Понятие и правовая природа изъятия как способа получения доказательств в административном процессе, его место в системе теме административно-процессуальных действий

Доказательства и способы их собирания в административном процессе

Доказательства (в юриспруденции) - сведения о фактах, полученные в предусмотренном законом порядке, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ, ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ, ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 1 ст. 64 АПК РФ).

В соответствии с правилами оценки доказательств (ст. 88 УПК РФ) каждое из доказательств по делу должно обладать свойствами относимости, допустимости и достоверности, а все доказательства по делу в совокупности должны также обладать свойством достаточности для разрешения уголовного дела2.

Таким образом, в юриспруденции под доказательствами понимаются сведения, то есть результат познавательной деятельности, тогда как в логике доказательство - это обоснование истинности, то есть действие.

Познавательная деятельность, направленная на получение доказательств в целях установления истины, в юриспруденции именуется доказыванием. Доказывание состоит в собирании, закреплении, проверке и оценке доказательств.

Важнейшими понятиями в доказательственном праве являются предмет доказывания и пределы доказывания, которые по-разному определяются для различных категорий дел.

Эти и другие коллизионные вопросы довольно интересно и популярнодоходчиво освещены в нижестоящих главах и разделах.

Предметом административного судопроизводства являются конфликты, возникающие в сфере государственной и любой другой публичной власти. Основная масса этих дел, это конфликты между гражданами и представителями государственной власти либо местного самоуправления

Обеспечение в нашей стране полноценной системы осуществления административного судопроизводства не может быть сведено к разовым мерам. Это крупная реформа, в пределах которой нужно разработать общую концепцию, определить объем административной юрисдикции, разработать и принять комплекс законов, ввести новые процедуры, сформировать систему административных судов, подготовить специальные судейские кадры. Исходя из сказанного, можно определить возможный объем и характер административного судопроизводства. Следует прежде всего установить природу соответствующих дел. Это -административные дела, возникающие в сфере государственного управления и регулирования, споры, возникающие из административных правоотношений, дела по защите прав и свобод граждан в сфере управления. Все эти дела можно разделить на четыре категории3.

Во-первых, обжалование гражданами актов и действий должностных лиц, государственных органов, органов местного самоуправления, общественных организаций, нарушающих их права преимущественно публичного характера. Речь идет об отказе предоставить публичную информацию, определенные документы, провести регистрацию юридических действий, об ограничениях и нарушениях в процессе выборов, о препятствиях к занятию должности на государственной службе, к участию в обсуждении проектов актов, о невыполнении служебных функций и т.д. Сюда же примыкают составы административных правонарушений, совершаемых должностными лицами, предусмотренные КоАП.

Правонарушения граждан по составам, содержащимся в КоАП, могут быть отнесены к этой же группе.

Во-вторых, споры между гражданами, юридическими лицами и государственными органами, должностными лицами по поводу правовых актов последних. Это могут быть ненормативные акты Правительства, министерств и ведомств, а также региональных органов исполнительной власти, так и нормативные акты, нарушающие права других органов, организаций и граждан. Например, согласно ст. 23 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» акты Правительства РФ могут быть обжалованы в суд. Какой? В Конституционный Суд и Высший Арбитражный Суд согласно их юрисдикции и в административные суды3.

В-третьих, тематические споры. Изучение практики показывает, насколько велик объем правонарушений бюджетного, налогового, санитарно-эпидемиологического, экологического, таможенного законодательства. И здесь административное судопроизводство могло бы существенным образом помочь устойчивости императивных норм.

В-четвертых, в сфере административного судопроизводства могут быть споры о компетенции в системе органов исполнительной власти. Случаев нарушений компетенции, вмешательства, подмены, воспрепятствования и использования полномочий очень много в отношениях между Президентом РФ, Правительством РФ и министерствами, ведомствами4.

В субъектах Федерации много скрытых и явных конфликтов между губернатором (главой администрации) и его департаментами, управлениями. Сохраняют остроту административные споры «по вертикали» между однородными федеральными и региональными органами. Сейчас они гасятся и разрешаются либо неформальными средствами, либо с помощью согласительных комиссий. Но этого явно мало.

Доказательства по делу об административном правонарушении.

Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ).

Таким образом, КоАП РФ признаёт доказательствами не сведения о фактах, как УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ, а сами факты.

Виды доказательств*:

  • - объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (ст. 26.3 КОАП РФ);
  • - показания потерпевшего (ст. 26.3 КОАП РФ);
  • - показания свидетелей (ст. 26.3 КОАП РФ);
  • - заключения эксперта (ст. 26.4 КОАП РФ);
  • - вещественные доказательства (ст. 26.6 КОАП РФ);
  • - протоколы (например, о взятии проб и образцов) (ст. 26.5 КОАП РФ);
  • - иные документы (т.е. кроме протоколов);
  • - показания специальных технических средств (ст. 26.8 КОАП РФ).

Предмет и пределы доказывания. По делу об административном правонарушении выяснению подлежат6'.

  • - наличие события административного правонарушения;
  • - лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые КоАП РФ или законом субъекта РФ предусмотрена административная ответственность;
  • - виновность лица в совершении административного правонарушения;
  • - обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность;
  • - характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;
  • - обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;
  • - иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Проблемы процессуального статуса изъятия вещей (предметов) и документов в административном процессе напрямую связаны с сущностью самого административного процесса, его местом среди иных отраслей процессуального права и соотношением с правом материальным. Правильное определение изъятия напрямую зависит от его места в системе мер процессуального принуждения, способов собирания доказательств, иных административно-процессуальных действий.

В настоящее время административный процесс - отрасль права, которая находится в процессе своего становления. Любые процессуальные отрасли права зарождались в недрах материальных отраслей, рассматривались как дополнение к соответствующему материальному праву, как производное последнего. В дальнейшем уголовный, гражданский процессы развились в самостоятельные и отрасли права и научные дисциплины.

От гражданского процесса отпочковался арбитражный процесс. Административное материальное право до настоящего времени не размежевалось с административным процессом, хотя современные тенденции демонстрируют, что это событие должно произойти в недалеком будущем.

Само понятие административного процесса в юридической науке дискуссионно. Так, ученые-административисты до настоящего времени не могут найти единого подхода к определению понятий как «административная юстиция», «административное судопроизводство», «правосудие по административным делам», «производство по административным делам»1. Так, например, некоторые полагают, что

«административная юстиция - это рассмотрение и разрешение вопросов по управлению (администрация) органами, осуществляющими правосудие (юстиция)». Другие авторы охватывают понятием «административная юстиция» и досудебное производство по разрешению административноправовых споров.

Обоснованное понимание административной юстиции как исключительно судебной деятельности, к чему склоняется большинство ученых, приводит к выводу о необходимости отождествления понятий «административная юстиция» и «административное правосудие».

Административная юстиция - специальный вид правосудия по рассмотрению жалоб на действия публичной власти, полагает, что в дискуссиях понятие административной юстиции нередко связывается не только с судебной деятельностью, но и с управленческой деятельностью по административному порядку рассмотрению жалоб в области управления и, поэтому, предлагает заменить понятие «административная юстиция» на «административное судопроизводство (правосудие)». Административное судопроизводство - составная часть правосудия, его форма и метод, охватывающая деятельность по привлечению к административной ответственности и деятельность по разрешению административно-правовых споров3.

Следует согласиться, что устоявшееся отождествление понятий «судопроизводство» и «процесс» применительно к уголовному процессу, не может быть распространено на административное производство.

Действительно, понимание «уголовного судопроизводства» как понятия тождественного «уголовному процессу» сложилось под влиянием особенностей эволюции нормативной базы (Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик включали нормы, регламентирующие и досудебное производство), чего не наблюдалось в развитии административного и административно-процессуального законодательства. Кроме того, административный процесс структурно и содержательно не может строиться как полностью аналогичный процессу уголовному. Поэтому, бытует мнение, что производство по делам об административных правонарушениях лишь отчасти охватывает административное судопроизводство.

Изъятие вещей и документов, предусмотренное ст. 27.10 КоАП, рассматривается законодателем как мера обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Применительно к данному действию обеспечение производства предполагает, прежде всего, получение доказательственного материала, т.е. сведений о фактах, имеющих значение доказательств.

Буквальное толкование ч. 1 ст. 27.10 КоАП дает основание предполагать, что посредством действия, регламентированного данной нормой, изъяты могут быть любые документы, имеющие доказательственное значение. Вместе с тем, относительно предметов, законодатель предусматривает возможность их изъятия только в том случае, если они явились орудием совершения или предметом правонарушения.

В некоторых работах применительно к изъятию, урегулированному ст. 27.10 КоАП, указывается, что посредством этого действия могут быть изъяты любые вещи, документы, имеющие доказательственное значение по делу об административном правонарушении1.

Такое толкование закона представляется верным, однако оно требует придания ему нормативного статуса. Действительно, вещь (предмет) могут иметь значение для установления обстоятельств по делу об административном правонарушении, не являясь при этом орудием совершения или предметом административного правонарушения (например, прицепное устройство, имеющее дефекты, в результате которых произошло дорожно-транспортное происшествие, подпадающее под признаки административного правонарушения), однако легитимность его изъятия в настоящее время сомнительна.^, сожалению, в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, изъятие вещей и документов не имеет самостоятельного характера и выступает в качестве действия, обусловленного административным задержанием, личным досмотром, досмотром вещей, находящихся при физическом лице, а также осмотром принадлежащих юридическому лицу территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества.

Вместе с тем, сущность данного действия состоит в лишении лица возможности владеть определенными предметами (документами) с целью придания им доказательственного значения и использования в качестве доказательств по делу об административном правонарушении.

Выявление таких предметов и документов, конечно, может иметь место и в ходе вышеуказанных процессуальных действий, однако установление факта наличия предметов и документов, содержащих сведения, могущие иметь доказательственное значение, возможно и посредством иных действий, предусмотренных КоАП (например, в результате направления запроса или получения показаний свидетелей). Отсюда изъятие предметов (вещей) и документов объективно может иметь самостоятельное значение и приобретать автономную процессуальную форму3.

Являясь способом собирания доказательств в ходе производства по делу об административном правонарушении, изъятие вещей и документов, может носить принудительный характер. В этой связи разрешения требует вопрос о том, в каком соотношении находится изъятие, как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении с мерами административно-процессуального принуждения в рамках указанного производства.

Ввиду слабой развитости процессуальной формы конкретных административных процедур применение административно-процессуального принуждения требует особой осторожности, поскольку детальная процессуальная регламентация производства действий, допускающих принуждение, является важнейшей гарантией их законности. В этой связи объективно назрела необходимость нормативно детализировать порядок

производства действий, сопровождающихся возможностью принуждения в ходе производства по делам об административных правонарушениях.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >