Ответственность за обвал строений или иных сооружений

В соответствии с § 836 ГГУ, если вследствие обвала строения или иного сооружения, расположенного на земельном участке, либо вследствие обвала части строения или сооружения погибнет человек, либо ему будут причинены телесные повреждения или нанесен вред здоровью, либо будет повреждена вещь, то владелец земельного участка, если обвал или частичное разрушение произошли из-за неправильного возведения строения или ненадлежащего эксплуатационного обслуживания, обязан возместить потерпевшему причиненный ему вред. Обязанность возмещения не наступает, если владелец с целью предотвращения опасности проявлял надлежащую в гражданском обороте заботливость.

В этом случае также действует презумпция вины владельца. Ответственность здесь распространяется не только на владельца, но также и на любое лицо, которое берет на себя такую ответственность от владельца. Более того, если лицо в осуществление своего права владеет на чужом земельном участке строением или иным сооружением, то оно несет установленную в § 836 ГГУ ответственность вместо владельца земельного участка. Прежний владелец земельного участка несет ответственность за вред, если обвал или частичное разрушение произойдет в течение года с момента прекращения его владения, за исключением тех случаев, когда он за время своего владения проявлял надлежащую в гражданском обороте заботливость или когда последующий владелец мог бы предотвратить опасность при проявлении подобной заботливости (ч. 2 § 836 ГГУ).

Т. к. ответственность на основании §§ 836-838 исходит из презумпции вины, ответчик может также избежать ответственности, доказав, что ущерб был причинен по не зависящим от него обстоятельствам.

13. Ответственность из причинения вреда при неисполнении или ненадлежащем исполнении служебных обязанностей

Ответственность из причинения вреда при неисполнении или ненадлежащем исполнении служебных обязанностей

В соответствии с ч. I § 839 ГГУ, если служащий умышленно или по небрежности нарушит свои служебные обязанности в отношении третьего лица, то он должен возместить третьему лицу причиненный ему вред. Если служащий виновен лишь в небрежности, то он может быть привлечен к уплате возмещения только в случае, когда потерпевший не может получить возмещение иным способом.

В соответствии с ч. 2 § 839 ГГУ, если служащий нарушит свои служебные обязанности при вынесении решения по судебному делу, то он отвечает за причиненный им вред только в случае, когда нарушение обязанностей является уголовным преступлением. Эти предписания не распространяются на отказ или промедление при исполнении служебных обязанностей вопреки долгу службы.

Часть третья § 839 ГГУ предусматривает, что обязанность возмещения не наступает, если пострадавший умышленно или по небрежности не воспользовался правовыми средствами для того, чтобы избежать наступления вреда.

Веймарская конституция вводила принцип, в соответствии с которым, если официальное лицо при осуществлении порученных ему полномочий (Ausubung ф/fentlicher Gewalt, ст. 131) нарушает обязанности, возложенные на него в пользу третьего лица, ответственность возлагается на государство или государственный орган, в котором служит такое лицо. Сегодня этот принцип воплощен в ст. 34 Конституции (Grundgesetz, 1949).

Когда вред причинен посредством нарушения официальным лицом его должностных обязанностей, первоначально иск предъявляется государству, администрации конкретной земли (субъекту федерации), в которой произошло нарушение, или государственному органу, в котором служит официальное лицо. Государство, в свою очередь, может предъявить иски к официальному лицу и требовать возмещения издержек в регрессном порядке, если последнее действовало преднамеренно или с грубой небрежностью.

В тех случаях, когда действует § 839 ГГУ, общие правила, предусмотренные в §§ 823 и 826 ГГУ, не применяются.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >