ИТОГИ ОБЩЕСТВЕННОГО, ГОСУДАРСТВЕННОГО И ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ НАРОДОВ ДОНА И СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В СРЕДНИЕ ВЕКА

ЗОЛОТАЯ ОРДА

Монголо-татарское нашествие для народов Дона и Северного Кавказа можно назвать катастрофическим событием. Во время похода 1222—1223 гг. и в период нашествия 1237—1240 гг. прекратили свое существование раннефеодальные государства. В общественном строе автохтонных народов наиболее характерными стали инволюционные процессы. Степные пространства Дона и Северного Кавказа стали частью огромного государства — Золотой Орды. Как и в эпоху «великого переселения народов» кочевники постепенно эмансипировались к достижениям цивилизаций покоренных стран, наметилась тенденция перехода от кочевий к оседлому образу жизни. Золотая Орда как бы повторяла исторический опыт своего предшественника — Хазарии. Используя труд покоренных народов, было создано могущественное государство, которое распалось под натиском восточных и западных соседей. Только историческую роль арабских воинов за веру играли войска Тимура, а место Византии заняла Османская Империя. Завершили разгром Золотоордынского государства потомки дружинников Святослава — войска Ивана Грозного. Хазарии история отвела около трехсот лет, и Золотой Орде — примерно столько же.

Общая характеристика монгольского общества и государства

В монгольском обществе XIII в. формировались раннефеодальные отношения. Население Орды состояло из тюркских, монгольских и уйгурских племен и народов, живших на завоеванных территориях. Монгольское сообщество (орда) подразделялось на межплеменные объединения (улусы). Последние, в свою очередь, состояли на родовых объединений. Главной единицей рода был курень, который объединял несколько родственных семей в аилах, юртах и кибитках. В процессе образования государства одни родовые объединения экономически усиливались, а другие — ослабевали.

Ещё в начале XIII в. вожди монгольских племен (ханы), родовые старейшины (беки, нойоны и богатуры) старались объединить вокруг себя многочисленные монгольские племена, что вызывало стычки между соседями. В 1206 г. съезд (курултай) монгольского народа провозгласил Темучина всемонгольским предводителем, дав ему имя Чингисхан. После смерти Чингисхана западные земли перешли в наследство Джучи. Частью улуса Джучи было образованное в 1243 г. государство — Золотая Орда. В Золотую Орду вошли завоеванные земли Поволжья, Дона и Северного Кавказа.

Общество Золотой Орды подразделялось на белую кость и черную кость. Привилегированные слои населения служили в гражданской администрации или находились на военной службе хана, они назывались в Орде «Белой костью».

Образование Монгольского государства активизировало дифференциацию общественного строя и усиление знати. Монгольское общество возглавляли ханы — потомки Чингисхана. Теоретически, власть правящей династии могла ограничиваться съездом монгольского народа (курултаем). Однако, курултай трансформировался в съезд монгольской знати, и власть хана стала всеобъемлющей. Потомки Чингисхана, так называемые «царевичи», в социальном отношении доминировали над остальными монгольскими родами и имели приоритет в государственном управлении.

К высшим слоям населения относились беки, богатуры, мурзы и нойоны. Они владели большими стадами скота и имели преимущества при распределении военной добычи. Представители монгольской знати управляли административными единицами, которые подразделялись по монгольской десятичной системе на тьмы и тысячи. Центральными органами управления являлись диваны, которыми руководили везиры. Везир подчинялся непосредственно хану. В ведомстве везира находился штат служащих — бутакчей (секретарей) и букаулов (курировавших снабжение войсками и их размещение в захваченных территориях). В распоряжении букаулов находились темники (руководители 10 тысяч воинов), тысячники (руководители тысячи воинов), сотники (руководители сотни воинов) и, соответственно, десятники. К привилегированным слоям общества относились освобожденные от податей мелкие феодалы — тарханы и воины — нукеры.

Феодально-зависимое монгольское и порабощенное местное население называлось в Орде «Черной костью». К «Черной кости» относились группы монгольского этноса: карачу, собанчи, уртакчи. К последним приравнивались этносоциальные группы «дикой степи»: бродники, позднее казаки.

Карачу (самую распространенную социальную единицу общества) в основном составляли простые скотоводы-кочевники. Собанчи — в основном сельскохозяйственное население, как из числа монголов, так и покоренное население Поволжья и южнорусской лесостепи. Уртакчи, в свою очередь, обедневшие монгольские общинники и военнопленные, проживавшие в Орде и исполняющие хозяйственные работы или обрабатывающие принадлежавшую феодалам землю, оплачивая им половину или треть урожая. В отличие от собанчи, уртакчи не являлись свободным населением и были ограничены не только в праве передвижения, но и в праве собственности. Уртакчи и собанчи приписывались к соответствующим общинам.

Большой социальной группой в Золотой Орде были рабы-военнопленные. В основном рабы перепродавались в Среднюю Азию. Работорговлей в Орде занимались среднеазиатские купцы (бессерме-ны). Иногда высококвалифицированные ремесленники-военнопленные переводились золотоордынской администрацией из разряда рабов в уртакчи, некоторые рабы прикреплялись к земле.

Бродники, упоминавшиеся в составе золотоордынского населения, лингвистически интерпретируются со словом «бродить», что предполагает полукочевой быт населения. В другом случае слово «брод» связывает население с переправой через Дон. Вторая версия этнонима (и социума) больше обосновывается современными исследованиями, в которых доказывается наличие в улусах оседлого населения.

В процессе социального развития ордынского общества появились маргинальные группы общества, среди них в татарском социуме появились казаки. Одно из первых упоминаний о казаках оставил Матвей Меховецкий. Он писал, что казак — как татарское слово, так и русское.

Купцы итальянских колоний. Золотоордынские города привлекали внимание путешественников, представителей различных дипломатических миссий. Причерноморские и Прикаспийские города по торговым делам посещали купцы из мусульманских стран (бессермены), в устье Дона и на Тамани существовали генуэзские и венецианские фактории: Копа (устье Кубани), Матрега (Тмутаракань), Many (Анапа), Тана

(Азак) и др. (около 39 факторий). Итальянские купцы-генуэзцы в 1261 г. получили от Византии монопольное право торговли на Черном море, в 1265 г. права на торговлю получили и венецианские негоцианты. Аналогичные договоры Византия заключала в 1262 и 1281 гг. с мамлюкскими султанами. Европейские купцы обосновывали свои кварталы в городах региона на условиях выплаты дани ханам или местным князьям или выполнения повинностей. Таким образом, генуэзские и венецианские колонии не обладали правом экстерриториальности (dominum directum) и являлись по правовому статусу сеттльментами. Генуэзские купцы и их венецианские конкуренты вынуждены были всякий раз оговаривать условия своего нахождения в Золотоордынских портовых городах, что видно из договоров 1332, 1343 гг., а после падения в 1453 г. Константинополя нужно было договариваться и с османами. В тяжелых политических условиях итальянские колонии в Причерноморье просуществовали до конца XIV—XV вв. В 1395 г. войска Тамерлана разорили Тану, а после разгрома последних колоний Османской империей (1475 г.), в Причерноморских городах были расквартированы Турецкие гарнизоны.

Этнически и социально население колоний не было однородным. Здесь, помимо итальянского меньшинства проживали греки, адыги, черкесы, армяне, евреи и другие народы. Но в юридическом отношении генуэзцы составляли привилегированную группу, что закреплялось династическими браками с местной знатью или задабриванием соседних вождей.

В результате экономических и политических взаимоотношений колоний с населением Золотой Орды и Зихии в XV в. сформировалась этнокультурная общность, представители которой именовали себя черкесами-франками. В результате взаимодействия Генуи и Черкесии упоминается и этносоциальная общность наемников, так называемых оргузии (orgusii), отождествляемых в литературе с казаками. Итальянские купцы также совмещали пиратство с торговыми операциями. В этом смысле итальянцы мало чем отличались от своих турецких современников и казаков XVI—XVII вв.

Итак, государство Золотая Орда представляло собой раннефеодальную монархию, форма государственного единства ее определялась отношениями сюзеренитета — вассалитета. Социальная структура золотоордынского общества также характеризуется раннефеодальной, при заимствовании элементов общественного строя у покоренных ими государств. Население государства было полиэтничным и состояло из кочевых и оседлых народов. В Причерноморье-Приазовье получила развитие колонизационная тенденция. Существование в золотоордынском Подонье и на Кавказе специфических этнических или социальных групп (бродников, и т.д.) также говорит об исторической преемственности тенденций, имевших место в регионе домонгольского времени.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >