Предмет доказывания по уголовным делам о торговле людьми

В процессе расследования преступления следователь сталкивается с необходимостью познания различной по своей сути информации, как о расследуемом событии, так и об отдельных связанных с ним фактах и обет оят ельст в ах.

Такая информация может иметь юридическое значение, в частности, прямо или косвенно указывать на отдельные обстоятельства события преступления, значимые для квалификации деяния, виновность лица в его совершении, либо использоваться в качестве ориентирующей в отдельных обстоятельствах происшедшего события, выборе целесообразной тактической или стратегической линии поведения следователя.

В зависимости от степени относимости, характера значимости для дела, закон предусматривает различные требования к методам и средствам ее установления. С учетом этого, одни обстоятельства, имеющие юридическое значение, в императивном порядке подлежат установлению средствами уголовно-процессуального доказывания, другие же, не обладающие такими признаками, вообще могут быть познаны в результате обычной поисково-познавательной деятельности.

Вместе с тем следует отметить, что именно процессуальная деятельность по установлению (доказыванию) юридически значимых фактов и обстоятельств составляет основное содержание и суть уголовного судопроизводства. Выделить совокупность указанных фактов и обстоятельств из всего огромного массива информации помогает такая процессуально-правовая категория, как предмет доказывания™.

Однако несмотря на относительно продолжительный период развития «теории доказывания», в настоящее время отсутствует единое понимание сущности, структуры предмета доказывания и даже базовых понятий, отражающих его содержание. В связи с изложенным, нам представляется необходимым остановиться на анализе данных вопросов подробнее.

В целом конкретные позиции относительно сущностного понимания природы предмета доказывания, выраженные в научных определениях ученых, можно свести к трем наиболее общим группам15.

Первую группу составляют определения, в которых основное внимание уделяется философско-гносеологической основе предмета доказывания. Опираясь на общие представления о том, что процесс доказывания является частным проявлением познавательной деятельности, определения данной группы трактуют предмет доказывания как элемент познания вообще. Такая позиция основывается на том, что предмет доказывания, подобно предмету познания, опосредует не все, а лишь строго определенные стороны события преступления.

Вторую группу составляют определения, в которых основная смысловая нагрузка делается на научные основы рассматриваемого нами явления. С этих позиций предмет доказывания определяется как теоретическая конструкция или научная абстракция, отражающая преступление в совокупности юридически значимых признаков

Третью группу образуют определения, в которых вообще ничего не говорится о философских или научных основах, а предмет доказывания понимается как совокупность определенных законом обстоятельств, подлежащих доказыванию, т.е. установлению средствами уголовнопроцессуального доказывания. Данные определения отражают рассматриваемое явление (предмет доказывания) в том виде, в каком он предстает в практике. Определения же авторов первой и второй из представленных групп опосредуют не само явление, а его отражение в научных понятиях, абстракциях и философских категориях.

Неоднозначны позиции и относительно структуры предмета доказывания. Некоторыми учеными вообще ставится под сомнение сама необходимость структурирования предмета доказывания. Основываясь на принципах единства и неделимости, сторонники этой позиции утверждают, что все обстоятельства, включаемые в предмет доказывания, являются главными и в равной мере подлежащими доказыванию, противопоставление же главного и вспомогательного фактов «...толкает правоприменителя на их недооценку». С такой позицией нельзя согласиться, так как в предмет доказывания входят неоднородные по своей сути и функциональному назначению элементы. Аналогичной позиции придерживается и законодатель, который в ряде норм Уголовнопроцессуального кодекса проводит разделение обстоятельств дела на группы.

В частности, в ч. 1 ст. 74 УПК РФ обстоятельства дела классифицируются на подлежащие доказыванию (их перечень предусмотрен ст. 73 УПК РФ) и иные, имеющие значение для уголовного дела.

Анализ перечня обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, показывает, что их установление имеет непосредственное отношение и

фактически предопределяет возможность принятия по делу итогового решения, т.е. разрешения его по существу. Таким образом, опираясь на положения УПК РФ, в структуре предмета доказывания представляется необходимым изначально выделить две группы обстоятельств:

  • - обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, круг которых, как отмечалось ранее, определен в ст. 73 УПК РФ;
  • - иные имеющие значение для дела обстоятельства.

Следует отметить, что каждое из обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, носит предельно общий характер и конкретизируется положениями уголовно-процессуального, уголовного законодательства, а в случае бланкетности последнего, также и нормами иных законодательных или подзаконных нормативно-правовых актов.

Так, например, предусмотренные п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, конкретизируются ст. ст. 24-26, 28 УПК РФ, ст. ст. 75-86 УК РФ, а указанные в п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание - ст.ст. 61, 63 УК РФ.

В отдельных случаях Уголовно-процессуальный кодекс РФ, наряду с предусмотренными в ст. 73 УПК РФ, может устанавливать дополнительный круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела:

  • - по делам о неоконченных преступлениях;
  • - по делам о преступлениях, совершенных в соучастии;
  • - по делам о преступлениях несовершеннолетних;
  • - по делам о применении принудительных мер медицинского характера;
  • - по делам, подлежащим прекращению по нереабилитирующим основаниям (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, амнистия, добровольный отказ от совершения преступления, примирение сторон, изменение обстановки, деятельное раскаяние, применение в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного воздействия и др.).

Выводы по первой главе. Состояние борьбы с преступлениями данного вида остается неудовлетворительным. По данным ГИАЦ МВД России, с момента введения в действие по декабрь 2007 года в Российской Федерации по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ было возбуждено всего 45 уголовных дел. Из них 77 окончено производством и направлено в суд. При этом по 8 уголовным делам подсудимые по ст. 1271 УК РФ были оправданы.

Подобные негативные показатели обусловлены рядом причин, к числу которых в первую очередь относятся:

  • - относительная новизна преступления и редакционное несовершенство ст. 1271 УК РФ. Это зачастую приводит к неверной квалификации деяния, неоднозначной оценке собранной по делу доказательственной информации на этапе предварительного расследования и, как следствие, прекращению уголовного преследования, либо вынесению оправдательных приговоров в части обвинения лица по ст. 127 УК РФ в судах;
  • - отсутствие эффективной методики расследования указанных преступлений, вследствие чего следователями не всегда полно и адекватно оцениваются складывающиеся на различных этапах расследования следственные ситуации, не производятся весь комплекс необходимых следственных и иных процессуальных действий, не принимается исчерпывающий круг мер, направленных на установление места нахождения пострадавшего, недостаточно полно задействуется потенциал оперативно розыскных, информационно-аналитических подразделений правоохранительных органов России, зарубежных стран, международных полицейских организаций, а также неправительственных организаций, оказывающих помощь жертвам торговли людьми.

Перечисленные проблемные вопросы во многом могут быть решены посредством создания научно-обоснованной методики расследования преступлений данного вида, что и определило выбор темы лекции.

Предваряя анализ значимых для установления всех обстоятельств данного преступного деяния признаков потерпевших, важным специально остановиться на одном из дискуссионных вопросов, касающихся данной процессуальной фигуры по делам о преступлениях, связанных с торговлей людьми.

В ряде публикаций и в правоприменительной практике отсутствует однозначное понимание, кого признавать потерпевшим по делам о торговле людьми: непосредственно лиц, подвергнутых неправомерной сделке, либо родственников этих лиц.

Выяснение данного аспекта очень важно, и оно не является простой формальностью. Речь идет о наделении лица соответствующим процессуальным статусом либо об отказе в таковом.

Процессуальный статус потерпевшего влечет наделение данного лица системой гарантий зашиты личности как участника уголовнопроцессуальных отношений, в том числе - рядом прав, которые не предусмотрены для других участников процесса. В отношении похищенного человека применены правила недопустимого товарооборота в части его использования как вещи (товара), объекта сделки. Это обстоятельство предопределяет точку зрения о том, что по делам о торговле людьми признавать потерпевшим следует одного из близких родственников.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >