МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА

Динамика систем миропорядка. Исторические типы систем миропорядка

Историю человечества с точки зрения политологии можно рассматривать как последовательную смену систем миропорядка. Каждая система миропорядка имеет свои баланс сил, зоны влияния, границы. Смысл -термина «миропорядок» очевиден: это состояние мира ^отношениях между ведущими странами мира. Причем это состояние мира поддерживается системой договоров и соглашений.

Становление миропорядка происходило постепенно, начиная с IV тысячелетия до н. э. до середины XVII в. Процесс становления первых государств шел от создания городов-государств к формированию империй. Стремление к созданию всеобъемлющей мировой империи в современной политологии называют термином «мондиализм». Имперские амбиции проявили Египетское царство, Ассирия, Вавилон, Персия. В середине I тысячелетия до н. э. произошло становление федерации эллинских городов-государств. Вершиной государственности Древнего мира стали империя Александра Македонского и Римская империя. Имперские традиции и мондиалистские устремления проявили и первые мусульманские халифы, создававшие с VII в. Арабский халифат. Европейские государства Средневековья первоначально были невелики. Имперские амбиции были характерны для франкского государства, римских пап и германских императоров, но империя Карла Великого продержалась недолго, а Священная римская империя так и не сложилась.

Эпоха великих географических открытий привела к постепенному освоению европейскими государствами геополитического 189 пространства планеты, формированию колониальных империй, европоцентрического мира. Предтечей мировых войн многие историки и политологи считают Тридцатилетнюю войну (1618-1648 гг.), которая закончилась подписанием в городах Мюнстере и Оснабрюке Вестфальского мирного договора. Именно это событие политологи считают началом первой системы миропорядка.

Вестфальская система миропорядка (1648-1812) обычно разделяется на свободную блоковую систему миропорядка (1648-1789) и франкоцентрическую мондиалистскую систему миропорядка (1789-1812).

Свободная блоковая система миропорядка. Основные принципы современной мировой политики были заложены после окончания Тридцатилетней войны. Произошло формирование национальных государств. Мир вступил на путь промышленного развития с формированием нации-государства с жесткой централизованной династической властью. С этого времени европейская история начинает превращаться в мировую. Вестфальский мирный договор впервые констатировал полный контроль сложившихся европейских колониальных империй над известным к тому времени пространством планеты. Получили правовое закрепление понятия «государственный суверенитет», «государственная граница», «международное договорное право», «международные отношения».

Вестфальская система миропорядка заложила основные принципы международных отношений, которые являются актуальными и поныне: приоритет национальных интересов, баланса сил, приоритет государств-наций. Принцип государственного суверенитета включает и поныне право требовать невмешательства в свои дела, равенство прав государств, обязательство выполнять подписанные договоры.

Европейские страны свободно заключали и расторгали блоки. Имперские амбиции Швеции привели к Северной войне (1701-1721). Произошло вступление России в европейскую блоковую систему, становление Российской империи 190

(конец XVII — начало XVIII в.). В этот период произошли также Война за испанское наследство, Семилетняя война.

Главными центрами силы в Европе становятся Испания, Португалия, Голландия. Затем в борьбу за раздел мира вступают Англия, Франция, Швеция. Возникавшие национальные государства устанавливали свои границы с учетом языкового признака и по естественно-географическим рубежам. Такие миропорядок и сложившееся геополитическое поле существовали почти 150 лет — до Французской революции, сменивших ее Директории, Консульства и императорства Наполеона. В конце XVII — начале XVIII в. исчезло былое величие Испании, Португалии, Голландии, Швеции, а к концу XVII в. — Польши. Укрепились позиции Франции и Англии, набирала силы Пруссия.

Франкоцентрическая мондиалистская система миропорядка. В XVII—XVIII вв. в Европе появилась новая социальная сила — буржуазия. Располагая огромными деньгами, она неудержимо рвалась к власти. Деньги буржуазии, низкие цены на товары, производимые на фабриках и заводах, пробили стены королевских дворцов, замков феодалов, смели Бастилию, а заодно более десяти тысяч католических монастырей и храмов и возвели сотни эшафотов с гильотинами по всей Франции. Великая французская революция завершилась возвышением и воцарением генерала Наполеона Бонапарта. Проявились имперские амбиции и мондиалистские тенденции во внешней политике Франции. Наполеон создал французскую империю. Превратить Францию в ядро океанского геополитического блока Наполеону не удалось. Попытка императора задушить Англию блокадой, путем военных, экономических, политических и других мер была также неудачной — на мировую арену выступила Россия. Определенную помощь ей оказали Пруссия и Австрия, и Наполеон потерпел сокрушительное поражение. К началу XIX в. Россия стала важнейшей мировой державой.

Вестфальская система миропорядка завершилась наполеоновскими войнами и поражением французской империи. В результате решений Венского мирного конгресса складывается новая система миропорядка.

Венская система миропорядка (1814-1914) обычно разделяется на первую европейскую систему коллективной безопасности (Священный союз европейских монархов) (1814-1882) и двухблоковую систему миропорядка (1882-1914).

Первая европейская система коллективной безопасности (Священный союз европейских монархов). Новую расстановку геополитических сил, закрепленную Венским конгрессом, дала первая европейская система коллективной безопасности. Основу этого составил имперский принцип контроля географического пространства и принцип «коллективного наказания агрессора».

Мировыми центрами силы стали Российская и Австро-Венгерская империи, Британская колониальная империя (хотя таковой она была провозглашена в 1876 г.), Германская империя (с 1871 г.) и фактически колониальная империя с середины XIX в. — Франция (формально остававшаяся республикой). Турция играла видную роль на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Европе. Россия до середины XIX в. доминировала в Европе, активно противостояла Англии, Австрии, Франции и, конечно, Турции.

В 1853-1856 гг. во время Крымской (Восточной) войны против России выступила фактически вся Европа. Это вполне объяснимо с геополитической точки зрения. Черное и Балтийское моря превращались во внутренние моря, в «русские озера», что давало России выход в два ключевых геополитических региона — Атлантику и Средиземноморье. Контроль над ними позволял Англии уравновешивать мощь России.

После поражения России в Крымской войне Венская система претерпела некоторые изменения. Распался Священный союз монархов, который для России был скорее обузой, чем реальной помощью. С его развалом закончилась эпоха 192

доминирования России в Европе, не принесшая стране какой-либо пользы.

Всю вторую половину XIX в. Россия балансировала в геополитическом европейском поле, поддерживая то Пруссию против Франции, то Францию в ее противостоянии с Германией. Такая политика позволила достичь максимальных результатов при минимуме затрат сил.

В конце 1870-х гг. произошла война с Турцией, русские войска освободили Болгарию, дошли до Стамбула. Однако западные державы не позволили России воспользоваться результатами победы.

Двухблоковая система миропорядка в Европе. К концу XIX в. усилились США и Германия. Соединенные Штаты Америки стали активно осваивать заморские рынки, изгнав испанцев с Кубы и Филиппин. Германия под руководством «железного канцлера» Отто фон Бисмарка превратилась в огромную континентальную державу и стала играть ведущие роли в мировой политике.

Под руководством Германии в 1882 г. был создан военный блок Тройственный союз: Германия, Австро-Венгрия и Италия. Это ознаменовало окончание миропорядка, основанного на «Священном союзе» европейских монархий, и означало переход к блоковой системе миропорядка. Другой мощный военный блок был создан Францией, Англией и Россией^ Антанта. Цель блоков была очевидна — передел сфер влияния в мире со стороны Тройственного союза и недопущение этого передела в пользу молодых, агрессивных европейских государств со стороны Антанты.

Двухблоковая система миропорядка достаточно быстро привела к началу Первой мировой войны (1914-1918).

Версальская система миропорядка (1918-1945) — самая недолговечная. Включает, с точки зрения политологов, два периода: версальско-вашингтонскую систему коллективной безопасности (1918-1939) и двухблоковую систему ми ропорядка, сложившуюся в ходе Второй мировой войны (1939-1945).

Версальско-вашингтонская система коллективной безопасности была заложена решениями Версальского мирного договора 1919 г. и Вашингтонской конференции 1921-1922 гг. Поражение Тройственного союза в Первой мировой войне (1914—1918) кардинальным образом изменило геополитический расклад сил. Рухнули Германская, Австро-Венгерская, Российская и турецкая империи, ранее бывшие мощными политическими центрами.

В Первой мировой войне больше всех приобрела буржуазия США. Чувствуя свою силу, Соединенные Штаты на Вашингтонской конференции в 1922 г. добились права иметь равный с Англией военно-морской флот, который давал возможность контролировать нетолько важнейшие морские коммуникации, но и морское пространство.

Версальский мирный договор отдал пальму первенства континентальной державы Франции, а морской — Англии. Для Советской России вообще не оказалось места в Европе, она не должна была существовать как могучая держава. От имени Лиги Наций — неотъемлемой части Версальского договора — были поделены колонии Германии и Турции. Согласно плану президента США В. Вильсона Советскую Россию предполагалось разделить на сферы влияния: например Кавказ рассматривать как часть турецкой империи, Среднюю Азию отдать под протекторат какой-нибудь европейской державе, а на европейской части России и в Сибири создать достаточно представительные правительства. Для достижения этой цели 15 государств мира высадили войска в различных точках России, принеся ей огромные страдания, человеческие, материальные и духовные потери.

При помощи Лиги Наций страны-победительницы создали между Германией и Советской Россией «санитарный кордон» из государств, ориентированных на Францию и Англию. Таким образом, две великие континентальные державы были лишены прямых тесных контактов, изолированы друг от друга. Установленный миропорядок был направлен против Советской России, Германии и Китая.

Творцы Версальского договора не предусмотрели несколько обстоятельств: во-первых, Россия вышла из кровопролитной гражданской войны политически единой, большевики в идеологически закамуфлированной форме («мировая пролетарская революция») провозгласили мондиалистские имперские амбиции. Во-вторых, Европа в 1920-х гг. была охвачена пролетарскими революциями, народные низы требовали: «Руки прочь от Советской России!» Под воздействием русской революции по многим странам прокатились волны протестов, активизировалось антиколониальное движение. В-третьих, в Германии к власти пришла нацистская партия А. Гитлера, возродились имперские традиции Германии, которые быстро превратились в открыто мондиалистские.

По инициативе Германии в октябре 1936 г. складывается военный блок «Рим — Берлин^- Токио». Борьба гитлеровской Германии за передел геополитического пространства в Европе при полном бездействии Лиги Наций стала главным фактором ликвидации этой системы миропорядка. Мюнхенский сговор Германии, Англии и Франции привел к расчленению Чехословакии, большая часть территории которой перешла к Германии.

Попытки СССР создать антигитлеровскую коалицию с Англией и Францией не увенчались успехом. Чтобы отсрочить неизбежное военное противостояние с Германией, СССР пошел в августе 1939 г. на подписание Пакта о ненападении СССР и Германии.

Двухблоковая система миропорядка сложилась в ходе Второй мировой войны (1939-1945) постепенно. Вторая мировая война похоронила Версальский мир. Началась военнополитическая экспансия стран фашистского блока. Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. стало для нашей страны началом Великой Отечественной войны.

Складывание антигитлеровской коалиции в составе СССР, США, Великобритании и «Сражающейся Франции» началось сразу после нападения Германии на СССР. Английский премьер-министр У. Черчилль 22 июня 1941 г. заявил о поддержке СССР в его борьбе с фашистской агрессией, 24 июня с таким же заявлением выступил президент США Ф. Д. Рузвельт. 12 июля СССР и Великобритания заключили Московское соглашение о взаимной помощи и совместных действиях против Германии с обязательством не вступать с ней в сепаратные переговоры. 14 августа У. Черчилль и Ф. Д. Рузвельт обнародовали Атлантическую хартию, провозгласив своей целью восстановление суверенитета покоренных народов и обеспечение их права на свободный выбор формы правления. 16 августа английское правительство предоставило Москве заем в 10 млн фунтов стерлингов для оплаты военных закупок в Великобритании. В сентябре Лондонская межсоюзническая конференция СССР, Великобритании и представителей находившихся в изгнании правительств оккупированных немцами европейских стран одобрила Атлантическую хартию. На Московской конференции трех держав 29 сентября — 1 октября была достигнута договоренность о размерах английской и американской военной помощи СССР. В конце 1941 г. США распространили на Советский Союз режим ленд-лиза (передача в аренду вооружения, промышленного оборудования, продовольствия); в 1942-1945 гг. в СССР были осуществлены поставки на общую сумму 10,8 млрд долларов[1].

Официально антигитлеровская коалиция оформилась 1 января 1942 г., когда 26 государств, объявивших войну Германии или ее союзникам, выступили с Вашингтонской декларацией Объединенных Наций, объявив о намерении направить все свои усилия на борьбу со странами «оси». Ее подпи-

сали СССР, США, Великобритания, ее доминионы Канада, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз, Британская Индия, Китай, Гватемала, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рика, Панама, Куба, Гаити, Доминиканская республика, а также эмигрантские правительства Норвегии, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, Польши, Чехословакии, Югославии и Греции. В январе 1942 г. для координации действий английских и американских войск был создан Объединенный комитет начальников штабов. Принципы отношений между лидерами коалиции — СССР, США и Великобританией — были окончательно установлены советско-английским союзным договором 26 мая 1942 г. и советско-американским соглашением 11 июня 1942 г.

Советский Союз принял на себя основную тяжесть этой войны, понеся огромные человеческие и материальные потери, но вышел из нее военно-стратегически и геополитически гораздо более крепким, чем был до войны.

Ялтинско-Потсдамская система миропорядка (1945-1992) в основном просуществовала до самоликвидации СССР, хотя ряд политологов считает, что ее основные элементы существуют и до настоящего времени. Иное название этой системы — «биполярная система миропорядка в условиях существования системы коллективной безопасности».

Потсдамская система договоров зафиксировала новый баланс сил, сложившийся в Европе после победы над Германией и ее союзниками. Эта система определила новые границы, расстановку новых геополитических сил. В Потсдаме было констатировано, что мир стал биполярным: СССР и его союзники, представляющие континентальную силу, и США и их союзники, представляющие в большинстве своем морскую силу.

Впервые в своей истории СССР создал вокруг себя мощный геополитический блок. В дальнейшем на разрушение его с помощью идеологического, информационного оружия, активного содействия «пятой колонны» ушло почти полвека.

Противоборство этих полюсов и определило содержание потсдамской геополитической эпохи. Ее характерной чертой было то, что противостояние двух мощных блоков шло на грани балансирования между холодной и ядерной войнами. Совершенствование авиации, появление ракетной техники, космического, лазерного и других видов оружия коренным образом изменили роль воздушного и космического пространства. На планете не осталось недосягаемых точек, тем более для ракетного оружия, электронных средств массовой информации, компьютерных систем и т. д.

Экономика СССР оказалась мало восприимчива к новейшим достижениям научно-технической революции, а политические лидеры Союза не осознали необходимости технологической модернизации страны. Потсдамский мировой порядок был разрушен в 1992 г. и с распадом СССР биполярная структура мира завершилась.

Современный миропорядок (Беловежская эпоха) (1992 — наше время) неоднозначно понимается американскими и европейскими (в том числе и российскими) политологами. Существуют два варианта понимания ее сущности.

Атлантисты (политологи США и некоторые ученые из европейских стран) полагают, что сложился новый миропорядок при ведущей роли единственной супердержавы — США. Новый мировой порядок опирается в основном на идеи Версальской системы, которая не находит для России места под солнцем. Усилия этой системы направляются также против Китая, исламского мира, Индии. В перспективе Россия в лучшем случае видится в роли полуколонии, в худшем — вообще не рассматривается как самостоятельная держава, ^34 предполагается ее расчленить на несколько частей .

34 См.: Бжезинский 3. План игры: геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР : пер. с англ. М. : Прогресс, 1986; Его же. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы : пер. с англ. М.: Междунар. отношения, 1998; Его же. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство : пер. с англ. М.: Междунар. отношения, 2004. 198

Континенталисты — большинство европейских, азиатских и российских политологов — считают, что происходит становление многополюсного мира при сохранении системы коллективной безопасности (ООН, региональные международные организации). Россия может претендовать на роль одного из центров силы многополюсного мира, вокруг которого сможет образоваться система регионального притяжения.

Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XI заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» и в своем выступлении дал характеристику современному этапу международных отношений[2].

Мировая политика — это прежде всего экономическое лидерство, вопросы войны и мира, гуманитарной сферы, включая права человека. В мире накопилось множество противоречий. Уверенности, что существующая система глобальной и региональной безопасности способна уберечь нас от потрясений, нет. Эта система серьезно ослаблена, раздроблена и деформирована.

Нужно было адаптировать к новым реалиям систему международных отношений. Соединенные Штаты, объявившие себя победителями в холодной войне, подумали, что в этом просто нет нужды. Вместо установления нового баланса сил, который является необходимым условием порядка и стабильности, напротив, были предприняты шаги, которые привели к резкому усугублению дисбаланса. Холодная война закончилась, но она не завершилась заключением мира, понятными и прозрачными договоренностями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов. Создалось впечатление, что так называемые победители в холодной войне решили «дожать» ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы.

Начался период разночтений и умолчаний в мировой политике. Под давлением правового нигилизма шаг за шагом сдавало свои позиции международное право. Объективность и справедливость приносились в жертву политической целесообразности. Юридические нормы подменялись произвольным толкованием и пристрастными оценками. При этом тотальный контроль над глобальными средствами массовой информации позволял при желании белое выдавать за черное, а черное —- за белое.

Была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире — тем выше легитимность того или иного правящего режима. Меры воздействия на непокорных хорошо известны и многократно опробованы: силовые акции, экономическое и пропагандистское давление, вмешательство во внутренние дела, апелляции к некой «надправовой легитимности», когда надо оправдать неправовое урегулирование тех или иных конфликтов, устранение неугодных режимов. В отношении ряда лидеров используется и откровенный шантаж.

Односторонний диктат и навязывание своих собственных шаблонов приносят вместо урегулирования конфликтов эскалацию, вместо суверенных, устойчивых государств — растущее пространство хаоса, вместо демократии — поддержку весьма сомнительной публики — от откровенных неонацистов до исламистских радикалов. Их поддерживают, чтобы использовать на каком-то этапе как инструмент для достижения своих целей, потом обжигаются и дают «задний ход». В свое время США для борьбы с Советским Союзом спонсировали исламские экстремистские движения, которые прошли закалку в Афганистане. Из них впоследствии выросли и Талибан, и Аль-Каида.

Наши коллеги и друзья постоянно борются с результатами собственной политики, бросают свою мощь на устранение рисков, которые сами создают, платят за это все возрастающую цену. Наращивание доминирования одного центра 200

силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами. Напротив, подобная неустойчивая конструкция доказала неспособность эффективно бороться с такими подлинными угрозами, как региональные конфликты, терроризм, наркотрафик, религиозный фанатизм, шовинизм и неонацизм. В то же время она открыла широкую дорогу для проявления национального тщеславия, манипулирования общественным мнением, грубого подавления воли слабого волей сильного.

Однополярный мир — это апологетика диктатуры и над людьми, и над странами. Однополярный мир оказался некомфортным, неподъемным и сложно управляемым для самого самоназначенного лидера. Отсюда сегодняшние попытки уже на новом историческом этапе воссоздать некоторое подобие квазидвуполярного мира как удобную модель воспроизводства, в данном случае американского лидерства. И неважно, кто в американской пропаганде займет место центра зла: Иран как страна, стремящаяся к ядерным технологиям, Китай как первая экономика мира или Россия как ядерная сверхдержава.

Сейчас мы вновь видим попытки раздробить мир, провести разделительные линии, сколотить коалиции по принципу не за, а против кого бы то ни было, сформировать образ врага, как это было в годы холодной войны, и получить право на лидерство или, другими словами, право на диктат. Такие попытки не только все более расходятся с реальностью, вступают в противоречие с многообразием мира — подобные шаги неизбежно будут порождать противодействие, ответную реакцию и также принесут ровно обратный эффект. Совместные экономические проекты, взаимные инвестиции объективно сближают страны, помогают амортизировать текущие проблемы в межгосударственных отношениях.

Благополучие Соединенных Штатов в огромной степени зависит от доверия инвесторов, зарубежных держателей доллара и американских ценных бумаг. Доверие явно подрывается, признаки разочарования в плодах глобализации присутствуют сейчас во многих странах. Сейчас все большее

201

число государств предпринимает попытки уйти от долларовой зависимости, создать альтернативные финансовые, расчетные системы, резервные валюты. Политически мотивированные санкции были ошибкой, которая наносит ущерб всем.

Россия — самодостаточная страна. Мы будем работать в тех внешнеэкономических условиях, которые сложились, развивать свое производство и технологии, действовать более решительно в проведении преобразований, а внешнее давление только консолидирует наше общество, не дает расслабиться, заставляет концентрироваться на основных направлениях развития. Мир кардинально изменился. Мы не намерены от него закрываться и выбирать какой-то путь закрытого развития, путь автаркии, всегда готовы к диалогу, в том числе и по нормализации экономических отношений, и политических тоже. Наша активная политика в Азиатско-Тихоокеанском регионе началась отнюдь не сегодня и не в связи с санкциями, а уже более чем несколько лет назад. При этом мы исходили из того, что восток занимает все более значимое место в мире и в экономике, и в политике.

Формирование полицентричного мира само по себе не укрепляет стабильность, скорее даже напротив. Задача достижения глобального равновесия превращается в достаточно сложную головоломку, в уравнение со многими неизвестными. Если мы не создадим внятную систему взаимных обязательств и договоренностей, не выстроим механизмы разрешения кризисных ситуаций, признаки мировой анархии неизбежно будут нарастать. Начало этому опасному процессу положили США, когда в 2002 г. в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, а затем приступили к созданию своей глобальной системы противоракетной обороны.

Мы вновь скатываемся к тем временам, когда не баланс интересов и взаимных гарантий, а страх взаимоуничтожения удерживает страны от прямого столкновения. Многие государства не видят других гарантий обеспечения суверенитета, 202

кроме как обзавестись своей собственной бомбой. Это крайне опасно. Мы настаиваем на продолжении переговоров по сокращению ядерных арсеналов. Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше. Сегодня многие виды высокоточного оружия по своим возможностям уже приблизились к оружию массового поражения.

В случае полного отказа от ядерного потенциала или критического снижения его объемов, страны, обладающие лидерством в создании и производстве высокоточных систем, получат явное военное преимущество. Будет сломан стратегический паритет, а это чревато дестабилизацией. Возникает соблазн использования так называемого первого глобального обезоруживающего удара. Словом, риски не снижаются, а возрастают. Следующая очевидная угроза — это дальнейшее разрастание конфликтов на этнической, религиозной, социальной почве. Такие конфликты опасны, они формируют вокруг себя зоны безвластия, беззакония и хаоса, где уютно чувствуют себя и террористы, и просто рядовые преступники, процветает пиратство, торговля людьми, наркобизнес.

Результат очевиден — дальнейшее разрастание глобального хаоса. Потребуется длительная работа при участии широкого круга государств, мирового бизнеса, гражданского общества, чтобы была создана правовая, политическая, экономическая основа нового миропорядка, которая обеспечила бы стабильность и безопасность, при этом поощряла бы здоровую конкуренцию, не допускала формирование новых монополий, блокирующих развитие. Успех, реальный результат возможен лишь в том случае, если ключевые участники международной жизни смогут договориться о согласовании базовых интересов, разумном самоограничении, покажут пример позитивного, ответственного лидерства.

Созданные после Второй мировой войны институты достаточно универсальны и могут быть наполнены более современным содержанием, адекватным текущей ситуации. Это касается и совершенствования работы ООН, центральная 203

роль которой незаменима, и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая за 40 лет зарекомендовала себя как востребованный механизм. Россия не требует к себе какого-либо особого, исключительного места в мире. Уважая интересы других, мы просто хотим, чтобы и наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали.

  • [1] См.: Антигитлеровская коалиция // Российское образование : сайт. URL: http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/32192604-2е91 -be4f-e61 а-cc826bc55f0c/1012038A.htm (дата обращения: 03.07.2015).
  • [2] См.: Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай» // Президент России : сайт. URL: http://www.kremlin.ru/news/46860 (дата обращения: 03.07.2015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >