Общая характеристика мошенничества

История развития уголовного законодательства в части ответственности за мошенничество

История становления и развития уголовного законодательства в части ответственности за мошенничество, а равно иные посягательства против собственности следует общим закономерностям генезиса и распространения правового регулирования на различные сферы общественных отношений.

Можно с уверенностью утверждать, что первые упоминания о мошенниках относятся к древнейшему праву, чему подтверждением служат памятники писаного права. Спецификой здесь было то, что не всегда соответствующие преступления были жестко отграничены от частноправовых нарушений и обеспечивались преследованием со стороны государства.

Например, в древнейшем римском праве (Законы XII таблиц) состав мошенничества в современном его понимании первоначально охватывался частноправовым деликтом «furtum rei».

Для наличия «furtum rei» «нужно было намерение создать для себя имущественную выгоду противоправным воздействием на чужую и, согласно возобладавшему взгляду юристов, движимую вещь... Нужно было, чтобы нарушитель действовал... против воли собственника. Но самая contrectatio могла заключаться не только в тайном похищении вещи, подобно современной краже, не только в присвоении найденной вещи и не только в деянии раба, который совершил побег, похищая себя у господина, но также и в действиях, которые в современном праве были бы признаны присвоением, растратой или мошенничеством»2.

В дальнейшем образуется деликт «furtum usus» - противоправное пользование вещью, например, со стороны депозитария, принявшего вещь на хранение без права пользования в период ее хранения.

Наконец, появляется деликт «dolus» - обман, мошенничество, введенный в оборот римской юриспруденции эдиктом претора Галуса Аквилиуса в 66 г. до н.э.

Этим эдиктом претор устанавливал иск «action doli», направленный на простое возмещение причиненного обманом вреда, и, по свидетельству Ульпиана, «против двуличных и злоумышленных людей, которые вредят другим каким-либо лукавством: коварство первых не должно приносить им пользы, а простота вторых не должна приносить им вреда.1

Слова эдикта таковы. "В отношении того, о чем будет заявлено как о совершенном по злому умыслу, если по этим делам не представляется другого иска и будет ясно справедливое основание, я дам иск"2.

Важно учитывать, что римское право через несколько столетий после падения Западной Римской империи стало сначала предметом пристального изучения в Западной Европе (школы глоссаторов в XII в. и постглоссаторов в XIV в.), а затем - практического внедрения в жизнь в качестве объединяющей правовой доктрины в противовес партикулярному праву раздробленных государств Европы (XV-XVIII вв.).

Данный феномен получил название рецепции римского права и стал основой континентального (романо-германского) права, в лоне которого развились многие национальные правовые системы.

Отсюда и в российском уголовном праве, и в уголовном праве государств ближнего и дальнего зарубежья - много общего по части определения и наказания за мошенничество, иные преступления против собственности.

Не всегда, отечественный законодатель умел формулировать его состав, позволяющий отграничить мошенничество от кражи, иных посягательств на чужое имущество, должностных преступлений, фальшивомонетничества.

Анализ современной криминальной ситуации в России свидетельствует о том, что степень распространенности экономических преступлений

напрямую влияет на общий уровень преступности, провоцируя заказные убийства, взрывы, поджоги, другие насильственные действия, связанные с перераспределением собственности, установлением и переделом сфер влияния.

Между тем и существующие виды мошенничества на практике вызывают определенные трудности при квалификации.

Прежде всего, следует отметить, что некоторую сложность представляет характеристика такого цивильного понятия, как “право на чужое имущество”. Именно на этом втором квалифицирующем признаке понятия мошенничества может базироваться инкриминирование тому иному лицу. Исходя из гражданско-правовых отношений “приобретение права на чужое имущество” происходит как бы “перерастание” гражданско-правовой ответственности в уголовно-правовую. А от знания и оценки отдельных гражданско-правовых норм зачастую зависит квалификация мошенничества.

Второй проблемой является, как было отмечено выше, это квалификация новых видов мошенничества.

По масштабам причинения вреда особую группу экономических преступлений составляют мошеннические хищения в области кредитно-финансовых отношений. Речь идет об отграничении мошенничества от других преступлениях в сфере экономической деятельности, совершаемых с помощью обмана.

Подводя итог вышесказанному можно утверждать, что мошенничества представляют собой актуальную научную и практическую проблему, разрешение которой является одним из условий обеспечения экономической безопасности общества и государства, благосостояния граждан.

Задачи лекции изучить понятие и виды мошенничества, произвести отграничение мошенничества от многих составов преступления, провести анализ криминологической характеристики мошенничества в РФ, дать

криминологическую характеристику лиц, совершающих данный вид преступления, проанализировать детерминанты мошенничества, а также предложить различные меры по профилактике мошенничества.

Анализ результатов развития общества в Российской Феде-рации в сопоставлении с материалами проведенного нами конкретносоциологического исследования позволяет выделить в качестве наиболее весомых специфичных причин мошенничества следующие: в социально-экономической сфере - противоречия между экономическим и социальным развитием, потребностями и возможностями их удовлетворения; в идеологической - между словом и делом, принципом социальной справедливости и фактической его реализацией; в культурно-воспитательной - между образованием и воспитанием.

Противоречия между потребностями (главным образом, материальными) и возможностями их удовлетворения характеризуют нужду, бедность, нищету людей. Подтверждает и обосновывает это суждение современный японский ученый Кан Уэда, который констатирует: «Правомерен вывод, что главным фактором, стимулирующим преступные деяния, является бедность в ее самых разнообразных формах. Правильность этой точки зрения подтверждается тем, что в сегодняшней Японии частота появления деликвентов и взрослых преступников в бедных семьях значительно выше, чем в обеспеченных»3.

Таким образом, невозможность удовлетворения материальных потребностей содержит порой реализуемый потенциальный заряд удовлетворения последних противоправными способами и средствами, и потому названные противоречия представляют собой одну из причин совершения корыстных преступлений, включая мошенничество.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >