Основания оспоримости сделок

К категории оспоримых относятся следующие виды сделок.

Сделки юридического лица, совершенные в противоречии с целями его деятельности. Под данную категорию подпадают сделки коммерческих организаций, которые обладают общей правоспособностью, то есть они могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК РФ). Вместе с тем уставом коммерческой организации могут быть предусмотрены предмет и определенные цели деятельности, хотя по закону это не является обязательным. Например, учредители перечислили виды деятельности, которыми может заниматься юридическое лицо, что означает ограничение общей правоспособности. Юридическое лицо, которое занимается перевозкой груза, заключило договор на перевозку пассажиров, что не входит в перечень видов разрешенной учредителем деятельности юридическому лицу.

Признание сделки недействительной напрямую зависит от добросовестности лиц, чьи права нарушены в результате ее нарушения: сделка может быть признана недействительной, если только другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о том, что контрагент по сделке действует в противоречии с целями деятельности. Например, заключая договор, она имела право ознакомиться с уставом общества. Директор юридического лица, являющегося стороной сделки, одновременно является учредителем контрагента по сделке.

Если цели деятельности юридического лица ограничены только законом, эта ст. 173 ГК РФ не применяется. В частности, сделки коммерческих организаций, которые обладают исключительной правоспособностью, не подпадают под действие данной статьи. Такими юридическими лицами являются банки, страховые организации, инвестиционные фонды и т. д.

Их правоспособность ограничена самим законом и не требует дублирования в учредительных документах.

Также под действие данной статьи не подпадают сделки, совершенные без необходимой лицензии. Данные сделки регулируются по правилам ст. 168 ГК РФ как противоречащие закону и являются ничтожными ввиду нарушения ими публичных интересов.

Требовать признания сделки недействительной на основании ст. 173 ГК РФ могут следующие лица:

  • - юридическое лицо, целям деятельности которого противоречит сделка, а также его учредитель (участник);
  • - иное лицо, в интересах которого установлено ограничение целей деятельности.

Сделки, совершенные без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Как указывалось выше, в ст. 151.1 ГК РФ установлен общий механизм дачи и получения согласия третьего лица на совершение сделки, который может быть уточнен специальными нормами.

Согласие на совершение сделки может быть предварительным и последующим. В предварительном согласии определяется только предмет будущей сделки, оно должно быть получено до совершения сделки. После совершения сделки следует ее одобрение, в котором указывается уже сама совершенная сделка.

Согласие на совершение сделки может быть выражено в форме молчания только в предусмотренных законом случаях, то есть стороны не могут своим соглашением установить такую форму согласия.

В статье 173.1 ГК РФ указаны последствия отсутствия только согласия, необходимого в силу закона. Следовательно, действие этой нормы не распространяется на случаи, когда согласие необходимо в силу положений договора или учредительных документов.

Сделка без необходимого согласия может быть признана недействительной по иску лица, чье согласие на совершение сделки не было получено, или иных лиц, указанных в законе. Так как именно лица, которые должны дать согласие могут судить о юридически значимых последствиях данной сделки.

По общему правилу данные сделки признаются недействительными, если доказано, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого на нее согласия. Но законом могут быть предусмотрены и иные последствия. Например, ст. 175, 176 ГК РФ устанавливают возможность признания сделки, совершенной ограниченно дееспособными и несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, независимо от того, знала ли другая сторона о неполной дееспособности контрагента по сделке.

Пункт 3 ст. 173.1 ГК РФ предусматривает, что лицо, давшее согласие на оспоримую сделку, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия. Это правило также является частным случаем выражения принципа добросовестности.

Помимо признания сделки недействительной и применения двухсторонней реституции, закон определяет «иные последствия». В частности, ссудодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора безвозмездного пользования в случаях, когда ссудополучатель без согласия ссудодателя передал вещь третьему лицу (п. 1. ст. 698 ГК РФ). Иные последствия могут быть предусмотрены как законом, так и соглашением с лицом, согласие которого необходимо в силу закона для совершения сделки. Этими последствиями могут быть возмещение убытков такого лица или выплата ему определенной соглашением неустойки и т. д.

Сделки, совершенные представителем или органом юридического лица, нарушающие условия осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица (ст. 174 ГК РФ). В пункте 5.2.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации[1] указывалось на то, что сделки, совершаемые органами юридического лица и представителями, намеренно причиняющими ущерб представляемым, получили в обороте широкое распро-

странение, следовательно, законодательно следует предпринять меры борьбы с этим явлением.

В связи с этим, по сравнению с прежней редакцией ст. 174 ГК РФ, в новой редакции расширился круг сделок, которые могут быть признаны по данному основанию недействительными.

К ним относятся сделки, совершенные представителем или органом юридического лица за пределами предоставленных им полномочий:

  • - если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором;
  • - если полномочия лица на совершение сделки ограничены положением о филиале;
  • - если полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе, либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка;
  • - если полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены иными регулирующими его деятельность документами (внутрикорпоративными документами) по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка.

Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание таких сделок недействительными лишь в случае недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу ст. 174 ГК РФ, является само юридическое лицо.

Пункт 2 ст. 174 ГК РФ устанавливает оспоримость сделки, совершенной представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Данная сделка признается судом недействительной, в случае если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица, либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Для признания данных сделок недействительными не требуется обязательного ограничения полномочий, как в п. 1 ст. 174 ГК РФ. Необходимо доказать явную невыгоду для другой стороны.

Иск о признании такой сделки недействительной может быть предъявлен в суд представляемым или юридическим лицом. Иные лица, в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных в законе.

Ограничение полномочий, установленное ст. 174 ГК РФ, не следует смешивать с действиями за пределами полномочий, предусмотренными ст. 183 ГК РФ. Это имеет большое практическое значение, поскольку в случае действий за пределами полномочий по ст. 183 ГК РФ возникает не недействительность сделки, а иное последствие.

В статье 183 ГК РФ речь идет только об отношениях представительства, и в силу этого она не применяется к ограничениям полномочий органа юридического лица. Что же касается выхода за пределы полномочий иных лиц, не являющихся органами юридического лица, то ст. 174 и 183 ГК РФ имеют совершенно самостоятельные сферы применения. Если имеет место выход за пределы ограничений, установленных в отдельном договоре, по сравнению с тем как полномочия определены в доверенности или следуют из обстановки, то применяется ст. 174 ГК РФ. Если же имеет место выход за пределы «первичных» полномочий, установленных в самой доверенности, законе, акте государственного органа или следующих из обстановки, нужно применять ст. 183 ГК РФ. Если же лицо действует без полномочий, то применяется ст. 183 ГК РФ.

На практике нередки случаи, когда действия неуполномоченного субъекта от имени юридического лица пытаются квалифицировать по ст. 174 ГК РФ. Например, руководитель филиала действует без доверенности от имени юридического лица. На этом основании суды пытаются применить ст. 174 ГК РФ. Однако в силу закона (п. 3 ст. 55 ГК РФ) руководитель филиала не является органом юридического лица и не имеет никаких полномочий действовать от имени юридического лица. Все его полномочия должны следовать из доверенности. В данном случае надлежит применить ст. 183 ГК РФ как действие лица без полномочий. То же самое относится к действиям от имени юридического лица бывшего генерального директора или лица, выдающего себя за генерального директора. Только в том случае, если у руководителя филиала (бывшего директора юридического лица или иного лица) имеется доверенность и в отдельном договоре с юридическим лицом его полномочия ограничены по сравнению с тем, как они определены в доверенности, можно говорить о применении ст. 174 ГК РФ.

Аналогично следует поступать и в случаях, когда от имени юридического лица без полномочий действует коммерческий директор или заместитель директора организации, не являющийся полномочным органом юридического лица. При отсутствии у такого лица доверенности либо при выходе его за пределы полномочий, установленных доверенностью, применению подлежит ст. 183 ГК РФ. Только если полномочия коммерческого директора, действующего на основании доверенности, будут ограничены отдельным договором (например, договором поручения) по сравнению с тем, как они определены в доверенности, может применяться ст. 174 ГК РФ.

Сделка, отвечающая признакам ст. 174 ГК РФ, по общему правилу может быть конвалидирована впоследствии путем одобрения лицом, в интересах которого установлены ограничения. Одобрение должно исходить именно от лица, в инте-

1

Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 мая 2000 года № 9507/99, от 23 июня 1998 года № 112/98, от 16 июня 2000 года № КГ-А40/2310-00 // Долженко А. Н., Резников В. Б., Хохлова Н. Н. Судебная практика по гражданским делам. - М., 2001. - С. 236, 257, 262.

ресах которого установлены ограничения. Если сделка совершается от имени физического лица, то одобрить сделку должно это лицо, если от имени юридического лица, то одобрение должно исходить от того органа, который имеет полномочия совершать подобного рода сделки.

Сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено. Сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности из законодательства о несостоятельности (банкротстве), ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение этим имуществом (ст. 180 ГК РФ). Если подобная сделка не была бы совершена без включения недействительной ее части, касающейся распоряжения имуществом, такая сделка ничтожна полностью.

В данном случае в самом законе должен быть предусмотрен запрет или ограничение на распоряжение имуществом.

С точки зрения возможности нахождения в гражданском обороте имущество делится на три группы: оборотоспособное без всяких ограничений; изъятое из оборота; ограниченно оборотоспособное. Необходимо отметить, что в настоящее время не существует общего закона, содержащего перечень всех видов имущества, изъятого из оборота. Действует Перечень, установленный Указом Президента РФ от 22 февраля 1992 года № 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена»[2].

ГК РФ предусматривает как прямой запрет на распоряжение имуществом, так и косвенный. В частности, ст. 336 ГК РФ установлен перечень имущества, в том числе имущественных прав, которые не могут свободно реализоваться, тем самым не могут быть предметом залога. Подобное ограничение установлено абз. 4 ст. 28 Закона РФ от 15 апреля 1993 года № 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей»: временно вывозимые культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библио

теках, иных государственных хранилищах, не могут быть использованы в качестве обеспечения кредита или служить предметом залога[3].

Запрет на передачу концессионером в залог объекта концессионного соглашения и запрет его отчуждения установлены п. 6 ст. 3 Федерального закона от 21 июля 2005 года № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях».

Ограничение на распоряжение имуществом может устанавливаться непосредственно в отношении самого имущества, а может устанавливаться в отношении порядка осуществления сделки по распоряжению. Так, для покупки определенных видов оружия, определенных медицинских препаратов требуется разрешение уполномоченного государственного органа. В отношении других вещей необходимо наличие лицензии и т. д.

Определенные ограничения по распоряжению имуществом установлены законодательством о несостоятельности (банкротстве). Например, согласно абз. 7 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 указанного Закона очередность удовлетворения требований кредиторов. Поэтому сделка по зачету однородного требования с нарушением указанного правила будет ничтожной в соответствии с п. 1 настоящей статьи ГК РФ.

В пункте 2 ст. 174.1 ГК РФ определяются последствия совершения сделки с нарушением запрета на распоряжение имуществом, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке. В данном случае имеется в виду имущество полностью оборотоспособное, могущее являться пред-

метом гражданско-правовых договоров, запрет распоряжения таким имуществом наложен в интересах кредитора.

Порядок и условия применения обеспечительных мер судами определены нормами гл. 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и нормами гл. 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Под иным установленным законом порядком наложения запрета распоряжения имуществом должника следует понимать административный порядок наложения запрета, например, установленный Федеральным законом от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»[4].

Целью запрета является обеспечение исполнения решения суда об имущественных взысканиях с должника. В заявлении судебному приставу-исполнителю о возбуждении исполнительного производства взыскатель вправе ходатайствовать об установлении запрета распоряжаться соответствующим имуществом должника.

Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом в случае удовлетворения их требований.

При этом в качестве исключения из данного правила указан случай, когда приобретатель имущества является добросовестным, то есть он не знал и не должен был знать о запрете, наложенном в судебном или ином порядке. Совершенная им сделка будет действительной и права лица, обеспеченные подобным запретом, не будут реализованы. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 1302 ГК РФ в целях обеспечения иска по делам о нарушении авторских прав суд может наложить арест на все экземпляры произведения, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на матери-

алы и оборудование, используемые или предназначенные для воспроизведения таких экземпляров. Соответственно, сделка по распоряжению подобными произведениями, заключенная с добросовестным приобретателем (а добросовестность лица предполагается), будет являться действительной.

На наш взгляд, данная сделка должна признаваться ничтожной, так как в данном случае порядок наложения запрета установлен именно законом, поэтому происходит нарушение закона о запрете на распоряжение данного имущества и затрагивается сам правопорядок и тем самым публичные интересы.

При нарушении запрета на должника может быть наложен штраф в соответствии со ст. 113 Закона «Об исполнительном производстве».

Сделки, совершенные несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ). Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определен ст. 26 ГК РФ. По общему правилу такие лица совершают сделки сами, но с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. При этом сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем. Сделки, перечисленные в п. 2 ст. 28 ГК РФ, несовершеннолетние осуществляют сами, поэтому они не подпадают под действие ст. 175 ГК РФ.

Следует учитывать, что в целом ряде случаев согласие родителей, усыновителей, попечителя, в свою очередь, может быть дано с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. В соответствии со ст. 60 Семейного кодекса Российской Федерации при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного (ст. 37 ГК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе по обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Право обратиться в суд с требованием о признании сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, недействительной предоставлено только родителям, усыновителям или попечителю несовершеннолетнего.

В качестве последствия недействительности сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, так же как и в случае недействительности сделки, совершенной малолетним, выступает реституция. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость.

Если дееспособная сторона знала или должна была знать об отсутствии согласия на сделку родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего, она обязана, кроме того, возместить другой стороне (несовершеннолетнему) понесенный ею реальный ущерб. Ввиду того, что согласие родителей, усыновителей, попечителя должно быть представлено, как правило, в письменной форме, трудно предположить, что контрагент несовершеннолетнего не знал об отсутствии такого согласия. Более вероятны случаи добросовестного заблуждения контрагента относительно возраста другой стороны, препятствующего этому лицу совершать сделки без согласия родителей.

Сделки, совершенные гражданами, ограниченными судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ). Гражданин может быть ограничен судом в дееспособности по основаниям, указанным в ст. 30 ГК РФ. Над таким гражданином устанавливается попечительство. С согласия попечителя гражданин совершает все сделки, кроме мелкобытовых. Попечитель получает доходы (в частности, суммы алиментов, пенсий, пособий и иных предоставляемых на его содержание социальных выплат, доходы, причитающиеся подопечному от управления его имуществом) и расходует их исключительно на содержание подопечного.

Помимо согласия попечителя, в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 37 ГК РФ, необходимо согласие органов опеки и попечительства. Данное правило распространяется на ежемесячное распоряжение доходами подопечного в размере более величины прожиточного минимума.

Законодатель четко не определяет форму согласия попечителя на совершение сделки. Представляется возможным использовать аналогию закона, применив нормы о простой письменной форме сделки.

В соответствии с п. 1 ст. 176 ГК РФ оспариваются именно попечителем сделки «по распоряжению имуществом» ограниченного в дееспособности гражданина. Таким образом, сделки по распоряжению доходами подопечного, совершаемые самим попечителем, не оспариваются по данному основанию.

Традиционно сделки по распоряжению имуществом заключаются лишь в определении его юридической судьбы. Примерный круг таких сделок указан в п. 2 ст. 37 ГК РФ. Данные сделки предполагают не только наличие согласия попечителя, но и органов опеки и попечительства, следовательно, они признаются недействительными в соответствии как со ст. 176, так и со ст. 173.1 ГК РФ. Представляется, что «распоряжение имуществом» используется законодателем в широком смысле, то есть любая возмездная сделка, влекущая переход любого имущества подопечного другому лицу, должна совершаться с согласия попечителя. Выдача доверенности сама по себе не влечет уменьшение имущества должника, но совершение данной сделки представителем предполагает обязательное получение согласия попечителя.

Со 2 марта 2015 года вступят в силу изменения ст. 30 ГК РФ[5]. В соответствии с данными изменениями ограниченно дееспособным будет также признаваться гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц. В отличие от других категорий ограниченно де

еспособных граждан, он будет иметь возможность самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами.

С письменного согласия попечителя, он распоряжается выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью, в том числе в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами. Все остальные сделки по распоряжению имуществом он также совершает с согласия попечителя. Следовательно, именно данные категории сделок оспариваются попечителем по основанию, предусмотренному ст. 176 ГК РФ.

Сделки, совершенные гражданами, неспособными понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Речь в данном случае идет о таких состояниях вполне дееспособного лица, которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном бреду, во сне, в состоянии опьянения или аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. К числу причин, которые могут вызвать состояние, когда лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими, относят также гипноз[6].

Воля при совершении сделки в таких случаях либо вовсе отсутствует, либо совершенно не соответствует той воле, которая была бы у данного лица, если бы оно находилось в здравом уме и твердой памяти.

Можно отметить следующие особенности, которые необходимо учитывать при признании сделки недействительной по данному основанию.

Во-первых, следует иметь в виду, что особую сложность имеет процесс доказывания фактически недееспособного состояния. Вывод о таком состоянии можно сделать как на основе внешних обстоятельств и обстановки, в которой совершалась сделка, так и на основе анализа психического состояния действующего лица. Судебная практика идет по пути привлечения медицинских обследований, а также экспертов, способных дать квалифицированную оценку психическому состоянию лица.

Во-вторых, для признания сделки недействительной по рассматриваемому основанию не имеет значения, само ли лицо ввело себя в такое состояние или нет.

В-третьих, заслуживает внимания вопрос о моменте совершения сделки. Ведь в своем фактическом составе сделка может совершаться достаточно длительное время. Так, помимо выражения сторонами согласия по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ) в требуемой законом форме зачастую для совершения сделки бывает необходима передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ), государственная регистрация договора (п. 3 ст. 433 ГК РФ) и т. д.

В-четвертых, право оспаривать совершенную сделку предоставляется не только лицу (гражданину), непосредственно совершившему сделку, но и иным лицам, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Нарушение прав лиц, оспаривающих сделку, входит в предмет доказывания по соответствующей категории дел, если иск подается не самим лицом, находившимся в момент совершения сделки в «недееспособном» состоянии, а иными лицами. В качестве такого иного лица может выступать представляемый - физическое или юридическое лицо, от имени которого совершена сделка.

Кроме того, такими лицами могут быть признаны члены семьи гражданина, совершившего соответствующую сделку и тем самым поставившего свою семью в тяжелое материальное положение, учредители юридического лица, терпящие убытки в виде недополучения дивидендов после отчуждения юридическим лицом имущества, приносящего доход, и т. п.

С данными требованиями могут обратиться в суд наследники после смерти наследодателя, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал[7].

Со 2 марта 2015 года вводится в действие положение, согласно которому правом оспаривать сделку будет обладать попечитель ограниченно дееспособного лица по причине психи

ческого расстройства, если данная сделка совершена до признания данного гражданина ограниченно дееспособным. Эти сделки признаются недействительными при условии недобросовестности другой стороны в сделке. В случае с гражданами, не признанными недееспособными, а лишь ограниченными судом в дееспособности вследствие психического расстройства, это особенно важно, поскольку из обстановки, в которой совершается сделка, психическое расстройство стороны сделки может не быть очевидным.

Признание сделки недействительной по основанию, указанному в ст. 177 ГК РФ, влечет за собой недействительность сделки с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). При этом наступают последствия, предусмотренные абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ.

Они заключаются, во-первых, в применении двусторонней реституции, а во-вторых, в возмещении реального ущерба недобросовестной дееспособной стороной стороне, находившейся в момент совершения сделки в фактически недееспособном состоянии.

Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК РФ). Заблуждение является ненамеренным (лицо неспециально вводит себя в заблуждение) и возникает не в силу внешнего воздействия, а вызывается причинами, лежащими в самом лице, совершающем сделку.

В поисках компромисса между интересами лиц, выражающих волю под влиянием заблуждения, и их добросовестных контрагентов юридической наукой разработано учение о заблуждении (ошибке), являющемся основанием для признания сделки недействительной.

Под заблуждением обычно понимается неправильное представление субъекта о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Воля субъекта при совершении сделки под влиянием заблуждения соответствует его волеизъявлению, однако формирование этой воли происходит под воздействием неправильных представлений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Как писал И. Б. Новицкий, здесь следует говорить не о несоответ ствии между волей и волеизъявлением, а о «пороках образования определенной воли»[8].

Заблуждение признается существенным, в том случае если сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Законодателем приводится перечень существенных заблуждений, который не является исчерпывающим.

В частности, могут расцениваться как достаточно существенное заблуждение следующие случаи.

  • 1. Сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. п. Оговорка, описка, опечатка и т. п. должны быть настолько очевидны, чтобы несоответствие, противоречие содержанию и смыслу сделки не вызывало никаких сомнений в их ошибочности, несоответствии действительным намерениям заблуждавшейся стороны. Судебная практика относит к данным однопорядковым явлениям и технические ошибки при составлении договора, в том числе и заключаемого на торгах.
  • 2. Сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности, таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные. В данном случае возникает вопрос относительно того, что понимается под предметом сделки. Существует по данному поводу три основные точки зрения.

Во-первых, под предметом можно понимать все то, по поводу чего может совершаться сделка и на что может быть направлена воля лица или лиц, ее совершающих, включая, в частности, действия, направленные на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг. В данном случае происходит отождествление понятий «предмет сделки» и «объект гражданских правоотношений».

Во-вторых, под предметом в смысле ст. 178 ГК РФ мож

но понимать исключительно объекты материального мира (предметы в узком смысле), или вещи.

И наконец, в-третьих, под предметом можно понимать не только материальные, но и нематериальные ценности, включая имущественные права (предметы в широком смысле, имущество).

Учитывая широкое понимание имущества, принятое в действующем ГК РФ, ст. 128 которого включает в состав имущества, помимо вещей («res corporales»), также и имущественные права («res incorporates»), под ошибкой в предмете сделки, упомянутой в ст. 178 ГК РФ, надлежит понимать заблуждение относительно не только вещи, но и имущественного права, а также иного нематериального объекта, охватываемого понятием «имущество» в смысле ст. 128 ГК РФ.

Заключая сделку, стороны определяют сам предмет сделки и существенные требования к нему, как к объекту товарооборота. Поэтому заблуждение возможно относительно самого предмета сделки (как непригодного объекта для предполагаемой цели) или его существенных характеристик, отсутствие которых приводит к значительному снижению возможностей по его использованию. В частности, признается существенным заблуждением недостоверная информация о размере задолженности акционерного общества, акции которого предлагаются к продаже.

3. Сторона заблуждается в отношении природы сделки. В ГК РФ отсутствует определение природы сделки. В юридической литературе под природой сделки принято понимать нечто характеризующее ее сущность. Установление природы сделки позволяет отличать один тип сделки от другого[9]. Заблуждение в данном случае приводит к ошибке относительно типа сделки (например, гражданин, полагая, что заключает договор пожизненного содержания с иждивением, дарит жилое помещение).

Не является основанием для признания сделки недействительной заблуждение только в отношении правовых по

следствий сделки (не может быть признано существенным заблуждением неправильное представление этой стороны сделки о правах и обязанностях по ней). Например, не является заблуждением правовой результат сделки, в результате которой собственником передано имущество в уставной капитал создаваемого им юридического лица, если все действия собственника свидетельствуют о его желании заключить именно эту сделку.

  • 4. Сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой. Причины и обстоятельства данного заблуждения могут быть самыми разнообразными, имеющими как фактический, так и юридический характер. Основанием недействительности может стать заблуждение не только относительно личности контрагента в целом, но даже относительно его отдельных качеств, которые имеют существенное значение для другой стороны. Например, наличие у поставщика исключительного права на импорт товаров в Российскую Федерацию имеет существенное значение для покупателя. Отсутствие такого права может повлечь повышенные риски, наложение обеспечительных мер на товары, снижение скорости реализации товаров[10].
  • 5. Сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку. То есть сторона действует недобросовестно, так как ей очевидно заблуждение ее контрагента, которое выражено в форме волеизъявления.

В целях выяснения факта наличия заблуждения суд обязан принимать во внимание все без исключения обстоятельства, при которых совершалась сделка, и в том числе учитывать индивидуальные особенности совершившего ее лица (состояние здоровья, характер деятельности, значение оспариваемой сделки).

Заблуждение относительно мотивов сделки, в том числе

относительно дохода, который могла бы получить сторона в сделке, не имеет существенного значения.

Положения ст. 178 ГК РФ направлены на сохранение стабильности гражданского оборота. Поэтому основаниями отказа в признании сделки недействительной являются следующие:

  • 1) неочевидность для другой стороны заблуждения, то есть оно не могло быть распознано лицом, действующим с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон;
  • 2) недобросовестность заблуждавшейся стороны, которая может проявляться в случаях:
    • - когда при заключении сделки истец не заблуждался относительно обстоятельства, на которое он ссылается в обоснование своих исковых требований. В частности, если будет установлено, что истец был осведомлен о качествах предмета ранее, то неверное отражение данных качеств в последующем в договоре не будет являться существенным заблуждением;
    • - когда истец не дает себе труда проявить требовавшуюся в таких обстоятельствах осмотрительность, обычную для деловой практики совершения подобных сделок, и заключает договор, то это также является основанием в отказе истцу.

Законодателем предусмотрена также судебная санация недействительной сделки, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения.

В связи с расширением перечня оснований признания сделки недействительной по причине существенного заблуждения потерпевшей стороне предоставлено право выбора: сохранить сделку и применить обязательственно-правовые способы защиты (например, ст. 475 ГК РФ) или потребовать признания сделки недействительной.

Общим последствием признания сделки недействительной является двухсторонняя реституция (ст. 167 ГК РФ).

Также законодателем закреплена презумпция возмещения реального ущерба стороной, которая заблуждалась и по иску которой сделка признана недействительной.

Законодатель не использует теперь термин «вина» в отношении другой стороны, поскольку наличие вины влечет применение норм ст. 179 ГК РФ об обмане. В связи с этим заблуждавшаяся сторона освобождается от возмещения реального ущерба, если будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе, если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

И если будет доказано, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона, то заблуждавшаяся сторона может требовать возмещения всех убытков, в том числе и упущенной выгоды.

Так, заблуждавшаяся сторона не возмещает причиненный вследствие признания сделки недействительной другой стороне реальный ущерб, если, например, при проведении оценки спорного имущества независимым оценщиком им была предоставлена сторонам не соответствующая действительности информация, о чем не знала заблуждавшаяся сторона. При этом другая сторона знала о реальной стоимости этого имущества, так как ею ранее проводилась оценка в связи с обстоятельствами, не связанными с проведением данной сделки. Если же данная оценка была проведена оценщиком, который не является членом саморегулируемой организации, и договор с которым заключал контрагент заблуждавшейся стороны, то взыскиваются все убытки.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ). Сделки, совершенные под влиянием обмана, названы первыми в ст. 179 ГК РФ. В нормах этой статьи речь идет о недействительных сделках, при совершении которых отсутствие внутренней воли или пороки ее формирования были вызваны внешним воздействием на лицо, совершившее сделку (со стороны контрагента в сделке, его представителя, стечением тяжелых обстоятельств).

При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит под воздействием недобросовестных действий других лиц. Воля на совершение сделки, соответствующая волеизъявлению, у потерпевшего имеется, однако формирование этой воли происходит несвободно: под влиянием обмана со стороны других лиц. При этом лицо не знает, что соображения, под влиянием которых оно выражает волю, ошибочны, что его мотивы есть следствие ошибочных представлений, возникших под влиянием обмана. Допуская возможность оспаривания сделки, совершенной под влиянием обмана, закон тем самым позволяет обманутому сослаться на ошибочность мотивов, побудивших к вступлению в сделку, на то, что мотивы не оправдались.

Обманные действия совершаются в отношении потерпевшего умышленно. При этом не имеет значение наличие или отсутствие в действиях обманщика корыстной цели.

Как отмечал О. С. Иоффе, «...если конкретные обстоятельства свидетельствуют о том, что при правильном представлении о моментах, воспринимаемых вследствие обмана в ложном состоянии, контрагент не пошел бы на заключение сделки, сделку следует считать совершенной под влиянием обмана»[11].

Обман обычно состоит в сообщении лицу неправильных сведений о существенных элементах сделки. Обман может выражаться в умолчании об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка считается совершенной под влиянием обмана со стороны третьего лица, не участвующего в сделке, лишь в том случае, если об этом знал или должен был знать контрагент по сделке. Контрагент считается осведомленным о таком обмане, если третье лицо было его представителем, работником или оказывало содействие в совершении сделки.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки.

Совершение сделки под влиянием угрозы означает, что имеет место воздействие на психику, возбуждение страха с целью принудить лицо к совершению определенных юриди

ческих действий, которые не исключают волю лица. В этом случае волеизъявление является несвободным.

Угроза должна быть реальной, исполнимой и значительной. Угроза представляет собой нереализованное обещание совершить определенное действие. Угроза может состоять также в совершении правомерных действий, так как она направлена на достижение правовых последствий, не желаемых потерпевшей стороной. В этом случае воля истца при заключении оспариваемой сделки значительной степени деформируется этой угрозой. В частности, является угрозой обращение в органы прокуратуры с целью информирования государства о недобросовестном поведении истца, выражавшемся в уклонении от уплаты налогов.

Угроза осуществить право является основанием для признания сделки недействительной, если под влиянием этой угрозы сторона совершила сделку, не связанную с указанным правом. Так, ответчик в течение полугода предлагал истцу продать ему акции названного общества. Получив отказ со стороны истца, ответчик совершил ряд сделок по скупке дебиторской задолженности истца, после чего стал угрожать обращением в суд с требованием о взыскании задолженности и наложении обеспечительных мер на имущество истца. После очередного отказа истца от продажи акций ответчик обратился в суд и добился наложения ареста на акции.

Насилие превращает одно лицо в орудие другого, в средство выражения воли этого лица. При насилии давление на волю достигает такого напряжения, что действующее лицо выражает не свою волю, а волю насильника, превратившего данное лицо в орудие насильника.

Насилие выражается в неправомерных деяниях, в частности в причинении телесных повреждений, нанесении побоев, ограничении либо лишении свободы передвижения, причинении вреда имуществу и т. д.

Для признания сделки недействительной насилие и угроза должны быть непосредственной причиной совершения сделки, они также должны быть серьезными, осуществимыми и противозаконными. Кроме того, в отношении угрозы необходимы доказательства ее реальности. Необходимо доказать, что сделка совершена потерпевшим именно потому, что угроза данным действием (бездействием) заставила заключить данную сделку

Как в теории права, так и в сложившейся судебной практике выделяют ряд признаков сделки, совершенной под влиянием неблагоприятных обстоятельств (кабальной), которые должны присутствовать в совокупности: стечение тяжелых обстоятельств у потерпевшего; явно невыгодные для потерпевшего условия совершения сделки, причинная связь между стечением у потерпевшего тяжелых обстоятельств и совершением им сделки на крайне невыгодных для него условиях; осведомленность другой стороны о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде[12]. При этом на истце лежит бремя доказывания наличия виновного поведения контрагента, намеренно использующего соглашение сторон в своих интересах.

Для признания сделки кабальной необходимо установить также наличие обстоятельств, которые сторона не могла преодолеть иным способом, кроме как заключением оспариваемой сделки. Если имелись иные способы преодоления тяжелых обстоятельств, а сторона ими не воспользовалась, то сделка не может быть признана недействительной как кабальная.

Признание сделки, совершенной на крайне невыгодных условиях недействительной возможно использовать как меру защиты имущественных интересов лиц, занимающихся предпринимательской деятельность. Заключение сделки на крайне невыгодных для потерпевшего условиях относится к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной только для кабальных сделок. Для других оснований оспаривания сделок, содержащихся в ст. 179 ГК РФ, в том числе и для оспаривания сделки, совершенной под влиянием обмана, требования доказать крайнюю невыгодность сделки закон не содержит.

Последствием недействительности сделок, совершенных под влиянием насилия, угрозы обмана или неблагоприят-

ных обстоятельств, теперь является реституция (и. 4 ст. 179, ст. 167 ГК РФ). Кроме того, причиненные потерпевшему убытки должны быть возмещены ему другой стороной.

Убытки подлежат возмещению при условии представления суду доказательств их наличия и обоснования их размера. Доказательствами причиненного реального ущерба могут служить, например, оплаченные счета на оказанные услуги частного охранного предприятия за соответствующий период.

  • [1] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 года).
  • [2] О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена: Указ Президента РФ от 22 февраля 1992 года № 179 (ред. от 30 декабря 2000 года) // Российская газета. -1992. - № 61; URL: http://www.pravo.gov.ru
  • [3] О вывозе и ввозе культурных ценностей: Закон РФ от 15 апреля 1993 года № 4804-1 // Российская газета. - 1993. - № 92. 2 О концессионных соглашениях: Федеральный закон от 21 июля 2005 года № 115-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2005. - № 30 (Ч. 2). - Ст. 3126. 3 О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ (ред. от 28 декабря 2013 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 43. - Ст. 4190; URL: http:// www.pravo.gov.ru
  • [4] Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ (ред. от 28 декабря 2013 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2007. - № 41. - Ст. 4849; URL: http:// www.pravo.gov.ru
  • [5] О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 30 декабря 2012 года № ЗО2-ФЗ (ред. от 4 марта 2013 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2012. - № 53 (Ч. 1). - Ст. 7627; URL: http:// www.pravo.gov.ru
  • [6] Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. - М., 2000. - С. 111.
  • [7] О судебной практике по делам о наследовании: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2012. - № 7.
  • [8] Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. - СПб., 2007. - С. 23. 2 Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2013 года № 162 // СПС «КонсультантПлюс».
  • [9] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. -3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2007.
  • [10] Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2013 года № 162. 2 Там же.
  • [11] Иоффе О. С. Советское гражданское право. - М., 1967. - С. 280.
  • [12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. С. П. Гришаева, А. М. Эрделевс-кого. - М., 2006. - С. 322.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >