Heartland и западные страны СНГ

Рассмотрим отношения Heartland'a со странами СНГ, находящимися к Западу от территории Российской Федерации. Земли нынешних Украины и Беларуси изначально были неотъемлемой, причем ядерной, частью центральной, Киевской Руси, и именно с этих территорий берет начало как российская государственность, так и историческое освоение восточными славянами всего пространства Heartland'a. После освобождения от монголов московские великие князья, а затем цари считали восстановление стратегической целостности бывших земель Киевской Руси под единым началом православной славянской государственности основным вектором внешней политики. Бесчисленные войны с Литвой, Ливонским орденом, а позже (в эпоху Санкт-Петербургского периода) с Османской империей были продиктованы именно этой задачей — восстановлением единого политического пространства. Объединение великороссов, малороссов и белорусов виделось русским политическим и общественным деятелям как исполнение Москвой исторического предначертания.

Украина и Беларусь в целом принадлежат именно к зоне Heartland'a, и, следовательно, интеграция трех восточнославянских обществ и государств в единую сплоченную стратегическую структуру является важнейшей исторической задачей. Со стратегической точки зрения эта интеграция совершенно необходима для 480 того, чтобы Heartland стал самостоятельной геостратегической силой в региональном, а затем и мировом масштабе. Это отчетливо осознавали геополитики-атлантисты — от X. Макиндера до 3. Бжезинского. Макиндер активно работал над созданием «независимой Украины» в годы гражданской войны, а 3. Бжезинский — уже в наше время, в конце 1980 — начале 1990-х гг. При этом Бжезинский совершенно справедливо отмечает, что возможность геополитического возрождения России как самостоятельного игрока большой геополитики напрямую зависит от ее отношений с Украиной. Без Украины Россия недостаточна ни в пространственно-стратегическом, ни в демографическом, ни в политическом смыслах. Именно поэтому Запад (и США конкретно) активно спонсировал «оранжевую революцию» на Украине в целях установления там такого режима, который вопреки всем насущным интересам украинцев разорвал бы связи с Россией и ускоренными темпами интегрировался в военно-стратегический блок НАТО. После не слишком удачного периода правления Виктора Януковича в феврале 2014 г. прозападным силам удалось осуществить в Киеве государственный переворот, в ходе которого власть захватили крайние либералы в альянсе с ультранационалистами. Понимая, насколько важен для всей евразийской геополитики союз России с Украиной, атлан-тистские стратеги сделали опережающий ход, чтобы окончательно оторвать Украину от России, в том числе лишив Россию военно-морской базы в Севастополе, отменив русский язык как второй государственный и т. д. В ответ на это в Крыму состоялся Референдум о воссоединении с Россией, и эта часть бывшей Украины территориально примкнула к России. Параллельно этому начались восстания на всей территории Новороссии от Одессы до Харькова, а в Донецке и Луганске пророссийские силы провозгласили независимые политические образования — Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику, объединившиеся в Новороссию. Это привело к кровавому конфликту и многочисленным человеческим жертвам, так как реакция атлантистов в Киеве была несоразмерно жестокой. Ополчение Новороссии встало на защиту своих территорий, поддержанное многочисленными добровольцами из России.

В результате переворота в Киеве в 2014 г. и последующих драматических событий проект мирного и постепенного сближения Украины с Heartland'oM был сорван. Западные области и Киев сделали ставку на ускоренную интеграцию в ЕС и НАТО, на что восточные области ответили резким виражом в сторону России. Это привело к распаду Украины в границах 1991 г., отделению Крыма и народному автономистскому и пророссийскому движению на всей территории Новороссии — начиная с Луганска и Донецка, где были созданы самостоятельные властные и административные структуры. Таким образом, ситуация необратимо изменилась, 481

и перспектива интеграции всей Украины в евразийскую зону стала нереалистичной даже в среднесрочной перспективе, не говоря о долгосрочной. Поэтому стратегия Heartland'a с учетом сложившихся условий может отныне заключаться лишь в тесной интеграции с Новороссией и в попытках установить с центральными и западными районами бывшей Украины как минимум нейтральные отношения.

В результате трагических событий 2014 г. атлантистам удалось настроить значительную часть украинцев против России и привести к власти в Киеве антироссийскую политическую элиту. Но Heartland получил территориальное приращение в Крыму, имеющему огромное стратегическое значение, и распространил свое влияние на регионы Новороссии. Все это создало новые условия для дальнейшей стратегии Heartland'a, существенно осложнив отношения России с Европой.

В отношениях с фрагментированным отныне пространством Украины и в вопросах интеграции с Беларусью Россия должна действовать крайне деликатно, чтобы в этом процессе не повторялись ошибки как царистского империализма, так и советского периода, когда процессы интеграции проходили с определенными — идеологическими и политическими — издержками. В этом отношении огромную роль может сыграть философия многополярности, которая позитивно оценивает все различия — в культуре, этнич-ности, социальности, истории. Если эта философия будет освоена российскими политическими элитами, диалог с украинцами и белорусами будет развиваться по совершенно иному сценарию, нежели сегодня. В перспективе это может стать основой для нормализации отношений и с Западной Украиной (Галичина, Волынь и т. д.), культура которой существенно отличается от великорос-ской, но которая может найти свое место в развитии дружеских отношений России с Европой, выступая не в роли «санитарного кордона», как этого хотелось бы атлантистским стратегам, а в роли моста между Евразией и Европой.

Многополярная интеграция не есть поглощение, слияние и тем более «русификация». Россия выступает в ней не как национальное государство со своими эгоистическими интересами и амбициями, но как ядро нового, плюралистического и полицентрического образования, где централизация будет затрагивать только самые принципиальные вопросы (война, мир, партнерство с внешними блоками, транспортная система, макроэнергетика и т.д.), а все остальные темы будут рассматриваться на национальных уровнях. Совершенно очевидно, что многополярность категорически исключает возможность вступления союзников России 482 в блок НАТО.

Особой зоной является Молдова, территория которой также частично входила в Киевскую Русь и была освоена славянскими племенами уличей и тиверцев наряду с другими народами, в первую очередь потомками древних фракийцев, молдаванами. Этнически молдаване родственны румынам, а конфессионально являются православными. Они представляют собой с геополитической точки зрения типичное лимитрофное общество, в котором явственно различимы как чисто евразийские черты, так и определенные признаки восточноевропейской культуры. Существование гипотетической Великой Восточной Европы сняло бы проблему Молдавии совсем и сделало бы ее интеграцию с Румынией чисто техническим вопросом. Но пока Румыния является членом НАТО и входит в «санитарный кордон», построенный атлантист-скими стратегами против Heartland’a, такая интеграция будет невозможной, поскольку нарушает стратегические интересы России и идет против основного вектора развития многополярности.

Основные задачи Heartland’a в западном направлении

Перечисленные нами направления западного сегмента в строительстве многополярного мира не предполагают последовательности, но должны развертываться параллельно, так как они относятся к разным уровням, а сами эти уровни между собой взаимосвязаны. Так, на отношения России с США непосредственно влияют отношения России с Западной Европой, Восточной Европой и странами СНГ и наоборот. Это единая геополитическая система, которая затрагивает одновременно все составляющие и предопределяет общую структуру внешней политики.

Обобщить западный вектор Heartland’a в строительстве многополярного мира России можно следующим образом:

  • — переиграть США в европейском пространстве, не вступая с ними в прямую конфронтацию;
  • — способствовать кристаллизации континентальной идентичности Евросоюза;
  • — продвинуть проект Великой Восточной Европы;
  • — воспрепятствовать дальнейшему продвижению НАТО на Восток и созданию «санитарного кордона» между Россией и Европой;
  • — интегрировать в единое стратегическое пространство Россию, Беларусь и новороссийские территории бывшей Украины;
  • — нейтрализовать интеграцию Молдовы с Румынией (пока та яв

ляется членом НАТО) и центральных и западных областей бывшей Украины с ЕС и НАТО. 483

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >