Переход от философии природы к философии тождества. «Общая философия природы» как завершающее обоснование природы с позиций абсолютного идеализма. Историческое значение натурфилософии Шеллинга

Для философии природы Шеллинга, как, впрочем, и для всей его философии, характерно отсутствие какой-либо целостной, единой концепции, пронизанной одной главной идеей. Шеллинг излагает свою натурфилософию в следующих статьях: «Идеи к философии природы» (1797), «О мировой душе» (1798), «Первый набросок системы философии природы» (1799), «Введение к наброску системы философии природы» (1799). Однако любую из упомянутых выше статей нельзя рассматривать как звено в последовательно развертывающейся цепи. Скорее в каждой из них Шеллинг совершенно по-новому формулирует свою задачу, прибегает к повторам и т.п. Это очерк, который все время отливается в новые формы. Сначала это часть теории познания, призванная заполнить пробелы фихтеанского наукоучения; затем - самостоятельная часть его философской системы. Разработав же философию тождества, Шеллинг предпримет попытку и философию природы обосновать уже с помощью нового открытого им принципа тождества. Неслучайно Гегель, его непосредственный философский последователь, охарактеризует натурфилософскую концепцию как «собрание отдельных идей», в котором мысли Шеллинга находятся «в постоянном течении», а его философия природы «не представляет собою организованного, расчлененного целого, а состоит больше в нескольких всеобщих моментах, которые единственно только и являются тем, что остаются одинаковыми в разных изложениях».

Рассмотренный ранее натуралистический вариант его философии природы и по времени, и чисто концептуально предшествует философии тождества. Следующий вариант уже непосредственно основывается на этой философии тождества: более того, он имеет скорее теософский оттенок. Итак, натурфилософия Шеллинга проходит два фазиса своего развития, отделенные друг от друга философией тождества, которая сама вытекает из первого и в свою очередь обосновывает второй фазис. На первом этапе, выясняя вопрос о том, как из природы возникают дух, знание, мыслитель приходит к выводу, что развитие природы осуществляется через потенцирование - постепенное динамическое возвышение ее форм в сторону возрастания субъективности.

В 1801 г. Шеллинг напишет «Изложение моей системы философии», где обозначит главные проблемы уже по-новому осмысленной им натурфилософии: 1) исследование материи и ее форм, реконструкция динамического процесса и его ступеней в формах магнетизма, электричества и химизма (динамика); 2) реконструкция жизни, исследование организации и основных форм проявления жизни (органика). Если главной идеей его динамики становится исследование природы в качестве познаваемого объекта как сплошного динамического процесса, основными факторами которого становятся силы притяжения и отталкивания, то в органике Шеллинг пытается распространить динамические принципы применительно к природе органической, живой. На этом этапе развития его натурфилософии намечается переход Шеллинга на позиции объективного идеализма, ибо сама природа, рассматриваемая ранее как субъект, как деятельностная продуктивность, постепенно превращается в перманентное объективирование бесконечного абсолютного субъекта. Так натурфилософские идеи органично перетекают в его учение о тождестве. Это не означает возникновения в принципе нового варианта философии природы, а предполагает скорее более широкую, чем ранее, постановку задач и, быть может, более глубокое их обоснование. Здесь на первый план выступают те вопросы, которые ранее полагались как пограничные, а не собственно натурфилософские. Это прежде всего вопрос об отношении природы и духа, а также что такое природа и как она возможна. Заметим, что эти вопросы непосредственно перекликаются с кантовским «что такое знание и как оно возможно?» и фихтеанским «что такое самосознание и как оно возможно?».

Итак, природа - это творческая активность и одновременно познаваемый объект, творящий принцип и объект созерцания. Шеллинг спрашивает: как она может быть и тем и другим? В этом и состоит суть вопроса о том, как возможна природа. Решается он следующим образом. Оказывается, природа не есть безостановочная творческая чистая деятельность -в таком случае мы не могли бы познать ее и представить в качестве объекта. Она есть и процесс, и продукт одновременно, причем деятельность не переходит в продукт целиком, не растворяется и не исчерпывается в нем, а продолжается дальше. Шеллинг говорит о единстве деятельности и продукта, в чем и заключается стремление природы к бесконечному развитию. Каждый ее продукт становится как бы пунктом в ее эволюционном развитии, в котором сконцентрирована творящая природа. Так, природа становится познаваемой благодаря тому, что на определенном этапе ее эволюции творческая деятельность ограничивается, отливается в конкретную форму - продукт, а весь бесконечный ряд развития первичного продукта природы априори складывается из перехода от одной ее формы к другой, из постоянной смены ее форм, того, что Шеллинг образно обозначил бесконечной метаморфозой природы. Как же возможно познание природы как метаморфозы? Шеллинг вводит здесь понятие материи - некоего постоянного субстрата всех изменений, в котором продукт фиксируется и является уже как устойчивый субстрат всякой смены. Природа оказывается познаваемой лишь как материя, и все, что ранее говорилось о природе как о продукте, Шеллинг переносит теперь на материю. Природа познаваема лишь как продукт, пребывающий как материя, как своеобразное равновесие ее внутренних сил. Далее он исследует материю как динамически восходящий ряд, как субъект под углом зрения ее творящей деятельности. Необходимыми ступенями этого ряда становятся магнетизм, электричество, химизм, а затем осуществляется подъем материи на более высокую ступень ее развития - органическую. В представленной таким образом картине развития природы мыслящий человек, или субъект, появляется на высшей ступени ее потенцирования. Так природа становится первичной по отношению к Я, мыслящему субъекту.

Таким образом, на завершающем этапе разработки философии природы после того, как была написана работа «Система трансцендентального идеализма», место философии природы в отношении теории познания (или наукоучения Фихте) существенным образом меняется. Из учения, призванного заполнить пробелы наукоучения, философия природы, сначала раздвигающая границы этого наукоучения, становится обособленной и независимой от него частью. Она начинает требовать коренного преобразования всей предшествующей критической философии исходя из собственных принципов: сам же Шеллинг осознает потребность в создании оригинальной системы философии, совершенно независимой от Фихте. При этом его натурфилософия приобретает все более трансцендентальный характер. Это особенно видно при освещении вопроса о соотношении философии природы и теории познания. Шеллинг полагает, что они относятся друг к другу так, как природа относится к Я (сознанию). Она, считает философ, не может быть только объектом познания, феноменом, но и имеет реальное значение. Это реальность, развитие которой предшествует сознанию и, более того, она обусловливает его. Именно поэтому философия природы не может быть только частью теории познания; она сама должна дать «физическое объяснение идеализма» (учения о сознании и познании), а также показать, что отделение сознания от природы есть «намерение самой природы, которая уже издали наметила путь к высоте, которой она достигла с помощью разума». Следовательно, сознание не есть первоначало, с которого следует начинать; нельзя упускать всю предварительную историю сознания, которая и есть развитие природы. Логически из этого вытекает, что субъективным идеализмом философия быть не может, так как она не может вывести сознание с помощью средств уже готового сознания. Хотя философия природы - это тоже идеализм, но это не идеализм Я, а идеализм природы, который первоначален по отношению к идеализму Я. Шеллинг так и говорит, что если остаться на позиции Фихте, то невозможно выйти за границы сознания и постигнуть предмет до его вступления в сознание. Ведь Я - это только высшая потенция развития природы, сама же природа есть депотенцированное Я (и субъект, и объект одновременно), из которого затем возникает субъект-объект сознания.

Итак, природа есть первопринцип, первично-субъективное и вместе с тем объективное начало. Именно она сама в своем развитии приходит к самосознанию, которое есть итог, сумма, результат этого саморазвития природы. В философии природы мы, по Шеллингу, как бы отвлекаемся от созерцающего Я -субъекта и вместо него акцентируем внимание на бессознательной деятельности - природе, этом бессознательном субъ-ект-объекте. В этом пункте философия природы органично перетекает в философию тождества, согласно которой существует только один мир, в котором заключено все: и природа, и дух. Речь идет о некоем первоначальном единстве субъективного и объективного, служащем исходным пунктом любого развития - абсолютной индифференции, из которой через потенцирование осуществляется возвышение субъективного из объективного. Однако принцип тождества субъекта и объекта сохраняет роль основного содержания развития как всего мира, так и каждой из его ступеней. Все в мире есть единство субъективного и объективного, а различия между ними обусловлены лишь количественным преобладанием того или друтого. Выходит, что природа и реальна, и идеальна одновременно, т.е. существует независимо от нашего познания ее, которое ею и обусловлено, и в то же время заключает в себе самой условия этого познания и его принципы. Так Шеллинг выходит за рамки субъективного идеализма Фихте, вкладывая в основу самой природы принципы ее же познания. Свое учение, познающее тот принцип, из которого с необходимостью следует действительный мир, заключающий в себе и природу, и дух, абсолютное тождество субъекта и объекта, идеального и реального, Шеллинг назовет абсолютным идеализмом.

Последние сочинения Шеллинга по философии природы -его «общая философия природы» - это обоснование природы с позиций абсолютного идеализма. Здесь мир становится тождествен идее - объектом абсолютного знания, а природа все больше отождествляется с Божественной жизнью, превращаясь в откровение Божественного мира идей. Абсолютное становится Богом, вначале тождественным природе, а затем ее духовной первоосновой, абсолютной волей к откровению самого себя, богопознанием. Философия природы постепенно становится источником возрождения религии, а сам Шеллинг чувствует себя мыслителем, призванным возвестить эту новую эпоху всему миру: эпоху тождества духовного мира в науке, религии и искусстве. Он напишет, что чудеса истории, загадки религии, отвергаемые невежеством, будут раскрыты нам природою. Здесь улавливается программа всей его будущей деятельности - вывести из сущности природы истинность религиозного созерцания, естественной религии с ее чудесами и загадками.

Завершая разговор о философии природы Шеллинга, следует еще раз отметить, что во многом именно она составила основной вклад мыслителя в историю мировой философии. Многие из сформулированных Шеллингом принципов были подтверждены затем развитием естествознания, а гениальные идеи и открытия этого естествознания были в свою очередь предвосхищены чисто умозрительным путем именно этим философом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >