Принципы «Ясы» в Золотой Орде

Судьба русского народа в монгольскую эпоху определялась рядом внешних и внутренних факторов. С одной стороны, большое влияние имело не зависящее от русских устройство самой Золотой Орды и ее социально-политический, культурный, религиозный строй, а также развитие самой ордынской политики, от которого русские поневоле зависели, а с другой — политические решения, принимавшиеся теми или иными великими князьями и удельными князьями. Огромную роль играли княжеские распри, к которым на разных этапах подключались и монголы. Поэтому в целом историческая картина этого периода чрезвычайно запутана и требует детального рассмотрения. Мы же обратим внимание только на самые основные моменты этносоциологического устройства Руси в монгольский период.

В первую очередь следует обратить внимание на ценностную систему Золотой Орды, являвшуюся монгольским кодексом, отраженную в общих чертах в «Ясе» Чингисхана. На русских это не могло не оказать влияния, т. к. и политические элиты и сам народ — особенно в Восточной Руси — тесно пересекались с монголами на протяжении более чем 200 лет. Смысл «Ясы» Чингисхана' сводится к следующим принципам:

  • — абсолютизация военного духа;
  • — провозглашение преобладающей воинской завоевательной героической этики надо всеми остальными культурными формами;
  • — полное отождествление общества и войска, армии;
  • — требование тотального послушания начальству;
  • — воспевание мужества, храбрости, выносливости и иных военных доблестей;
  • — презрение к мирному труду, изнеженности, оседлым и особенно городским формам существования;
  • — прославление крайней жестокости к противнику;
  • — ненависть к предательству и императивному наказанию за него;
  • — предпочтение смертной казни за любые формы серьезных нарушений закона;
  • — ограничение в еде, пьянстве и наслаждениях;
  • — тотальная обязательная веротерпимость в отношении всех религий и категорическому отказу от поддержки в какой-то одной веры в ущерб другой;
  • — постановка служителей религиозных культов вне общих правил и сохранение им жизни и свободы даже в случае поголовного истребления населения тех стран и обществ, к которым они относятся.

Хара-Даван Э. Русь монгольская. Чингис-хан и монголосфера. М.: Аграф, 2002.

Этими принципами так или иначе руководствовались почти все золотоордынские ханы, положившие эти установки в основу своего правления. Исходя из них, монголы строили свое государство как армию, которая постоянно участвовала в военных походах, завоевывая новые земли или отражая удары противника. Война в Золотой Орде стала синонимом жизни, бытия. Нормативом был воинский аскетизм, сила и мужество. Порядок наводился самыми беспощадными методами: известна жестокость карательных экспедиций монголов в отношении тех, кто бросал вызов их власти и восставал против нее, искал союза с другими политическими силами или отказывался платить дань. В этих случаях монголы были беспощадны.

Этот героический стиль русские за двести с лишним лет вполне усвоили и в дальнейшем стали строить свою государственность именно на такой ценностной системе.

Вместе с тем, чрезвычайно важным моментом «Ясы» было императивное уважение к религиям. Это заставило ханов Золотой Орды поддерживать те верования, которые существовали на ее территории, никогда не вмешивая в эти вопросы политические интересы. Монголы охраняли веру своих подданных независимо от того, каковая была их собственная. Когда хан Берке принимает ислам, хан Сартак исповедует христианство, а хан Тохта обращается к шаманизму — они не распространяют свой выбор на подданных, позволяя им следовать своим религиозным традициям. Когда же хан Узбек принимает ислам, и именно эта религия становится главенствующей в Золотой Орде, и в этом случае — в резком противоречии с практикой многих исламских обществ, он не только не навязывает ислам своим поданным, но поддерживает Сарайскую епархию Русской Православной Церкви и даже не ограничивает проповедь православия среди монгольской знати.

И наконец, важнейшим элементом золотоордынской системы является почитание самого хана, который воспринимается не просто как административная инстанция, но как носитель абсолютной и непререкаемой власти, не сопоставимой с компетенцией всех остальных нижестоящих аристократов. Для монголов хан не первый среди равных, но абсолютный центр общественной системы, и все остальные представители знати не более чем его верные слуги, «холопы». Хан может в любой момент низвести любого из высшей ордынской знати, казнить его, превратить в ничто. Перед ханским могуществом нет никаких преград и никаких аргументов — без такого беспрекословного подчинения невозможно вести войну и построить общество-войско.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >