ГЕРМАНИЯ

От механической системы к электронной

Немецкие ученые приступили к экспериментам с механическим телевидением в 1926 г., начав с развертки изображения в 30 строк без звука. Система, которую разработал живший в Германии венгр Денеш фон Михайи, демонстрировалась в 1928 г. на ежегодной Берлинской радиовыставке, в том же году Михайи основал компанию «Телехор АГ». Над собственной системой, базирующейся на диске Нипкова, работал и другой пионер немецкого ТВ Август Каролус, сотрудник электротехнического концерна «Телефункен». Модель Каролуса была представлена в марте 1929 г. — передача шла 1 час 20 минут на экране 8г 10 см. Третья компания, вовлеченная в разработки телевидения, называлась «Фер- нзе АГ». Ее создали Леве, Пейс и Бош совместно с англичанином Бердом. Для координации усилий в 1929 г. была основана ассоциация телевидения (Фернзе-Ферайн), начавшая с 1930 г. публиковать свой журнал «Фер- нзеен» («Телевидение»),

Первым, кто продемонстрировал передачу по электронной системе со стандартом 100 строк, оказался Манфред фон Арденне. Это произошло на той же знаменитой радиовыставке в 1931 г. Фон Арденне и 3. Леве смонтировали в Берлине экспериментальную станцию. Тогда же в Германии появились и первые телевизоры с электронным кинескопом. К работе подключились компании ТКЛ, «Мюллер», «Лоренс». Начиная с 1933 г. Имперское радиообщество показывало экспериментальные программы со стандартом развертки 180 строк, причем первые прямые трансляции принимались на большой экран в зале берлинского телецентра.

Барон фон Арденне с середины 1930-х годов работал в рамках гитлеровского атомного проекта в подземной лаборатории под Берлином. «Немецкий Эдисон» оказался самым ценным «научным трофеем» советской армии. Около десяти лет он занимался ядерными исследованиями в Подмосковье и был даже удостоен двух Сталинских премий, а затем руководил Институтом изотопов в Сухуми. Позже с 1955 по 1997 г. фон Арденне жил и работал в Дрездене, где его именем теперь назван один из городских парков.

На службе у нацистской пропаганды

Нацистское руководство, осознавая огромные потенциальные возможности нового средства массовой информации, всячески поддерживало его внедрение. Из забвения был вызван Пауль Нипков. Изобретенный им полстолетия назад диск использовался в экспериментах с малострочным ТВ (в США — 1927 г., в Англии — 1928 г., в Германии — 1929 г. и в России — 1931 г. ), но после работ В. К. Зворыкина и М. фон Арденне давно не применялся в телевизионных приборах и технически устарел. Сам Нипков к телевидению уже не возвращался. Тем не менее его возвели в ранг национального героя, назначили ему государственную пенсию, а берлинскую студию стали называть «телецентром имени Пауля Нипкова». В марте 1935 г. было объявлено, что передачи берлинского телецентра становятся регулярными. По этому поводу министр почт направил Гитлеру телеграмму, поздравляя его с «рождением телевидения». «Наша цель, мой фюрер, состоит в том, — говорилось в ней в частности, — чтобы донести всей Германии Ваше слово. Придет время, когда с помощью национал-социалистского телевидения Ваш образ, мой фюрер, глубоко тронет немецкие сердца».

Передачи шли трижды в неделю. Это были спектакли, концерты, скетчи, выступления партийно-государственной номенклатуры. Позднее стали выходить специальные передачи для молодежи, регулярные пропагандистские беседы. Была показана специально написанная для телевидения 30-минутная опера «В ласточкином гнезде».

Нехватку телеприемников пытались компенсировать коллективными просмотрами передач. 9 апреля 1935 г. в берлинском музее почт появился первый телесалон на 30 человек с двумя телевизорами, а осенью того же года открылся телетеатр с проектором на 300 человек.

С 15 января 1936 г. берлинский телецентр показывает передачи со стандартом 180 строк ежедневно с 20.00 до 22.00. Его сотрудники стали готовиться к освещению Олимпийских игр. Присутствие на них телекамер связываюсь с престижем немецкой науки и техники и приобретало политический характер. Во время игр, проходивших в Берлине в августе 1936 г., объем прямых трансляций возросло 8 часов всутки. Они обычно выходили в эфир в 10—12, 14-16, 17—18 и 20—22 часа. В 25 пунктах Берлина работати просмотровые залы. Сообщалось, что за Олимпиадой по телевизору следило в общей сложности 150 тыс. человек. И гры можно было видеть и в Гамбурге, куда был проложен кабель. Позднее коаксиальная связь была налажена также с Лейпцигом, Нюрнбергом, Мюнхеном и Кельном.

Тот факт, что в Германии телевидение оказалось связанным с интересами нацистской пропаганды, не умаляет вклада немецких изобретателей и электротехнических фирм. Это были впечатляющие достижения, но историки телевидения все же отдают пальму первенства в открытии регулярного вещания Англии, которая начала регулярные передачи по более совершенной системе в ноябре 1936 г. (если быть точным, то с ноября 1936 по февраль 1937 г. в Англии использовались даже два стандарта — в 240 строк Берда и 405 строк «ЭМИ-Маркони»). Даже если не учитывать стандарт развертки, поставив во главу угла регулярность программ, то все равно придется признать лидерство Англии, где регулярные передачи малострочного ТВ шли в 1929-1935 гг. По политическим соображениям немцы преувеличивали свои достижения, хотя качество их передач было ниже английского. Впрочем, и немцы, и англичане в конце концов пришли к технологии, разработанной В. Зворыкиным.

Основную ставку нацистская пропаганда делала, конечно, на радио. Так называемые народные приемники перед войной стоили всего 35 марок, что составляло недельную зарплату рабочего; радио охватывало 90% семей. Существовала даже комиссия для выяснения того, какие семьи не приобрели приемники и по каким причинам. По насыщенности радиоприемниками Германия занимала первое место в мире (в других странах подобная ситуация возникла лишь через два десятилетия — с появлением транзисторов). Поэтому тогда казалось, что именно в Германии телевидение имеет наибольшие шансы превратиться в такое же массовое средство информации, как и радиовещание. Технические исследования велись полным ходом. К 1937 г. четкость изображения подняли до 441 строки. Появилась аппаратура, позволявшая передавать цветное изображение. Были предприняты попытки выпустить телевизор со стандартом развертки 1029 строк, однако он оказался слишком дорог, чтобы получить широкое распространение. Во всех городах, где принимались передачи, власти поощряли создание салонов для их коллективного просмотра. В феврале 1939 г. в продажу поступили телевизоры для массового зрителя. Они имели экран 19,5x22,5 см. Гарантировалось четкое изображение в радиусе 22 км от Берлина. Первая партия «народных телевизоров» включала 10 тыс. приемников, но с началом войны программу серийного производства пришлось свернуть.

Существовавшую технику стали использовать для показа легких развлекательных передач раненым солдатам, находившимся на лечении в Германии. Эти передачи (обычно концерты) шли спорадически и прекратились 26 ноября 1943 г., когда в здание берлинского телецентра попала бомба.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >