985. - С. 51.
  • [3] Голубков Е. П. Какое принять решение? Практикум хозяйственника. - М.: Экономика, 1990. - С. 5-6.
  • [4] Эмпирической основой являются материалы ежегодного социологического мониторинга «Общественное мнение», проводимого Институтом социологии НАН Беларуси. Республиканская выборка включает 2110 респондентов, опрашиваемых методом анкетирования. Частотный и факторный анализ распределения ответов респондентов проведен автором с использованием базы данных 2009 г. в программе SPSS 13.
  • [5] Рубинштейн А. Я. Экономика общественных преференций. Структура и эволюция социального интереса. - СПб.: Алетейя, 2008. - С. 93.
  • [6] ' Полоник С. С. Экономическая безопасность Республики Беларусь в условиях финансового кризиса: внешнеэкономические и финансовые аспекты. Минск: НИЭИ М-ва экономики Республики Беларусь, 2009. - С. 306. 2 Фадеев А. В. Мировой финансово-экономический кризис и его влияние на экономику Белоруссии // Информационно-аналитический портал Империя [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.imperiya.by/economics3-5198. html. - Дата доступа: 07.02.2011.
  • [7] Анна Ноздрина. К 2013 году в улучшении жилищных условий будут нуждаться все белорусы // Информационно-справочный портал Беларуси Interfax.by [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.interfax.by/article/55192. -Дата доступа: 07.02.2011.
  • [8] По Беларуси очередь нуждающихся в жилье уменьшилась, а в Минске -выросла//Информационный портал Беларуси Autolink.by [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.autolink.by/novosti/po_belarusi_ochered_nuzhdayuwih-sya_v_zhile_umenshilas_a_v_minske_vyrosla. - Дата доступа: 07.02.2011.
  • [9] Фридрих Вильгельм Шеллинг // Афоризмы и высказывания [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://citaty.info/man/fridrih-vilgelm-shelling. - Дата доступа: 01.11.2014.
  • [10] Кириенко В. В. Белорусская ментальность: истоки, современность, перспективы. - Гомель: ГГТУ им. П. О. Сухого, 2009. - С. 290. 2 Социологические данные по предпринимателям носят выборочный характер.
  • [11] Гарри Трумэн // Афоризмы и высказывания [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://citaty.info/man/garri-trumen. - Дата доступа: 01.11.2014.
  • [12] Жан Дютур // Афоризмы и высказывания [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://citaty.info/man/zhan-dyutur. - Дата доступа: 01.11.2014.
  • [13] Эрхард Л. Благосостояние для всех / пер. с нем.; предисл. Б. Б. Багаряцкого, В. Г. Гребенникова. - М.: Начала-Пресс, 1991. - С. 236-237.
  • [14] Аганбегян А. Кризис: беда и шанс для России. - М.: ACT: Астрель, 2009. -С. 284.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >