Доказывание в административном процессе как средство установления истины по делу

Понятие истины в административном процессе

Развитие административного права в современных политикоправовых условиях демонстрирует достаточно четко выраженную тенденцию последовательного обособления его материальной и процессуальной составляющих.

Адекватная закрепленным в международных правовых актах и Конституции Российской Федерации принципам взаимодействия государства и институтом гражданского общества процессуальная регламентация, как отношений позитивного управления, так и административно-юрисдикционной деятельности, служит необходимым условием эффективной деятельности органов исполнительной власти, критерием которой являются не только успешное решение задач, находящихся в плоскости обеспечения публичных интересов, но и неуклонное соблюдение прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Обусловленная социализацией государства последовательная «процессуализация» опосредующих осуществление исполнительной власти отношений становится важнейшим правовым фактором преодоления коррупции в государственном управлении, что определено Президентом Российской Федерации в качестве одной из важнейших задач

56 государственного развития на современном этапе.

Системный подход к решению задачи «процессуализации» административного права предполагает необходимость концептуального пересмотра закрепленного в позитивном праве подхода к административному процессу, оправдывающему его a priori упрощенным характером поверхностную регламентацию, а порой и исключение из сферы административной юрисдикции таких элементов процессуальной

формы, которые обеспечивают законность и обоснованность правоприменительных актов.

Последние не могут быть обеспечены вне достоверного знания, разрешающего административно-правовой конфликт юрисдикционного органа;55

  • - обстоятельств, обусловливающих в силу гипотезы нормы административного, материального права и составляющих содержание санкцией правовых последствий;
  • - важнейшей формой, опосредующей установление истины по делу процессуального познания, является доказывание, разрешающего административно-правовой конфликт юрисдикционного органа;
  • - обстоятельств, обусловливающих в силу гипотезы нормы административного, материального права и составляющих содержание санкцией правовых последствий;
  • - важнейшей формой, опосредующей установление истины по делу процессуального познания, является доказывание.

Констатируя наличие определенного прогресса в развитии доказательственного права, как института административного процесса, вышедшего на новый уровень развития с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее -КоАП РФ), не только установившего ряд принципиальных для доказывания положений (например, презумпцию невиновности), но и посвятившего доказательствам, в отличие от своего «предшественника», самостоятельную главу. Неспособность реализованной в позитивном праве административно-процессуальной формы обеспечить «качество» доказательственной основы юрисдикционных актов влечет их нестабильность; не иначе как катастрофичной может быть оценена ситуация, при которой около половины обжалованных постановлений по делам об административных правонарушениях отменяются вышестоящими инстанциями. Так, в 2007 году судами областного звена удовлетворено 43,4 % жалоб и протестов на не вступившие в законную силу постановления и определения по делам об административных правонарушениях, из них 2,4 тыс. дел (39,4 %) были отменены с возвращением на новое рассмотрение в районные суды.

Районными судами в 2007 году отменено 59,4 % от числа обжалованных постановлений о наложении административных наказаний, что составляет 50,6 тыс. актов; из них 32,6 тыс. - с прекращением производства по делу и 16,1 тыс. - с возвращением на новое рассмотрение.57'

Принимая во внимание, что основанием для возвращения на новое рассмотрение является существенное нарушение процессуальных требований, не позволившее всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело (п. 3 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ), а прекращение производства по делу - недоказанность обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление (п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ), нетрудно оценить степень влияния дефектов доказательственного характера на стабильность правоприменительной деятельности.

Серьезной проблемой является дифференциация режима процессуальных доказательств в зависимости от органа административной юрисдикции, ибо Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, определяя в главе 25 порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, совершенных индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, формирует собственный, существенно отличный от созданного КоАП РФ, процессуальный режим доказательственной деятельности в арбитражных судах.53

Подобная дифференциация не только не имеет объективных предпосылок с точки зрения системного подхода к регламентации административно-процессуальных отношений, но и противоречит принципу равенства всех перед законом и судом, закрепленному в части 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации, ибо влечет различный уровень процессуальных гарантий для участников производства по делам об административных правонарушениях при применении наказаний единой отраслевой природы.

Сказанное свидетельствует, что потенциал совершенствования административно-правового института доказательств на сегодняшний день реализован не в полной мере, необходимым условием повышения его эффективности является обеспеченная научным знанием системность разрешения существующих проблем в рамках современной концепции административного процесса.

Доказывание в административном процессе представляет собой урегулированную нормами административного процессуального права, основанную на принципе состязательности познавательную и удостоверительную логико-практическую деятельность судьи, должностного лица, органа, рассматривающего дело об административном правонарушении и участников производства по делу по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления формальной истины об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Основанное на концепции формальной (процессуальной) истины понимание доказывания обусловило основные методологические подходы к обоснованию процессуального режима доказательств в административном процессе.

В позитивном административном праве Российской Федерации отсутствует текстуально закрепленный принцип непосредственности рассмотрения дела об административном правонарушении. Несмотря на то, что его существование подтверждается системным толкованием норм, содержащихся в главах 26 и 29 КоАП РФ, полноценное нормативное закрепление его содержания, куда входят, наряду собственно с непосредственностью восприятия доказательственной информации субъектами доказывания, непрерывность и неизменность состава суда, органа, должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, требуют внесения изменений в статью 29.7 КоАП РФ, части 2 и 3 которой необходимо изложить в следующей редакции:

При продолжении рассмотрения дела об административном правонарушении оглашается протокол об административном правонарушении, а при необходимости и иные материалы дела.

Судья, орган, должностное лицо обязаны непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, показания других лиц, участвующих в производстве по делу, пояснения специалиста и заключение эксперта, исследуются иные доказательства, а в случае участия прокурора в рассмотрении дела заслушивается его заключение.

Рассмотрение дела об административном правонарушении происходит устно и при неизменном составе судьи, органа, должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

КоАП РФ и АПК РФ, определяя порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, реализуют различные методологические подходы к нормативной регламентации видов средств доказывания. Закрепление в АПК РФ открытого перечня средств доказывания, которые могут быть использованы при разрешении дел об административных правонарушениях в арбитражных судах, в большей степени отвечает потребностям современного юрисдикционного процесса, предоставляя арбитражным судам возможность в условиях активного развития науки и техники эффективно использовать новейшие технологии собирания, закрепления и исследования доказательственной информации. Унификация административно-процессуального режима доказывания вне зависимости от вида органа административной юрисдикции требует легализации указанного подхода в КоАП РФ.

В КоАП РФ отсутствует процессуальный механизм исключения недопустимых доказательств, что не может быть признано правильным с „ 59

точки зрения принципа процессуальной экономии .

Данный механизм, позволяя исключать из числа доказательств средства доказывания, недопустимость которых установлена до момента опосредованной постановлением по делу окончательной оценки доказательств, обеспечит большую эффективность процессуального доказывания, позволив органу административной юрисдикции сосредоточить внимание на исследовании и оценке доказательств, допустимость которых не вызывает сомнений.

В целях устранения данного пробела необходимо дополнить статью 26.2 КоАП РФ частью 4 следующего содержания: «В случае признания доказательства недопустимым по ходатайству участника производства по делу об административном правонарушении либо по своей инициативе суд, орган, должностное лицо выносит определение об исключении доказат ельст ва».

Недостатком действующего КоАП РФ является отсутствие правил оценки достоверности доказательства судьей, органом, должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении, в результате которой доказательство, содержание которого образует вероятностное знание, обретает качество достоверного либо недостоверного. Представляется необходимым дополнить КоАП РФ статьей, устанавливающей правила оценки достоверности доказательств по делу об административном правонарушении путем сопоставления их с другими доказательствами, установления их источников, а также получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

В результате буквального толкования части 1 статьи 27.8 КоАП РФ можно сделать вывод, что объектом осмотра как процессуального действия, направленного на собирание предметных доказательств, являются не любые принадлежащие юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещения и территории, а только используемые для осуществления предпринимательской деятельности. Из этого следует наличие формальных препятствий осуществления осмотра имущества некоммерческой организации, а также имущества коммерческой организации, непосредственно не используемого в предпринимательской деятельности60.

Между тем выраженное категорией юридического лица понятие коллективного субъекта административных правонарушений не ограничено лишь коммерческими его видами, а возможность совершения административного правонарушения - лишь имуществом коммерческого назначения. Полагаем, что повышение эффективности осмотра имущества юридических лиц как способа обнаружения и закрепления предметных доказательств требует исключения из части 1 статьи 27.8 КоАП РФ слов «используемых для осуществления предпринимательской деятельности».

Допускаемое частью 2 статьи 26.7 КоАП РФ признание содержащих доказательственную информацию материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи документов с точки зрения Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» обусловлено наличием идентифицирующих реквизитов и электронной цифровой подписи.

Отсутствие последних формально препятствует признанию указанных источников доказательственной информации допустимыми средствами доказывания в административном процессе, ибо КоАП РФ ограничивает круг письменных доказательств лишь документами.

Решение этой проблемы видится во внедрении в административный процесс категории письменного доказательства, что позволит расширить возможности органа административной юрисдикции по использованию в доказательственном процессе информации об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, зафиксированной на материальном носителе посредством определенной системы символов.

Для этого необходимо наименование статьи 26.7 КоАП РФ изложить как «Письменные доказательства», а часть первую указанной статьи изложить в редакции: «Письменными доказательствами являются предметы, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, выполненные посредством графической, цифровой записи или иным способом, позволяющим установить достоверность содержащейся на них информации»; в части второй статьи 26.2 КоАП РФ слова «иными документами» необходимо заменить на слова «иными письменными доказательствами».

Обоснованность и достоверность научных положений, выдвигаемых в лекции обеспечены применением апробированных методов и методик научного исследования, соблюдением методологических требований теории государства и права, тщательным отбором эмпирического материала, обобщением практического опыта.

Таким образом, проблемные вопросы доказательств в административном процессе, рассмотренные в настоящем разделе лекции, разумеется, не исчерпывают всей проблематики данного направления; решение такой задачи невозможно в рамках одного обсуждения. Вместе с тем представляется, что выводы способны определить основные подходы к решению ряда проблем повышения эффективности применения норм, образующих административно-процессуальный институт доказательств.

В КоАП РФ отсутствует легальное определение цели доказывания как установления истины по делу об административном правонарушении, что в условиях состязательности процесса создает формальный повод для дискуссий о возможности использования данной категории применительно к процессуальному доказыванию. Между тем установление истины по делу как отраженного в постановлении юрисдикционного органа достоверного знания об имеющих юридическое значение обстоятельствах является необходимым условием применения норм материального права,

устанавливающих административную ответственность за опосредуемые составом административного правонарушения деяния.

Современные подходы к процессуальному доказыванию как форме познания основаны на теории отражения.

Факт административного правонарушения отражается в окружающей обстановке и сознании людей в виде непосредственных и опосредованных следов. Отражение на объектах окружающей обстановки, то есть первичное его отражение, является объективной основой будущих доказательств.

В связи с этим в теории познания обоснованно обращается внимание на важность наряду с познавательной, удостоверительной деятельности уполномоченного лица, ибо преодоление субъективного характера знания о фактах объективной действительности требует нормативной формализации порядка собирания, исследования и оценки доказательства юрисдикционным органом61.

Состязательность административного процесса, хотя и не получившая непосредственного закрепления в тексте КоАП РФ, но вполне выводимая из смысла принципа равенства перед законом (ст. 1.4 КоАП РФ) и презумпции невиновности (надо признать, изрядно ограниченной в свете внесенных в 2007 году КоАП РФ изменений, но не утратившей качества общего правила), системно оцениваемая в совокупности с определяемой задачей всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств дела сущностью производства по делам об административных правонарушениях, позволяет утверждать о существовании в административном процессе формальной истины. Это подтверждается тем, что процессуальное познание допускает установление знания об обстоятельствах дела не только на основании доказательств, но иными процессуальными средствами (юридическими фикциями, презумпциями и преюдициями), посредством которых непознанные или оставляющие сомнения обстоятельства признаются истинными.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >