Социально-психологический портрет белорусского предпринимателя: XXI век начинается

В своей стране мы - «партизаны», Для государства - чужаки!

От нас, скорее, ждут обмана, В беде - не подадут руки!

Но мы, познав свободы цену, Стремимся, хоть бывает тяжело, Не позволять самим себе измену, И дело делать так, чтоб повезло!

М. Менделеев

Охватившая большинство государств, возникших в результате распада СССР, посткоммунистическая эйфория была связана с максимальным ослаблением влияния бюрократического государственного аппарата на деятельность, в том числе и трудовую - конкретного индивида. Хотелось, чтобы поскорее ушла в прошлое советская экономика с ее конкретными целями и задачами, главным субъектом которой был советский работник с развитым чувством коллективизма. Капиталист-единоличник из идеологического врага превращался в положительного и привлекательного персонажа «загнивающего» капитализма. Североамериканская экономика описывалась как результат многочисленных историй успеха новаторов-одиночек, на плечи которых ложилась большая ответственность, поскольку их устремления и действия определяли эффективность рыночных отношений. Реформируемой экономике Союза нужны были свои герои, отличные от западных (ведь от построения социализма еще не отказались). Этими героями стали лица, занятые индивидуальной трудовой деятельностью и кооперацией. Признанная официальной властью ИТД практически сразу была противопоставлена государственному сектору экономики как сфера свободной деятельности. Согласно данным статистики, в СССР пик развития индивидуально-трудовой деятельности пришелся на 1988 год, когда во всех 15 (!) республиках численность лиц, занятых ИТД, увеличилась значительно, а в Армении и Таджикистане - даже более чем в два раза1. Тогда численность индивидуалов составляла в целом по стране 26 человек в расчете на 10 тыс. жителей. Заметно выше этот показатель был в Литовской ССР - 134 человека, Латвийской ССР - 73, Эстонской ССР -71, Армянской ССР - 68 человек; ниже в Узбекской ССР, Азербайджанской ССР и Киргизской ССР - по 16 человек, Казахской ССР - 15, Туркменской ССР - 14 и в Таджикской ССР - 13 человек. В БССР «плотность по ИТД» составила 27 человек2. Статистические показатели были в целом очень обнадеживающие. Тем не менее советская статистика не занималась описанием социальных характеристик хозяйствующих субъектов: здесь традиционно указывались численность, объемы выполняемых работ и виды оказываемых услуг. А официальной пропаганде было непросто перейти от негативных комментариев деятельности российских магнатов капиталистической эпохи к положительным отзывам о работе признанных властью советских индивидуалов. Вначале лица, занимавшиеся ИТД, еще были «открыты» для получения информации о них самих. Но твердо засевший в общественном сознании социальный стереотип хозяина как отрицательного субъекта экономики способствовал нежеланию деловых людей «светить» себя и плоды своих трудов.

В начале XXI в. в массовом сознании белорусского общества существовало мнение, что становление рынка и предпринимательства - процесс сугубо стихийный, однако история свидетельствует, что предпринимательство является важным компонентом экономических реформ. Переход к новым рыночным отношениям, благодаря которым предполагалось создать стимулы для развития предпринимательской инициативы, активизации хозяйственной деятельности, способствовал кардинальным из-

  • 1 Народное хозяйство СССР в 1990 г. - С. 65.
  • 2 Народное хозяйство СССР в 1988 г.: стат, ежегодник / Госкомстат СССР. -М.: Финансы и статистика, 1989. - С. 329.

ПО менениям в жизни белорусского народа. Основными условиями функционирования экономики на фоне рыночных начал должны были стать разгосударствление и приватизация значительной части государственной собственности, демонополизации производства, поддержка свободного предпринимательства, развитие конкуренции. У белорусского правительства не было унифицированной модели экономического реформирования национальной (постсоциалистической) экономики, которая могла бы претендовать на роль наиболее удачной и эффективной. Поскольку подходы к функционированию и развитию малого бизнеса начали разрабатываться на самом высоком государственном уровне, то изучение мнения самих предпринимателей становилось важным ориентиром в поиске путей эффективного экономического реформирования страны.

За последние десятилетия предпринимательство в Беларуси прошло несколько этапов в своем развитии, обрело собственную неповторимую историю. В условиях опеки белорусским государством крупных предприятий (что значительно сковывало инициативу появляющегося слоя предпринимателей) и недостаточного контроля в использовании денежных средств в республике возникли «щадящие» условия хозяйствования, которые обусловили идеологические и психологические установки первой волны предпринимательства. В сообщениях о предпринимательской активности национальная пресса Беларуси основной упор сделала на описание деятельности организационных структур. Созданный отечественными СМИ имидж предпринимательства был деперсонифицирован и в этом смысле образ малого и среднего бизнеса в Беларуси становился бессубъектным. При таком обозрении в обществе возникало негативное отношение к предпринимателям, как пусть и не новому, но на данном этапе неизвестному явлению хозяйствования. Конец XX - начало XXI в. характеризуется образованием новых предпринимательских структур, а также налаживанием отношений субъектов малого бизнеса с представителями власти и обществом. Начавшийся более 20 лет назад процесс «включения» предпринимателей в белорусское общество в целом, без сомнения, будет длительным.

Оказывать поддержку частнособственнической инициативе, культивировать представление о том, что создание собственной фирмы это дело престижное и достойное, смотреть с одобрением на человека, создавшего собственное дело - все это должно способствовать росту деловой активности. И не только в бизнесе, но и на предприятии, в учреждении.

Для развития основ рыночной экономики и предпринимательства в нашей стране вступил в силу с 1 июля 1999 г. новый Гражданский кодекс Республики Беларусь, разработанный на основе модельного Гражданского кодекса под эгидой Межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ. Рыночное содержание этого документа создало предпосылки для замены социалистических понятий понятиями, общепринятыми в мировой практике, соответствующими нормам гражданского законодательства и экономическим отношениям, основанным не на всеобщем централизованном плановом управлении, а построенным на свободе частного предпринимательства с присущим ему стремлением приумножения собственных доходов на свой страх и риск. Однако принятое новым Гражданским кодексом Республики Беларусь определение термина «предприниматель» не могло объяснить многие возникающие в обществе вопросы. Что представляют собой субъекты малого хозяйствования, инициирующие рост «альтернативной экономики»? Из каких слоев общества идет их рекрутизация? Какими были мотивы занятия предпринимательской деятельностью? Способствуют ли морально-этические позиции и деловые качества современных предпринимателей становлению необходимой для рыночных отношений социокультурной среды? Какой профессиональный опыт привносится ими в новую (или относительно новую) организационно-хозяйственную деятельность? Обладают ли субъекты негосударственного сектора экономики хозяйственным потенциалом, и есть ли у них нацеленность на экономические преобразования? Представляют ли себя предприниматели политической силой?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо было составить характерный для начала XXI в. портрет нового субъекта хозяй-112

ствования в экономике Республике Беларусь. Вообще «нарисовать» социально-психологический портрет предпринимателя считается задачей достаточно сложной, так как существуют определенные (и устоявшиеся) трудности в изучении данного образа. Во-первых, как показали многочисленные международные исследования, в среднем в мире в значительном количестве случаев (около 50%) предпринимательская деятельность осуществляется в условиях трудностей, и акторы первоначально не так активно стремились быть предпринимателями. То есть почти половина предпринимателей имеют вынужденную мотивацию в занятии предпринимательством. Одновременно такая же доля людей-непредпринимателей в решении сложных проблем принимают чисто предпринимательские решения. Во-вторых, существуют определенные сложности в изучении образа предпринимателя. Это связано: 1) с некоторой загадочностью его деятельности, скрытой от глаз общественности; 2) с определенными стереотипами восприятия предпринимателя как эксплуататора (отрицательно) так и благодетеля-миссионера (положительно); 3) с некоторой категоричностью поведения и общения предпринимателей в интересах дела; 4) с завистью по поводу его прибыли и доходов*.

В сентябре-декабре 2001 г. автором был проведен опрос официально зарегистрированных субъектов малого бизнеса Брестской области. Опрошено 650 человек (что составляет 5% от генеральной совокупности). Данные, полученные в ходе исследования, соответствуют необходимым требованиям надежности и репрезентативности выборочного исследования, с погрешностью ±3% могут быть экстраполированы на Брестскую область и создают представление о состоянии в сфере малого бизнеса по республике в целом. Диссертационное исследование выполнялось в координации с темой научно-исследовательской работы отдела социологии труда и экономической социологии Института социологии НАН Беларуси «Прогнозные оценки состояния рынка труда; направления и социальные механизмы

1 Экономическая психология / под ред. И. В. Андреевой. - С. 126-194. государственного регулирования» (1996-2000 гг., № госреги-страции 1996603 от 17 декабря 1996 г.), а также темой «Социальные механизмы регулирования количественных и качественных характеристик структуры спроса и предложения рабочей силы в экономике Республики Беларусь» (2001-2005 гг., № госреги-страции 20011511 от 21.05.2001 г.).

Начнем с традиционной социально-демографической характеристики, профессиональных и собственнических позиций предпринимателей, которые служат необходимым шагом к последующему анализу структуры предпринимательских групп и характера их социально-экономического действия, а также набора вырабатываемых стратегий хозяйственного развития Республики Беларусь. Итак, по выборке 2001 г., 48,9% опрошенных представляли собой индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица и не имеющих наемных работников, 23,1% имели в своем подчинении 1-2 человек, 13,2% -3-5 человек, 5,4% - 6-10 человек, 3,2% - 11-15 человек, 0,9% -16-20 человек, 1,2% - 21-25 человек, 2,3% имели на своем предприятии занятых от 26 до 50 человек, 0,8% - от 51 до 100 человек. Более 100 работников в своем деле задействовали 0,4% предпринимателей. Не указали свой юридический статус 0,5% респондентов. Согласно критериям Евросоюза количество наемных работников менее 10 человек составляет микропредприятие, до 50 человек - малое предприятие, таким образом, 7,6% опрошенных деловых людей являлись владельцами малых предприятий, а 0,4% - крупных частных компаний. Причем организаторские способности в сфере малого бизнеса в большей степени наблюдались у мужчин. Женщины менее активны в создании коммерческих фирм: среди руководителей малых предприятий, т. е. имевших наемных работников в количестве до 50 человек, их доля составляла лишь 18,0%.

В результате проведенного социологического опроса, в котором приняли участие 650 субъектов малого хозяйствования, было выявлено преобладание среди них лиц средневозрастных групп. Так 38,8 и 28,6% опрошенных относились к возрастным группам 30-39 и 20-29 лет соответственно, что составляет 2/3 от общего числа респондентов. В возрасте от 40 до 49 лет были 23,8% предпринимателей, от 50 до 59 лет - 5,1%. Наименее активны лица 18-19 лет (2,6%) и пенсионного возраста (0,9%), т. е. 60 лет и старше. Если сравнивать долю мужчин и женщин в каждой возрастной группе, то она почти одинакова. Лишь в возрастной группе от 30 до 39 лет женщин было несколько больше (42,0%), чем мужчин (36,2%).

Преобладающая часть предпринимателей - мужчины (362 человека, или 55,7%). На момент исследования одного ребенка имели 34,3% опрошенных, двоих - 36,9%, троих - 6,3%, более трех детей - 0,9%. В семейном плане большинство предпринимателей были людьми обустроенными (68,9% находились в зарегистрированном браке, в незарегистрированном - 7,8%). Это несколько выше, чем по республике в целом. По данным статистики, в браке в 2001 г. состояли 62,5% населения Беларуси. Причем среди женщин этот показатель почти в 3 раза больше, чем среди мужчин (12,2% против 4,1%). Никогда не состояли в браке 13,4% респондентов. Находились в разводе 7,7% опрошенных. Таким образом, среди предпринимателей преобладали лица от 30 до 39 лет. Они организовывали предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Большая часть респондентов состояли в зарегистрированном браке. Следовательно, рассуждать о предпринимательской деятельности как о «беге от одиночества» оснований не было.

На момент проведения социологического исследования предприниматели в соответствии с Декретом Президента № 22 от 16.11.2000 г. проходили очередную перерегистрацию. В связи с принятием в 1999 г. нового Гражданского кодекса она была продлена до 1.10.2001 г. Среди опрошенных субъектов малого бизнеса на момент анкетирования прошли перерегистрацию 84,3% респондентов, не прошли и неофициально занимались предпринимательством 10,0%, закрыли свое дело 4,3%. Не ответили на заданный вопрос 1,4%. Если учитывать, что опрос проводился в самые последние сроки перерегистрации, то можно отметить, что многие предприниматели с ней не торопились. В беседе об особенностях перерегистрации многие частники выражали недовольство пропускной способностью регистрирующих органов, не соответствующей реальному количеству субъектов хозяйствования. Самый высокий процент оформивших перерегистрацию - среди «производственников» (93,9%), самый низкий - среди занимающихся финансово-кредитной деятельностью (53,3%). Женщины в отличие от мужчин поспешили подтвердить законность своей деятельности (87,1% против 82,0%). С возрастом люди также проявляют более серьезное отношение к перерегистрации.

В различных СМИ не раз отмечался весьма высокий образовательный уровень белорусских предпринимателей. Почти половина из них имели высшее образование - 49,8%. При этом от общего числа опрошенных 22,3% анкетируемых были «технарями» и 18,2% - «гуманитариями». Лишь 9,1% респондентов имели высшее экономическое образование. Доля лиц со средним специальным образованием составляла 27,5%. Более V5 предпринимателей имели общее среднее (21,5%) и неполное среднее (1,2%) образование. У некоторых (21 человек, или 3,2%) было второе образование. В основном это нужные, с точки зрения предпринимателей, экономический и юридический виды образования. Предполагалось, что со временем образовательный профиль нового предпринимателя повернется в сторону «специальных» дисциплин. Вообще столь высокий уровень образования мелких и средних предпринимателей для развитых западных стран не характерен. Там в сферу некрупного предпринимательства подаются в основном «менее продвинутые» в социальном отношении слои.

В профессиональном разрезе опрошенные предприниматели представляли собой главным образом инженерно-технических работников - 20,6% (среди мужчин их 29,6%) и представителей гуманитарных профессий - 17,7%. Далее следовали рабочие промышленности - 9,8%, представители разных специальностей -9,7%, экономисты - 9,4%, служащие - 4,3%, работники торговли -3,8%, военнослужащие - 1,8%, специалисты сельского хозяйства - 1,4% и студенты - 0,2%. При этом 4,8% респондентов самоопределились как предприниматели. Многие на вопрос, ка сающийся их профессиональной принадлежности, не ответили (16,5%).

Основная сфера деятельности «нового белоруса» - торговля. Ею занимаются 63,5% опрошенных, из них 48,9% - женщины. Причем предприниматели этому виду деятельности отдавали предпочтение независимо от пола, т. е. 70,1% женщин и 58,3% мужчин. В торгово-закупочной деятельности задействована и основная часть каждой возрастной группы. Далее следуют коммерческо-посредническая деятельность - 16,9%, производство продукции - 10,2%, консультативная и финансово-кредитная деятельность - 3,0 и 2,3% соответственно, прочие виды деятельности (в основном, грузоперевозки) - 3,2%. В консультативной и финансово-кредитной деятельности преобладали молодые люди 20-29 лет, в коммерческо-посреднической, торговой и иной сфере - переступившие 30-летний рубеж, в производстве - сорокалетние. Таким образом, в производство, где присутствует высокая степень ответственности, пришли лица более зрелого возраста. В финансово-кредитной и консультативной деятельности, в которых необходимы знания менеджмента и аудита, работали молодые люди 20-29 лет, получившие необходимое высшее экономическое или юридическое образование.

Следовало ожидать, что формирование основной массы предпринимателей будет идти за счет тех слоев населения, которые в результате перестроечных реформ наиболее пострадали или, наоборот, что-то приобрели. К первым можно отнести работников промышленного комплекса страны, ко вторым - работников торговой сферы, а также государственных чиновников, легализировавших свою неофициальную деятельность (в Республике Беларусь запрещено законом совмещать государственную службу и занятие предпринимательской деятельностью). Это доказывается данными исследования. Так, до занятия малым бизнесом у белорусских предпринимателей основными сферами деятельности были производство (14,6% опрошенных работали на рядовых местах промышленных предприятий и 9,8% - на инженерно-технических должностях), торговля (9,5%) и государственный аппарат (14,1%), включающий служащих советских (2,0%), комсомольских (0,5%) и правоохранительных (2,3%) органов, партийцев (0,8%) и просто государственных служащих (8,5%). Далее следовали бывшие безработные граждане (9,2%) и интеллигенция (преподавательский состав высших и средних специальных учебных заведений, профессионально-технических училищ и школ) - 7,6%.

В плане выбора сферы предпринимательской деятельности почти все «окунулись» в торговлю, и лишь те, кто занимал руководящие должности, занялись производством (40,0%). Наибольший урон в рабочей силе государственный сектор понес среди квалифицированных кадров 30-39 лет (41,2%), руководящих работников 40-49 лет (48,0%), а также недополучил молодых специалистов - выпускников высших и средних специальных учебных заведений (68,8%). Особый интерес составляют мотивы, которые повлияли на решение заняться предпринимательством. Из того, что к началу определенной профессиональной деятельности у человека, как правило, уже сформировано определенное к ней отношение, основанное на усвоенных им нормах, стереотипах, подкрепленное опытом ближайшего социального окружения, следует, что в новую профессиональную роль предприниматели вступают с уже конкретными ожиданиями, обусловленными их отношением к труду.

В нашем исследовании при построении шкалы мотивации трудовой деятельности мотивы рассматривались как социальнопсихические явления. При этом связь трудовой деятельности индивида с обществом и его интересами можно рассматривать двояко: с одной стороны, как ориентацию индивида на реализацию интересов общества, а с другой - как стремление реализовать в первую очередь собственные интересы. Труднее всего найти сферу деятельности, в которой возможно максимально раскрыть все свои способности, применить даже негативные качества характера для достижения определенных целей, адаптировать мешающие особенности личности для выполнения задач. Но если человек находит такую область, его успех гарантирован. По иерархии потребностей видного американского психолога Абрахама Маслоу (Abraham Maslow, 1908-1970), самореа лизация (самоактуализация) - одна из важнейших потребностей. Человеку необходимо определить свое место в жизни, использовать все свои природные задатки, максимально выразить себя в этом мире, чтобы чувствовать полное удовлетворение от реальности. Самореализация тесно связана и с общественной оценкой. Часто люди страдают от того, что другие не ценят их такими, какие они есть, не видят всех положительных качеств, не относятся подобающим образом. Но как оценить качества, скрытые глубоко внутри человека, как разглядеть не проявленный характер? Нами были изучены исходные мотивы занятия предпринимательской деятельностью и выделены основные слои населения, из которых происходило формирование новой социальной прослойки.

Персонал предприятий изменил свой статус вынужденно из-за невозможности устроиться на работу (44,2%) или отсутствия хорошей заработной платы (44,2%). Эти же причины как основные выделили преподаватели (34,7 и 42,9% соответственно) и бывшие безработные (31,6 и 33,3% соответственно). Руководящие должностные лица изъявили желание в первую очередь стать экономически независимыми (56,0%) и проявить себя в самостоятельной творческой работе (48,0%). Работники торгового обслуживания мотивировали свое решение заняться предпринимательством по причине сложности устроиться на работу (38,7%) и стать независимыми в финансовом плане (29,0%), но основным желанием у них выступило создание семье достойных условий жизни (40,3%). Эту же причину на первое место поставили бывшие представители различных государственных органов (37,7%). Это один из самых низких процентов выделения данного мотива среди всех остальных групп опрошенных. Стать экономически независимыми захотели 29,7% бывших работников государственных органов управления. Этот круг респондентов выделил как одну из причин занятия предпринимательством невозможность трудоустроиться (22,8%).

Согласно данным нашего опроса, бывшие выпускники высших и средних специальных учебных заведений при выборе профессионального будущего стремились к созданию достойных жизненных условий (39,6%) и экономической независимости (37,5%). Служившие в армии на командной должности (в общем массиве опрошенных они составляют 6,6%) изъявили желание утвердиться экономически (34,8%) и стать богатыми (30,2%). Отсутствие работы в мотивационном рейтинге причин у бывших военнослужащих занимает лишь четвертое место (20,9%) после мотива стремления к достойной жизни семьи (23,2%). Остальной контингент предпринимателей (в прошлом работники бытового обслуживания, экономических служб предприятий, проходившие срочную армейскую службу, домохозяйки и другие), составляющий 16,9%, пришли в малый бизнес, чтобы обеспечить семье достойную жизнь (38,2%), стать материально независимыми (30,9%), проявить себя в творческом плане и как вынужденная мера одновременно (по 23,6%).

Причем производственники - единственные, кто в большей степени проявил желание заняться творческой работой (54,5%). Коммерческие посредники основным мотивом выделили отсутствие возможности трудоустроиться (32,7%). Консультанты и занимающиеся финансово-кредитной деятельностью мотивировали свое решение организовать собственное дело желанием стать экономически независимыми (57,8 и 33,3% соответственно). Выбравшие торговлю и прочие виды деятельности объяснили выбор заняться предпринимательством стремлением создать достойные условия жизни своей семье (37,0 и 42,8% соответственно).

Мотивы, в результате которых люди занимались бизнесом, связаны в основном с материальными причинами: желание создать себе и своей семье достойные условия жизни (36,2%) и проявить экономическую независимость (30,8%). Для 30% опрошенных это была вынужденная мера, так как не было возможности трудоустроиться. Отсутствие хорошей заработной платы и стремление к самостоятельной творческой работе выделили 28,2 и 20,2% всех респондентов соответственно. Такое откровенно честолюбивое желание, как стать богатым (13,1%), а также реализовать свои планы в организации бизнеса (12,5%), и наличие «свободных» денег, позволивших начать собственное дело (10,2%), не являлись основополагающими факторами в решении заняться малым бизнесом. Особенно это заметно у женщин-предпринимателей. В целом предпринимательская активность у новых субъектов хозяйствования проявлялась в добровольно (достигнуть экономического суверенитета) вынужденной (создать достойное проживание семье в условиях отсутствия возможности устроиться на работу с хорошим заработком) форме, а не как желание просто занять себя или обогатиться.

Продолжительность рабочего дня среднестатистического предпринимателя была равна 9-10 ч. Такой временной отрезок работы указали 31,2% респондентов; 8 ч отрабатывали 26,6% предпринимателей, а 14,9% - 6-7 ч. Как видим, время работы у индивидуальных предпринимателей незначительно отличалось от общепринятого графика в государственных учреждениях. Основная масса предпринимателей, независимо от пола, работали по 8 и 9-10 ч ежедневно (26,6 и 31,2% соответственно). Данного временного графика придерживались независимо от сферы деятельности все предприниматели. Интересно отметить, что те, кто не имел возможности трудоустроиться и уволился с предприятия из-за низкого заработка, в среднем работали от 6 до 8 ч в день; продолжительность же рабочего дня у тех, кто был мотивирован экономической независимостью и желанием достойно проживать, составляла в среднем 9-10 ч и более.

Как любая другая профессия, основанная на необходимости проявления творческих начал, природного таланта, ума и смекалки, предпринимательство требует от человека, занимающегося им, определенных качеств. В современном обществе под профессией понимают такое занятие человека, которое требует специальной подготовки, обучения, практикуется человеком регулярно и служит источником средств к существованию. Международные исследования показали, что только 6-8% населения могут быть предпринимателями. Западные специалисты считают, что предприниматели - это цвет нации, ее золотой запас, деловой потенциал страны, позволяющий вести общество к экономическому процветанию. Личные качества предпринимателя составляют основу его деловых качеств. Учитывая, что в то время в массовом сознании доминировал негативный образ «нового белоруса», респондентам-предпринимателям было предложено выбрать, какие положительные и отрицательные качества присущи им самим.

По оценкам опрошенных, образ белорусского предпринимателя базировался на таких положительных деловых и активных качествах, как энергичность и инициатива (77,7%), трудолюбие (73,5%), хорошие организаторские способности (65,4%), профессионализм, компетентность, знание своего дела (58,2%). Такая морально-этическая характеристика, как честность и порядочность, респондентами особо не выделялась (38,6%). Лишь зако-нопослушанием предприниматели не отличались (32,0%). Среди иных положительных качеств опрошенными назывались порядочность, вежливость, предприимчивость и терпение. Из отрицательных характеристик респонденты выделяли стремление к легкой наживе, рвачество (49,5%) и способность ради обогащения пойти на правонарушение (44,0%). Из 12 предложенных положительных и отрицательных качеств, присущих современным предпринимателям, вышеуказанные характеристики входят в первую шестерку, занимая 5-е и 6-е места соответственно. Отмечались также единоличность предпринимателей, боязливость, предательство, зависть друг к другу и «нечестная конкуренция». Некоторые опрошенные выделили отсутствие экономических знаний у нынешних бизнесменов (что, возможно, сказывается на результатах осуществляемых сделок). Были и категоричные высказывания в виде заявления: «Предприниматель - это выгода и все!!!». При этом критических замечаний придерживались респонденты, имевшие основную профессию «преподаватель». Как ни странно, при определении отрицательных качеств мужчины оказались более строги, чем женщины. Результаты отражены на рис. 2.1.

Как видим, образ предпринимателя начала XXI века в массовом сознании самих предпринимателей основывался главным образом на положительных деловых качествах, хотя и без акцента на профессиональный уровень. Профессионализм и знание своего дела находились лишь на 4-м месте. Отрицая пренебрежительное отношение к людям (48,2%), кичливость, хвастов-

Положительные и отрицательные качества, присущие современным предпринимателям

Рис. 2.1. Положительные и отрицательные качества, присущие современным предпринимателям: а — энергичность и инициатива, б - трудолюбие, в - хорошие организаторские способности, г - профессионализм, компетентность, знание своего дела, д - стремление к легкой наживе, рвачество, е - способность пойти на правонарушение ради обогащения, ж - непорядочность и нечестность, з - стремление обогатиться за счет других, и - честность и порядочность, к - кичливость, хвастовство, самореклама, л - пренебрежительное отношение к людям, м - законопослушание

ство, саморекламу (72,2%), непорядочность и нечестность (40,5%), стремление обогатиться за счет других (40,3%), предприниматели достаточно самокритично оценивали самих себя. Они признавали свое стремление к легкой наживе и рвачеству (49,5%) и склонность к нарушению закона ради денежной выгоды (44,0%).

Часто люди испытывают неудовлетворение тем видом деятельности, которым они занимаются. Особенно это проявляется в периоды экономических кризисов. Недовольство условиями труда и материальным вознаграждением за него порождает нестабильность не только в определенной отрасли народного хозяйства, но и в самом обществе. Проблема отношения к труду, влияющая на производительность, относится и к сфере малого бизнеса. На вопрос: «Каково Ваше отношение к малому и среднему бизнесу?» подавляющее большинство опрошенных (89,1%), независимо от пола, возраста, основной профессии и форм предпринимательской деятельности, выбрали ответ «положительно». Интересно, что наибольшая доля положительно настроенных к предпринимательству наблюдалась среди производственников - 96,9%. Представители торговой сферы, занимали третье место (89,5%) среди положительно относящихся к малому бизнесу, пропустив вперед тех, кто организовал иные формы предпринимательской деятельности (95,2%). Отрицательно относились к предпринимательству 2,3%, безразлично - 8,0% респондентов; таких больше среди организовавших торгово-закупочную деятельность (50,0 и 63,4% соответственно). Таким образом, при общем лояльном отношении к малому и среднему бизнесу среди занимающихся самой массовой формой предпринимательской активности, т. е. торговлей, процент настроенных к нему положительно несколько ниже ожидаемого.

Прежде чем говорить о «включении» женщин в предпринимательскую сферу деятельности необходимо дать четкое разграничение двух, на наш взгляд, различных по смысловой нагрузке и, следовательно, прикладному аспекту понятий: «женщины в бизнесе» и «женское предпринимательство». Первое определение более широко охватывает положение женщин в предпринимательстве - будь то женщина-руководитель или женщина-наем-ный работник. Женское предпринимательство (англ, women’s business) - это бизнес, который возглавляется женщинами. Например, в 2007-2008 гг. (до мирового финансового кризиса) в странах Центральной и Восточной Европы женщины владели более чем 30% бизнеса. В Бельгии женщина-предприниматель являлась руководителем каждого третьего предприятия. В Канаде доля женщин среди предпринимателей составляла около 30%, в Финляндии -30%, в Швеции - 25%. По различным оценкам экспертов, уровень банкротства предприятий, находившихся в женских руках, оказался на порядок ниже, чем в среднем по бизнесу.

В нашем исследовании среди опрошенных предпринимателей женщин оказалось менее половины (44,3%). Изучение возрастного состава женщин-предпринимателей показало, что наиболее активны женщины переступившие 30-летний рубеж, т. е. от 30 до 39 лет: их среди предпринимательниц было 42,0%. В основном они состояли в зарегистрированном браке (67,3%) и имели одного или двоих детей (37,2 и 35,8% соответственно). Женщины-предприниматели в отличие от мужчин, среди которых превалировала доля лиц с высшим техническим образованием (33,1%), получили в основном среднее специальное (38,9%) и среднее общее (23,6%) образование. Женская половина предпринимателей имела главным образом гуманитарные (21,5%), прочие (в основном это техники и технологи различного профиля) (13,5%) и экономические (10,8%) специальности, в то время как большая часть мужчин являлись инженерно-техническими работниками (29,6%).

Среди различных сфер деятельности отечественные предпринимательницы отдавали предпочтение торгово-закупочной (ею занимаются 3/4 опрошенных женщин). Далее следовали коммерческо-посредническая деятельность - 15,3%, производство продукции - 6,0% и финансово-кредитная деятельность - 2,4%. Молодые женщины предпочитали работу в предпринимательском секторе, но на традиционно наемных должностях (таких среди опрошенных было 57,3%). При основной продолжительности рабочего дня среднестатистического предпринимателя в 9-10 ч большинство женщин работали не более 8 ч (таких среди опрошенных было 30,0%). Тем самым большинство женщин считали более надежным трудиться за гарантированную заработную плату в государственном секторе экономики. До занятия малым бизнесом у женщин-предпринимателей основными сферами деятельности были производство (14,2% опрошенных работали на рядовых местах промышленных предприятий и 5,2% - на инженерно-технических должностях), торговля (15,6%) и образование (бывшие преподаватели школ, СПТУ, ссузов и вузов составили 10,7%).

Главный мотив занятия предпринимательством у женщин тот же, что и у мужчин и связан с материальными причинами: желание создать себе и своей семье достойные условия жизни (36,1%). Для 34,7% опрошенных лиц женского пола это была вынужденная мера, так как не было возможности трудоустроиться.

Отсутствие хорошей заработной платы, желание стать экономически независимой, стремление к самостоятельной творческой работе выделили 31,6; 22,6 и 14,6% всех женщин-респондентов соответственно. Стать богатой (10,8%), реализовать свои планы в организации бизнеса (8,3%) и наличие «свободных» денег, позволивших начать собственное дело (10,1%), не были главными причинами в решении женщин организовать свое дело (впрочем, как и у мужчин). Таким образом, белорусские женщины воспринимают предпринимательскую сферу деятельности не как проявление экономической независимости, а как один из способов зарабатывания денег.

При оценке положительных и отрицательных качеств, присущих современным предпринимателям, женщины по сравнению с мужчинами менее критичны. По мнению респондентов, образ современного белорусского предпринимателя базируется на таких положительных деловых и активных качествах, как энергичность и инициатива (78,1% женщин против 77,3% мужчин), трудолюбие (77,1 и 70,7% соответственно), хорошие организаторские способности (67,7 и 63,5% соответственно), профессионализм, компетентность, знание своего дела (55,9 и 59,9% соответственно). По мнению самих женщин, они (37,5%) по сравнению с мужчинами (27,6%) в большей степени выделяются среди предпринимателей законопослушанием, честностью и порядочностью (42,0 и 35,9% соответственно). Из отрицательных характеристик респонденты выделяют стремление к легкой наживе, рвачество (44,4% женщин против 53,5% мужчин), способность ради обогащения пойти на правонарушение (48,1 и 38,9% соответственно), непорядочность и нечестность (28,8 и 40,1% соответственно). Женщины, примеряя на себя роль разорившегося предпринимателя, не считают, что остаться за бортом малого бизнеса можно из-за конфликтов в коллективах (5,9% -женщины; 5,2% - мужчины). В отличие от мужчин они стараются не портить отношений с власть держащими (9,4% - женщины; 18,2%-мужчины).

Произошедшие во второй половине 1980-х гг. в бывшем Советском Союзе различного рода социально-экономические, а за-126

тем и политические преобразования ознаменовали конец всеобщей обязательной занятости. Белорусские женщины сами, по крайней мере теоретически, начали решать проблему: работать им или нет. Тем не менее женское предпринимательство в нашей стране пока не носит массового характера. Белорусским женщинам, занятым в предпринимательской сфере, о главных ролях в бизнесе пока остается только мечтать, например, глядя сериал «Богатая и любимая», главная героиня которого, обычная учительница английского языка, по стечению обстоятельств становится главой крупного фармацевтического концерна. Белорусские же предпринимательницы, тоже бывшие преподаватели, воспитатели, продавцы, рядовые и инженерно-технические работники на промышленных предприятиях, работают в предпринимательском секторе на традиционно наемных должностях, в основном в торговле. Возможно, проблема, которую американский психолог Мартина Хорнер определила как «страх лидерства или страх успеха», актуальна для большинства белорусских женщин-предпринимателей.

Лишь немногие занимаются коммерческо-посреднической, производством продукции и финансово-кредитной деятельностью, где необходимы квалификационные знания. Примерно 12-15% организаций частной формы собственности, согласно результатам проводимых в мире исследований и исходя из практики развития малого бизнеса, в нашей стране принадлежат женщинам. Это главным образом женщины, являющиеся совладельцами, учредителями и занятые индивидуальной трудовой деятельностью. При этом, несмотря на свою эмоциональность, завышая положительные и занижая отрицательные характеристики, присущие современным предпринимателям, женщины более спокойны и уравновешенны. Однако бизнес-леди, организовавшие собственное дело, единодушно отмечают, что им очень трудно выжить в мире «мужского бизнеса». В условиях декларирования гендерного равенства женское предпринимательство все же слишком часто воспринимается как вызов мужскому доминированию. А ведь женщины старательны, проявляют большую ответственность, четко представляют цели своих фирм, охотно используют советы коллег, менее склонны к панике на начальных стадиях работы предприятия. Именно данные характеристики, а не только-только «зарождающийся» профессионализм, в первую очередь определяют успех предпринимателя.

Освобожденные от рутины домашних хлопот благодаря применению в хозяйстве суперсовременной техники западные женщины начали активно осваивать развивающуюся сферу услуг, где они традиционно сильны. Тем более что в мире на фоне различного рода революций массовый приход женщин в предпринимательскую сферу в XX в. ознаменовался, по меткому выражению Августа Фердинанда Бебеля в книге «Женщина и социализм» (1879), «революцией, единственно победившей в этом столетии». В настоящее время в условиях постиндустриального общества получают распространение такие инновационные виды услуг, как профессиональные и гуманитарные (образование, здравоохранение, социальные службы). В этих направлениях женщина-предприниматель становится особо востребованной благодаря не только своим профессиональным, но и социальнопсихологическим «женским» качествам: способности вызывать доверие у клиентов, развитой интуиции, повышенной наблюдательности, положительной комплиментарности и др. Эти ценные качества лежат в основе женского предпринимательского потенциала, который можно эффективно использовать при гармонизации социальных отношений в сфере белорусского малого бизнеса. Тема введения в нашей стране статистической отчетности по женскому предпринимательству для оказания ему государственной поддержки остается непроработанной.

Итак, несмотря на достаточно неоднородный состав предпринимателей в возрастном, половом и профессиональном разрезе, в результате проведенного социологического исследования был нарисован следующий портрет «нового» белоруса. Белорусский предприниматель начала XXI века - это мужчина в возрасте 30-39 лет, преимущественно со средним специальным и высшим инженерно-техническим образованием, нередко имевший опыт работы на руководящей должности, состоявший в зарегистрированном браке, имевший одного или двоих детей. Свое дело организовывал без образования юридического лица. Основными сферами деятельности являлись торговля и коммерческое посредничество. До занятия предпринимательством «новый белорус» занимал инженерную должность на промышленном предприятии, а также мог быть государственным служащим. Серьезные изменения в условиях жизнедеятельности, возникшие по причине перехода от планового социалистического типа экономики к рыночной, вынудили его изменить свой социальный статус. Уходу работников в новую сферу экономики способствовало желание обеспечить себе и своей семье достойное в денежном плане проживание, стать независимым экономически и невозможность устроиться на работу. Ради выполнения поставленных задач и получения прибыли предприниматель работал по 9-10 ч в сутки, а то и более. Несмотря на состояние нестабильности, которое вносили в новый сектор экономики факторы политического и социально-экономического порядка, и связанный с этим ежедневный риск, отношение бизнесменов к своей сфере деятельности было положительным.

Стремление предпринимателей бороться и побеждать, потребность в самореализации и общественном признании, преобладание мотива достижения над мотивом избегания неудачи превращает бизнес, по мнению Билла Гейтса, «в увлекательнейшую игру, в которой максимум азарта сочетается с минимумом правил. А счет в этой игре ведется в деньгах». Они же (деньги) являются универсальным показателем успешности бизнесмена. Поэтому в мире весьма распространены периодические издания, публикующие рейтинги состояний деловых людей (Forbes, Wprost, Финанс и др.). В Беларуси подобная практика не получила широкого распространения. Одной из причин этого является нежелание бизнесменов делать достоянием общественности информацию о результатах своей деятельности. В оценках материального положения своих семей, даже анонимных, отечественные предприниматели в своем большинстве проявляют скромность и осторожность. В нашем исследовании «новый» белорус обозначил себя как энергичного и инициативного, трудолюбивого, с хорошими способностями организатора своей деятельности.

При этом он проявлял стремление к легкому заработку и не пренебрегал возможностью «обойти» закон. И это не удивительно. Стремление к легкой наживе по схеме «максимум доходов путем минимума затрат» стало главным бичом постсоветского предпринимательства. Занижение в иерархии положительных характеристик, таких как наличие профессионализма, компетентности, знание своего дела, указывало на небольшую потребность предпринимателей в профессиональном росте. Скорее всего, это происходило по причине недопонимания сути предпринимательства его субъектами как самостоятельной профессиональной деятельности со своими законами. В целом отношение к проводимому курсу экономических реформ у предпринимателей складывалось положительное. И то, что новый субъект экономики нес с собой в предпринимательскую сферу высокий научно-технический и производственный потенциал, давало надежду на формирование малого бизнеса в Республике Беларусь «цивилизованным» путем.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >