ВВЕДЕНИЕ

Социологический обзор исторического пути, который смогли пройти за треть века белорусские предприниматели, включает, во-первых, рассмотрение динамики социальных целей, которые представлялись наиболее актуальными на каждом из этапов этого пути; во-вторых, анализ социальных ожиданий, которые были характерны в общем представителям всех остальных социальных групп относительно деятельности наиболее экономически активной группы; в-третьих, эволюцию механизмов согласования социальных целей предпринимателей и социальных ожиданий общества. Экономическую составляющую в деятельности предпринимателей мы здесь можем вынести за скобки. Естественно, что понятия «предприниматель» и «экономическая выгода» - это как «Партия и Ленин - близнецы-братья» (поэма В. В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин»). Но не это обстоятельство находится в фокусе нашего внимания. Важно другое. Как на материальном базисе, воспроизводимом экономическим интересом предпринимателя, культивируются социальные цели этого хозяйствующего субъекта? В какой мере предприниматель осознает значимость и необходимость учитывания этих целей в целом. Что им движет: вынужденная необходимость «откупиться» или вызревшая потребность поделиться? Это одна сторона - сторона предпринимателей, вторая сторона - «все остальные». На каждом из этапов этого сравнительно небольшого в историческом плане 30-летнего пути неизменно с обновленной актуальностью к предпринимателю возникал вопрос: «Кто ты такой?». Весьма подробно ответ на данный вопрос сформулировал немецкий социолог Макс Вебер в процессе анализа протестантской этики как основы духа капитализма. Социально-профессиональная позиция успешного предпринимателя, являющегося образцом для подражания, и его имущественный статус видится стимулом для «продвинутых» других. Формула мотивации здесь такова: работай так же много, как я, работай так же честно, как я, работай так же креативно, как я, - и ты добьешься того же, чего добился я. Но все это на стрелке вектора, уходящего за западный горизонт. А что же находится у основания восточноевропейского вектора развития предпринимательства и конкретно в Республике Беларусь?

В начале 1990-х гг. проблема развития предпринимательства становится одной из центральных в системе мер по преодолению кризиса в экономике постсоветских государств, осуществляющих рыночные реформы. Предпринимательство утверждается не только как человеческая деятельность, направленная на получение прибыли, но и как качественная характеристика хозяйственной системы, основанной на самостоятельности, экономической и личной ответственности хозяйствующих субъектов. С этой точки зрения развитие малого бизнеса в Республике Беларусь означало не просто возникновение новых предприятий разных форм собственности, а прежде всего - формирование новой социокультурной среды их функционирования, создание системы многоуровневой государственной поддержки предпринимательской деятельности, включенной в качестве составной части в социально-экономическую политику. Особенностью формирования нового слоя белорусских предпринимателей стало то, что более высокая экономическая эффективность послужила достаточно сильным стимулом для привлечения в эту сферу наиболее энергичных, динамичных и инициативных членов общества. С одной стороны, высокая экономическая эффективность предпринимательства обусловила заинтересованность властных структур в формировании негосударственного сектора и создание ими законодательной базы, направленной на поддержку субъектов малого бизнеса. Но с другой стороны, не имея реальных механизмов этой поддержки, государственные органы осуществляли, по сути, популистскую политику, приведшую к выравниванию материального положения предпринимателей и государственных служащих. Это было необходимо для снятия социальной напряженности в обществе. Такое положение предопределило нравственно-психологическую ситуацию, когда более высокая материальная обеспеченность предпринимателей лишала их государственной и общественной поддержки, без которой они, являясь частью общества и гражданами государства, ощущали себя маргиналами.

Правда, в историческом плане постановка вопроса свободного ведения хозяйства не отличалась особой новизной. Известен период новой экономической политики (НЭП) в 1920-30-е гг., когда одновременно существовали план и рынок, иностранные концессионные предприятия и хозрасчетные государственные тресты, частные небольшие производства и индивидуальные крестьянские хозяйства. Однако сфера деятельности негосударственного сектора существенно ограничивалась, политическая стратегия не предусматривала долговременной ориентации на мелкотоварный уклад. В идею НЭПа, по сути, были заложены только человеческий энтузиазм и еще не утраченный в то время предпринимательский опыт. В конце 1980-х гг., период соци-етальной трансформации общества[1], возникло множество вопросов по поводу характера, условий и основы проведения политики протекционизма, направленной на поддержку создаваемых организаций рыночного типа. В идеальном варианте координацию процессов предпринимательства необходимо базировать на отношениях экономической свободы и заинтересованности, однако формирование новой структуры хозяйствования требует определенного времени. Невозможно было полностью осуществить быструю смену централизованно управляемой системы на рыночную путем трансформации отдельных элементов первой во вторую. Характер условий и факторов, а также динамика становления рыночной экономики любого типа, как

показывает исторический опыт, в значительной мере определяются содержанием той исходной базы (социально-экономической, политической, культурной), которая предшествует такому становлению.

Идея необходимости поддержки и регулирования процессов предпринимательства, основанного на негосударственных формах собственности, не являлась всецело новым течением. Такой подход был заложен в неолиберальную экономическую программу Л. Эрхарда, отражая его теоретическую модель «свободного рыночного хозяйства». Что касается практики, то государственные программы поддержки малого бизнеса на Западе впервые появились только с середины 1970-х гг., в разных странах по-своему стимулируя предпринимательскую инициативу. В Беларуси такая задача по сложности реализации была отнесена к наиболее трудоемким в силу таких обстоятельств, как еще существующая недооценка роли малого бизнеса в рыночном хозяйстве, противостояние отдельных слоев общества возрождению предпринимательского слоя, необходимость концентрирования бюджетных средств для решения первоочередных социально-экономических задач и, наконец, отсутствие четкого представления о подходах, формирующих соответствующую политику, направленную на активизацию и разноплановую поддержку негосударственного сектора экономики. В общественном мнении предприниматель как особый тип личности рисовался в образах, нередко далеких от реальности, и действительное значение его деятельности для развития экономики было пока еще не понятным.

В настоящее время на основе социологического изучения бизнес-среды, в том числе и с участием автора, и сформулированных по результатам этих исследований рекомендаций в республиканских СМИ представляемый на протяжении последних лет способ формирования в массовом сознании образа отечественного предпринимательства акцентируется на пропаганде «персонализации» людей дела. Деятельность организационных структур практически не описывается - считается, что они сами себя способны ангажировать. Тема о некой консолидации предпринимателей в объединения в форме союзов, бизнес-ассоциаций, клубов и т. п. считалась и до сих пор остается экзотической. Развеивание одних стереотипов привело к порождению в обществе новых стереотипов о не новом, но пока не изученном явлении - объединении предпринимателей. В обществе продолжают множиться различные вопросы, задаваемые предпринимателям. Поскольку индивидуальный предприниматель выступает в одном лице наемным работником и работодателем, то чьи интересы и перед кем ему отстаивать? Предприниматель - это не профессия, так по каким признакам объединяться новым субъектам хозяйствования? Профсоюз на предприятии давно выполняет функции собеса - выдает материальную помощь по различным поводам, а чем сегодня занимается профсоюз в предпринимательской среде? И так далее, и тому подобное...

Общеизвестно, что кроме наличия в обществе системы ценностей, определенным образом благоприятствующей преобразованиям, успешности экономических реформ способствует достижение социальных целей, четко и ясно сформулированных. Социальная цель - как стремление решить определенную социальную проблему - способна объединить социальных субъектов настолько, насколько крепка базовая система ценностей в конкретном обществе. Современная действительность такова, что предприниматели, формируя собственную субкультуру, начинают придерживаться приоритетов, стереотипно им не свойственных. Это гармония социальных связей и родственных отношений, непрерывность традиций в династиях, повышение качества жизни и т. д. Следовательно, в основе предприимчивости закладывается уже не только экономический успех, но и служение обществу. Это, в свою очередь, не только приводит к развитию предпринимательства на базе индивидуальных свобод, но закладывает основу для гармоничного взаимодействия индивидуального и коллективистского начал. Так, в Японии сегодня проявляют большой интерес к ценностям мелкого предпринимательства, а в США, напротив, набирают популярность идеи партнерства (так называемое коллективистское предпринимательство).

Развитие данных процессов в самом предпринимательстве происходит одновременно с протеканием изменений в запросах общества к предпринимательству, которые на современном этапе характеризуются требованием повышения социальной ответственности бизнеса. Это ведет к расширению зон сферы ответственности деловых людей. Объяснением (читать, оправданием) появления и усиления социальной компоненты в самой предпринимательской деятельности может служить следующее высказывание: «Со своей стороны государство и общество всячески затрудняет социально безответственное поведение предпринимателей. И корпоративные руководители, как семейные люди и граждане, хорошо понимают, что социальные цели способны лишь оживлять и упрочивать их деятельность»[2]. Достижение общих социальных целей служит основой для солидарности среди как людей дела, так и самих предпринимателей с другими социально-профессиональными группами.

Обеспечение благополучия и стабильности в социуме опосредовано общественным интересом. Самой очевидной в смысле однозначности и самой потенциально доступной (в смысле массового созерцания) формой выражения общественного интереса является право как социальный институт. Именно он по определению призван регулировать легитимные формы реализации интересов социальных субъектов. Если в течение обозреваемого периода соотнести изменения в объемах понятий «предпринимательские отношения» и «нормативно-правовая база, регулирующая предпринимательские отношения», то можно выделить три основных периода, в каждом из которых функционировали особенные механизмы взаимодействия социальных целей предпринимателей и социальных ожиданий общества. Четкие хронологические рамки этих периодов обозначить затруднительно в силу размытости границ. Однако их качественное описание мы можем дать вполне определенно. Первый период отличался ярко выражение «догоняющей» легитимизацией предпринимательских отношений, которые по своей сути

уже были апробированы хозяйствующими субъектами. В рамках этого периода объем первого понятия «предпринимательские отношения» существенно превосходил объем второго понятия «нормативно-правовая база, регулирующая предпринимательские отношения». Для второго периода характерен баланс в объеме указанных понятий. Тем самым мы можем говорить, что механизмы регуляции носили упорядывающий характер. Качественное отличие третьего периода состоит в опережающей разработке перспективной нормативно-правовой базы, например, в рамках государственно-частного партнерства. Хорошо разработанная юридическая основа не только обеспечивает нынешние актуальные потребности предпринимателей в осуществлении легитимного взаимодействия с другими хозяйствующими субъектами, но также определяет потенциальный спектр и общественно значимые горизонты будущего экономически весомого и социально необходимого функционирования предпринимателей в обществе и государстве во имя стабильного и конструктивного развития социума.

Осмысление истории развития предпринимательства в Беларуси, анализ современного состояния этой наиболее подвижной и насыщенной инновациями сферы экономических отношений являются, на наш взгляд, обязательными условиями выработки научно обоснованных направлений деятельности по сохранению и приумножению духа здоровой предприимчивости в общественном сознании и национальной культуре. Хочется верить, что нам никогда не придется переживать исторические периоды, в которых словосочетание «белорусский предприниматель» звучало бы как оксюморон. Чтобы поддерживать в обществе социальный иммунитет, который бы не допустил скатывания сознания людей к маргинальным установкам в духе «отнять и разделить», представителям отечественной социологической науки следует, по нашему мнению, серьезно изучать, объективно оценивать и, в сотрудничестве со средствами массовой информации, спокойно и неангажированно освещать деятельность предпринимателей как неотъемлемых и необходимых субъектов в системе социально-экономических отношений.

  • [1] См.: Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества: деятельностно-структурная концепция. - М.: Дело, 2002. - 568 с.
  • [2] McCoy Ch. S. Management of values: the ethical difference in corporate policy and performance. - Boston: Pitman, 1988. - P. 106.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >