ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В КОНЦЕ XX — НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

МИД Норвегии в период холодной войны и в условиях развития процессов глобализации

12 октября 1965 г. к власти в Норвегии после почти тридцатилетнего периода правления Норвежской рабочей партии (НРП) пришло правое коалиционное правительство во главе с П. Бортеном (Партия центра) и X. Ланге на посту министра иностранных дел сменил Й. Люнг (партия «Хёйре»), занимавший затем эту должность почти пять лет. Многие в стране ожидали радикальных перемен во внешнеполитическом курсе Норвегии, однако этого не произошло. Й. Люнг, хотя и бывший сторонником политики разрядки в отношениях Запада с социалистическим лагерем, стал в основном преемником X. Ланге и особыми новациями в деятельности МИД себя не обозначил. Стабильностью, предсказуемостью и преемственностью отличалась работа сменившего Й. Л юнга в 1970 г. С. Стрэя («Хёйре», 1970—1971 гг.), а также занимавших затем пост министра иностранных дел А. Каппелена (НРП, 1971 — 1972 гг.) и Д. Ворвика (Партия центра, 1972—1973 гг.).

Однако в конце 1960-х годов в Норвегии начались разработки нефтегазовых месторождений в Северном море и страна, позиционировавшая себя до этого как небольшое государство, «которое в силу внешних обстоятельств было вынуждено начать участие в обязывающем международном сотрудничестве»1, вступила в новую эру — «эру нефти». Новые времена потребовали новых видных политических деятелей. Одним из них стал занявший в 1973 г. кресло министра иностранных дел в социал-демократическом правительстве К. Фрюденлюнд2.

Свои взгляды на долгосрочные перспективы развития внешнеполитического курса Норвегии он подробно изложил задолго до назначения министром в публикации Норвежского внешнеполитического института «Норвежская внешняя политика в послевоенном международном сотрудничестве» в 1966 г. и старался придерживаться их в течение всей деятельности руководителя МИД. Сохраняя приверженность укреплению трансатлантического взаимодействия, сотрудничества с США (которые в послевоенные десятилетия вышли на первое место в ряду союзников Норвегии, сменив Великобританию), ориентации на членство в НАТО в качестве базового элемента в системе политики безопасности и обороны страны (основная сухопутная граница альянса с СССР/Россией на севере — норвежская), К. Фрюденлюнд подчеркивал, что только организованное конструктивное международное взаимодействие позволит противостоять вызовам начавшихся в мире процессов глобализации. Необходимость решения актуальных политических проблем, обеспечения международной безопасности в условиях потенциальной возможности использования ядерного и иного оружия массового уничтожения, преодоление разрыва между богатыми и бедными странами мира будет предопределять совместный поиск путей укрепления взаимодействия международных структур на глобальном уровне, в котором необходимо участвовать Норвегии.

К периоду руководства МИД К. Фрюденлюндом относится начавшаяся в 1972 г. правительственным докладом стортингу активная деятельность Норвегии в области оказания экономической помощи развивающимся странам Азии, Африки и Латинской Америки. Основной организацией, действовавшей на этом направлении, стал подчиненный МИД Директорат по вопросам сотрудничества в области развития (NORAD)3.

В 1980 г. в Норвегии была создана Комиссия по правам человека, в состав которой вошли до тридцати представителей общественных неправительственных организаций, Центрального объединения профсоюзов и Норвежского объединения работодателей, научно-исследовательских институтов. МИД Норвегии получил полномочия по своему усмотрению обновлять или расширять список членов этой комиссии. Вопросы помощи международному сотрудничеству в области развития и правочеловеческая тематика вскоре заняли прочное место в повестке межгосударственных контактов Норвегии, а тематика защиты прав человека с 1980-х годов стала подаваться норвежскими представителями на двусторонних встречах и международных форумах со значительной долей менторства, которая с годами заметно увеличивалась. В Осло с 2009 г. неправительственной организации «Фонд прав человека» (Human Rights Foundation, руководитель — американский режиссер-документалист и правозащитник норвежского происхождения Т. Хал- ворссен) организуется так называемый международный «Форум свободы». Финансовые спонсоры — около 20 норвежских и международных правозащитных неправительственных организаций (среди них: Нобелевский центр мира, норвежский Хельсинкский комитет, «Международная амнистия»), а также МИД Норвегии, власти Осло и фонд «Свободное слово». Форум создан как площадка для обмена мнениями и опытом между правозащитниками и претендует на «политическую нейтральность»4.

Норвежский МИД начал деятельно наращивать активность в контактах с неправительственными организациями различной направленности — от национальных молодежных до многочисленных международных.

С именем К. Фрюденлюнда, работавшего на посту министра иностранных дел в 1973—1981 гг., связаны многие позитивные перемены в практической деятельности и организационной структуре МИД. В 1986г. он был вновь назначен министром, но через год скоропостижно скончался от инсульта.

В 1970—1980-е годы в определенной мере трансформировалось взаимодействие МИД со стортингом, прежде всего в сторону большей самостоятельности МИД в подаче парламенту и правительству получаемой и анализируемой министерством информации.

Серьезно укрепилось взаимодействие МИД с ведомством премьер-министра. Если в 1955 г. в нем работали директор, три секретаря и три технических сотрудника, то в 1980—1990-е годы ведомство имело собственное международное управление, которым руководил помощник премьер-министра по международным вопросам в ранге директора управления отраслевого министерства. С ним согласовывались вопросы, связанные с зарубежными визитами премьер-министра и членов правительства Норвегии. Кроме того, подобные вопросы координировались им с иностранными дипломатическими представительствами в Осло.

В развитии законодательной базы деятельности МИД заметную роль сыграло принятие в 1970 г. Закона о гласности в административном управлении5, в соответствии с которым журналисты и общественность получили возможность более широкого доступа к открытым документам внешнеполитического ведомства. В открывшемся в 1988 г. в МИД пресс-центре журналистам стали предоставлять возможность знакомиться с журналами учета почтовых материалов министерства сначала за прошедший месяц, а затем за прошедшую неделю. В 1990-х годах прорывным в информировании общественности о деятельности МИД стало размещение материалов министерства в сети Интернет. В частности, в 1995 г. заработан интернет-ресурс «ОДИН»6, на котором размешалась информация о текущей деятельности МИД и важных предстоящих событиях. Вместе с тем определенные режимные требования к обеспечению государственной тайны в этом плане остались неизменными. Прямые контакты журналистов с сотрудниками министерства до начала 1990-х годов канализировались в основном через представителей управления прессы, культуры и информации.

К началу 1970-х годов относится начало практики направления сотрудников МИД для повышения квалификации на стажировку в высшие учебные заведения зарубежных стран, прежде всего в США.

В итоге благодаря произошедшим изменениям в работе внешнеполитического ведомства число его сотрудников к концу 1990-х годов достигло 2 тыс. Развивавшиеся же процессы глобализации потребовали применения новых современных технологий в деятельности министерства, работа которого во второй половине XX в. концентрировалась на решении вопросов политики безопасности, экономической политики, содействия международному сотрудничеству в области развития и зашиты прав человека.

Оценивая активность и ангажированность Норвегии в международных делах в конце 1980-х — начале 1990-х годов, занимавший тогда пост статс-секретаря МИД Я. Эгеланд в 1995 г. отмечал, что внешняя политика страны стала одним из лучших норвежских экспортных товаров7. В своей магистерской работе в 1985 г. он пытался доказать, что Норвегия располагает большими возможностями, чтобы на свой лад интерпретировать нормы морали и гуманитарного права, и в дальнейшем сохранил это убеждение. Укреплению подобной убежденности норвежских дипломатов содействовали новые реалии международной жизни, возникшие после окончания холодной войны, активная линия Норвегии в решении актуальных вопросов разоружения, миротворчества, международного сотрудничества в области развития и охраны окружающей среды с упором на борьбу с изменениями климата. Кроме того, в отличие от многих других малых европейских государств Норвегия получила в свое распоряжение огромные материальные ресурсы от продажи нефти и газа, добытых на норвежском континентальном шельфе в северных морях.

Несомненной победой норвежской дипломатии стало заключение в Осло в 1993 г. израильско-палестинской Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению.

После распада СССР норвежская дипломатическая служба, постоянно державшая в фокусе внимания отношения с Россией, позаботилась, не забывая в первую очередь о национальных интересах Норвегии, о сохранении мира и стабильности на Европейском Севере. Одной из основных целей Осло в начале 1990-х годов было содействие стабилизации социально-экономической ситуации на российском северо-западе. По инициативе выдающегося норвежского политика, тогдашнего министра иностранных дел Т. Стол- тенберга, была подготовлена и в 1993 г. подписана Киркенесская декларация о создании Совета Баренцева/Евроарктического региона.

В 1991 г. для загранучреждений был введен порядок планирования информационно-справочной работы. Руководители миссий за рубежом должны были направлять на утверждение в центр планы деятельности, что значительно укрепило исполнительскую дисциплину. В крупных посольствах и представительствах при международных организациях, например при Евросоюзе, все чаще начало практиковаться привлечение к выполнению специфических поручений представителей других министерств и ведомств.

С 1970-х годов сотрудники МИД Норвегии привлекались к работе в специальных постоянных комиссиях различного профиля, которых на то время уже было около пятидесяти. С годами их число увеличивалось, а в 1990—2000-х годах возросла активность работы норвежских дипломатов в контактах с различными неправительственными организациями, такими, например, как Международный комитет Красного Креста или Норвежская народная помощь.

В 1970-х годах началась активная компьютеризация министерства. К 1978 г. в электронный формат были переведены документы бухгалтерии МИД по заработной плате сотрудников. В 1994 г. в электронную базу данных была заложена информация архива. В 1990-е годы ведомство отказалось от услуг машинисток и начало переводить парк печатных машинок на персональные компьютеры. Этот процесс продолжался около десяти лет. Сказывалось влияние традиций: дипломаты старшего поколения, которым по рангу первым полагалась установка компьютерного оборудования в кабинетах, продолжали писать бумаги вручную, часто передавая новую и непривычную для них технику более молодым коллегам или аспирантам.

Растущий объем документооборота требовал новых форм его обработки. В конце 1990-х годов все большее применение получает использование защищенных паролями страниц МИД в Интернете, а в 2000 г. все подразделения МИД были подключены к системе электронной почты и Интернету. Кроме того, была создана внутренняя обшеминистерская электронная сеть двух уровней — для закрытых и открытых материалов. В 2001 г. с началом действия Шенгенского законодательства число документов, передаваемых и получаемых МИД, резко возросло, что еще больше стимулировало применение современных информационных технологий.

С начала своей деятельности в 1905 г. министерство собирало свою библиотеку, фонды которой к 1990 г. насчитывали около 100 тыс. томов. Открытые публикации были доступны для использования и иностранными дипломатами, работавшими в Осло. В течение 1990-х годов была создана электронная база данных библиотеки, но в 2004 г. она была закрыта.

В 1980—1990-е годы совершенствовались другие направления технического обслуживания деятельности МИД. По рекомендации службы безопасности министерства был прекращен наем на работу технических сотрудников из числа лиц, не имеющих норвежского гражданства. Увеличился автомобильный парк министерства. Своего первого шофера МИД получил в 1945 г., а в 1989 г. водителей имели министр, статс-секретарь, курьерская служба и управление протокола.

В 1970 г. суббота стала в Норвегии нерабочим днем, а в 1976 г. в стране была введена новая система оплаты работы государственных служащих. Вводился также довольно жесткий контроль рабочего времени сотрудников. В 1985 г. по согласованию с коллективом в МИД был введен гибкий график рабочего дня. Его рамки были одинаковы для всех — с 8.45 до 15.45 в осенне-зимний период и с 8.45 до 15.00 — в весенне-летний. Сотрудники были обязаны присутствовать на рабочих местах в период с 9.00 до 14.30. Остальное рабочее время они могли находиться на работе в период или с 7.00 до 8.45 или с 15.45 до 18.00. Для учета рабочего времени и переработок всех сотрудников МИД действовала усовершенствованная электронная система регистрации прихода на работу и ухода с рабочего места.

Введение гибкого графика рабочего дня позволило довольно четко определять время, сверхурочно проведенное сотрудниками МИД на рабочих местах, поскольку принятый в 1977 г. Закон об условиях труда8 определял максимально возможные рамки для переработок за день и за рабочую неделю, которая должна была длиться 37,5 часов. Специфика работы министерства требовала исполнения поставленных поручений, невзирая на нормативы трудового законодательства, и формально рабочий день многих сотрудников был ненормированным. Со вступлением указанного закона в силу администрация была обязана учитывать время переработки и оплачивать его или предоставлять сотрудникам отгулы. В загранпредста- вительсгвах, где рабочая неделя длилась в основном около 30 часов, рабочее время в соответствии с законом, напротив, пришлось увеличивать.

С 1978 г. началось заключение сотрудниками МИД, работавшими за рубежом, тарифных соглашений, определявших правила и условия труда, размер оплаты дополнительных расходов (например на проживание) дипломатических сотрудников и членов их семей. Выплаты увязывались с занимаемой должностью, семейным положением и условиями работы в стране пребывания.

Интересной особенностью норвежского МИД является то, что с 1992 г. в здании министерства начал действовать детский сад для детей сотрудников. Иностранные дипломаты, прибывающие на встречи в МИД на Викториа террасе, и сегодня с некоторым удивлением могут наблюдать группы малышей, неспешно следующих со своими воспитателями мимо поста охраны.

В конце XX — начале XXI в. была серьезно укреплена система физической охраны МИД Норвегии. Сначала для посетителей, которых просили предъявлять удостоверения личности, был установлен «шлюз» при входе в центральное здание. Затем был поставлен укрепленный пункт охраны с системой видеонаблюдения за посетителями. После теракта в США 11 сентября 2001 г. здание МИД по периметру территории было обнесено гранитными столбами, а на въезде был установлен дополнительный пункт охраны.

Одной из важных форм взаимодействия центрального аппарата норвежского МИД с загранучреждениями и поддержания «обратной связи» стало упомянутое ежегодное проведение в министерстве с начала 1970-х годов совещаний послов и постоянных представителей при международных организациях.

Обычно совещания продолжительностью до пяти рабочих дней организовываются в последнюю неделю августа. В мероприятии раз в два-три года принимает участие премьер-министр страны, открывает его обычно министр иностранных дел. В совещании также участвуют несколько ключевых министров правительства. После каждого выступления предоставляется возможность задать министрам вопросы. Во встрече участвуют практически все послы и постпреды.

Программа совещания доступна в электронном виде в Интранете (внутренняя информационная сеть документооборота министерства) для всех посольств и представительств с июня каждого года. В электронном виде по Сети собираются предложения послов к программе.

Совещание носит открытый характер. Его закрытая часть не предусмотрена, что вызывает критику некоторых участников. Практически все мероприятия доступны для сопровождающих лиц и супруг.

Тематика выступлений в первый день на общем совещании носит широкий характер и варьируется год от года9. В последующие дни послы могут выбирать интересующие их темы (некоторые заседания проводятся параллельно), заранее записываясь на них. Эти встречи проводятся в форме рабочих завтраков. Один день выделяется для общения с бизнесом (мероприятие организуется Норвежским союзом предпринимателей). Кроме того, как правило, организуется коллективное посещение офиса одной из крупных норвежских фирм.

Отдельно в программе выделяется время для групповых консультаций с функциональными и территориальными департаментами, посещения особо важных с точки зрения посольств организаций (например, НОРАД) и компаний.

На ряд встреч приглашаются руководители исследовательских институтов (Норвежский атлантический комитет, Норвежский внешнеполитический институт, Институт оборонных исследований министерства обороны и др.), общественных объединений (например, Союз судовладельцев), представители крупнейших НПО (в том числе норвежский Хельсинкский комитет, Международная амнистия), которые информируют послов по проблематике своей работы.

В мероприятиях участвуют представители профсоюзов: Федерация профсоюзов служащих с высшим образованием («Академики»), Профсоюз государственных служащих в составе Центрального объединения профсоюзов Норвегии (крупнейшее объединение с почти миллионным числом членов при населении страны около 5 млн) и Организация наемных работников PARAT (как правило, административно-технический персонал)10.

Административные и технические вопросы на совещании также обсуждаются, вместе с тем они не занимают существенного места, так как оперативно решаются в прямом контакте между посольствами и соответствующими подразделениями МИД".

По итогам совещаний специальные документы, инструкции или поручения не готовятся, поскольку считается, что основная цель таких собраний — неформальное социальное и профессиональное общение, а все производственные вопросы должны решаться в оперативном порядке. Все выступления и ответы на вопросы фиксируются на видео и выкладываются во внутренней сети министерства. Впоследствии в ряд посольств рассылается опросная анкета с просьбой заполнить ее на предмет впечатлений послов о проведенном совещании.

Активизация процессов глобализации уже в 1970-х годах привела как к увеличению объема деятельности МИД, так и к укрупнению штата министерства.

В 1967 г. был создан секретариат министра иностранных дел, в 1976 г. в штате появилась должность представителя МИД по вопросам прессы. К 1970 г. в министерстве появилось четыре новых управления (avdelinger): правовое (1954 г.), прессы (1961 г.), культуры (1967 г.), международного экономического и социального развития (1969 г.). В 1965 г. управление общих вопросов (allminnelig avdeling) было переименовано в управление по административным вопросам. В 1978 г. протокольная служба стала управлением протокола. С 1987 г. череда перемен в организационной структуре МИД, связанная в основном с развитием процессов глобализации в мире, усилилась.

В течение десяти лет — в 1987—1997 гг. — МИД и министерство торговли работали под одной крышей. Структура министерства иностранных дел приобрела те черты, которые присущи ей в настоящее время с созданием в Норвегии в 1997 г. самостоятельного министерства промышленности и торговли. К этому времени с 1990 г. в состав МИД входило министерство по вопросам содействия в области развития вместе с министром, который был вторым министром в министерстве иностранных дел.

Освещая современный этап деятельности норвежской дипломатической службы, стоит кратко остановиться на основных целях и задачах, которые ставили перед собой руководители внешнеполитического ведомства страны в период своей работы с конца 1980-х годов до сегодняшних дней. Министерством в этот период руководили десять министров иностранных дел (Т. Столтенберг — дважды).

  • 1. Т Столтенберг, Норвежская рабочая партия (1987—1989 гг.).
  • 2. К. М. Бундевик, Христианская народная партия (1989— 1990 гг.).
  • 3. Т Столтенберг, Норвежская рабочая партия (1990-1993 гг.).
  • 4. Й. Й. Холст, Норвежская рабочая партия (1993—1994 гг.)12.
  • 5. Б. Т. Гудал, Норвежская рабочая партия (1994—1997 гг.).
  • 6. К. Воллебек, Христианская народная партия (1997—2000 гг.).
  • 7. Т Ягланд, Норвежская рабочая партия (2000—2001 гг.).
  • 8. Я. Петерсен, «Хёйре» (2001—2005 гг.).
  • 9. Й. Г. Стёре, Норвежская рабочая партия (2005—2012 гг.).
  • 10. Э. Б. Эйде, Норвежская партия (2012 г. — сентябрь 2013 г.).
  • 11. Б. Бренде, «Хёйре» (с октября 2013 г. по настоящее время)13.

В двух периодах деятельности патриарха норвежской дипломатии Т. Столтенберга следует выделить три направления. В первый период велась активная работа «на прием» сигналов об изменениях, происходивших в Советском Союзе и на Востоке в целом, их расшифровка для понимания советской действительности норвежцами. В этом плане, по признанию Т. Столтенберга, ему помогали выступления Генерального секретаря ЦК КПСС, затем Президента Советского Союза М. С. Горбачева, особенно его «Мурманская речь». 1 октября 1987 г., выступая на торжественной церемонии присвоения Мурманску звания «Город-герой», М. С. Горбачев в своем докладе выдвинул гак называемые Мурманские инициативы: создание безъядерной зоны в Северной Европе, ограничение военно-морской активности в прилегающих к этому району морях, организация мирного сотрудничества по рациональному освоению ресурсов Севера, содействие научному исследованию Арктики, принятие мер по охране окружающей среды, открытие в зависимости от нормализации международных отношений Северного морского пути для прохода иностранных судов при советской ледокольной проводке с правом захода в советские порты14.

Во время второго периода, после падения Берлинской стены и окончания холодной войны, для Норвегии как небольшой страны было важно определить свое место на новом этапе развития мировой политики.

Третьим важнейшим направлением работы было содействие зашкаливавшему по своей активности в начале 1990-х годов развитию отношений между Востоком и Западом. При этом, как отмечает Т. Столтенберг, Норвегии необходимо было не забывать и другие направления деятельности, такие, например, как отношения Север—Юг.

Б. Т. Гудал, пришедший в МИД с поста министра торговли после трагической кончины Й. Й. Холста, важнейшей задачей после распада Советского Союза ставил поиски баланса в отношениях с соседней Россией, Европой, объединявшейся вокруг Евросоюза, членом которого не была Норвегия, и участием страны в НАТО. Кроме того, для Осло важно было активизировать усилия на миротворческом треке, акцентируя содействие в урегулировании ситуации на Балканах и Ближнем Востоке. Важно было также видеть взаимозависимость событий в мировой политике, учитывать влияние процессов, происходивших вдалеке от Северной Европы.

К началу работы в министерстве К. Воллебека эйфория, в состоянии которой находились Запад и Восток после падения Берлинской стены, а до этого «перестройки», развала СССР и «братания» с Западом и США начала 1990-х годов, сошла на нет. Очень активно ему пришлось заниматься балканской проблематикой. Самой важной задачей его работы в качестве министра с распадом Югославии было решение проблемы Косово.

Другим серьезным направлением работы было выстраивание отношений с Евросоюзом. Для К. Воллебека, приверженца членства Норвегии в ЕС, было сложной задачей заниматься этим в составе правительства, которое в целом было против норвежского участия в Союзе.

В третий важный блок вопросов входила деятельность Норвегии в северных районах, включая проблематику рыболовства в северных морях. При непосредственном участии К. Воллебека был заключен договор о «лазейке» в Баренцевом море15, прекративший неконтролируемый вылов рыбы Исландией в этом районе.

Когда в США были совершены сентябрьские теракты 2001 г., в министерском кресле находился Т. Я гланд (ставший впоследствии Генеральным секретарем Совета Европы). Тогда было важно встроить отношение Норвегии в общую реакцию мирового сообщества на это событие, прежде всего по линии ООН. Кроме того, следовало определиться с отношением к терактам со стороны НАТО, которая должна была активировать статью 5 Североатлантического договора. Для норвежцев это было непростым делом, поскольку речь шла о первом в их истории применении этой статьи. Самым же сложным моментом тогда было определиться, будет ли Норвегия участвовать в войне в Ираке. Норвежцы довольно достойно вышли из этой сложнейшей ситуации: страна не стала участвовать в войне, но и не испортила отношений со своим важнейшим союзником — США.

Первой из трех важнейших проблем периода работы Я. Петерсена, который начался спустя полгода после событий в США 11 сентября 2001 г., была ситуация в Афганистане. Второй — ситуация в Ираке после свержения С. Хусейна. Необходимо было поддерживать самое тесное взаимодействие с союзниками Норвегии, прежде всего с тогдашней американской администрацией. Третьим направлением работы стала эффективизация консульской службы, особенно потребовавшаяся после цунами в Индийском океане 2004 г.

Эти три блока вопросов норвежской дипломатической службе выбирать не пришлось, они были поставлены жизнью. Но в тот же период МИД стал более активно заниматься политикой Норвегии в северных регионах, стремился сохранить свой профиль в миротворческом посредничестве. Важно отметить, что тогда удалось сохранить и выдержать ту общую линию в международных делах, которую проводили предшественники Я. Петерсена.

Для Й. Стёре, проработавшего министром семь лет, основным вызовом было развитие норвежской политики в северных районах.

К этому добавилась проблематика изменений ют и мата, прежде всего в арктических широтах. Для Норвегии, располагающей морскими пространствами, в шесть раз превышающими ее сухопутную территорию, открытие морских районов и доступ к природным ресурсам северных морей имеет огромное значение.

Другой доминантой в работе МИД являлось участие Норвегии в войне в Афганистане. Там действовало до 700 норвежских военнослужащих.

Третий элемент — неучастие Норвегии в Евросоюзе при активном взаимодействии с государствами—членами ЕС. У Норвегии имеется Соглашение с ЕС о Европейском экономическом пространстве, но для страны, так глубоко интегрированной в общеевропейскую экономику и международное сотрудничество со странами Союза, неучастие в ЕС во внешнеполитической перспективе оставалось серьезной проблемой.

Актуализировалась тема укрепления консульской службы. Закон о дипломатической службе16 обязывает МИД оказывать содействие норвежцам, находящимся за границей. Но в год гражданами Норвегии, начиная с 1990-х годов, совершается около 70 тыс. зарубежных поездок, и каждая четвертая из них не застрахована. Тема ответственности государства за своих граждан за рубежом и ответственности самих граждан, находящихся за границей, в работе МИД стала подчеркиваться особо.

Четвертый вызов для министра иностранных дел — ответственность за проведение такой внешней политики, которая позволяла бы населению жить в экономически и политически благополучной стране. Ресурсы, силы и энергию для проведения такой политики Норвегия, не только грамотно распорядившаяся своими природными богатствами, но и приумножившая благосостояние государства работой на традиционных направлениях своей экономики, имеет более чем достаточные17.

Приведенные выше основные направления деятельности бывших министров иностранных дел Норвегии интересно сопоставить с установками работавшего до состоявшихся в 2013 г. очередных парламентских выборов главы норвежского МИД Э. Б. Эйде, определенными, в частности, в опубликованной им вместе с Й. Стёре в газете «Афтенпостен» программной статье «Мир вокруг нас»18.

К основным элементам внешнеполитического курса Норвегии Э. Б. Эйде относил необходимость поддержания сложившегося международного правопорядка, укрепления и дальнейшего развития ООН как основного форума для обсуждения вопросов защиты прав человека, борьбы за мир и искоренения бедности.

Следующей задачей определялось расширение связей с Евросоюзом и государствами Северной Европы, включая взаимодействие североевропейцев в углублении политики безопасности.

Норвегия должна была возглавить борьбу с климатическими изменениями и бедностью, проявляя готовность к инновациям.

Норвежская внешняя политика должна была быть направлена на поддержание мира, содействие миротворчеству, как это было на Ближнем Востоке, в Мьянме и Колумбии, а также обеспечение прав человека.

Все более важной частью внешней политики Норвегии становится продвижение интересов норвежских предприятий за рубежом. Основная задача при этом — поддерживать создание норвежских предприятий и рабочих мест на новых рынках, в том числе в удаленных регионах мира, например в Латинской Америке и Африке.

Важнейшим направлением деятельности МИД определялось взаимодействие с развивающимися странами, оказание содействия международному сотрудничеству в области развития, укрепление контактов с международными региональными организациями как в Европе, так и в других частях мира — в Азии, Африке и Латинской Америке. Развивать и укреплять отношения следовало с теми государствами, политика которых будет доминировать в XXI в.

Масштабность ставившихся государственным руководством перед МИД Норвегии задач, начиная с 1970-х годов, подчеркивается, в частности, тем, что в руководство министерства вводились: министр по вопросам морского права (1974—1978 гг.), министр торговли (1987—1997 гг.), министр по вопросам международного сотрудничества в области развития (1990—2013 гг.). С 2013 г. вторым министром в МИД стал министр по вопросам Европейского экономического пространства и отношений с Европейским союзом.

Особо стоит отметить, что во времена работы министров иностранных дел Норвегии указанного выше периода, как, впрочем, и руководителей МИД, работавших со дня обретения Норвегией независимости в 1905 г., одной из констант внешней политики страны являлось развитие конструктивных отношений с Российской империей, а затем с СССР и Россией.

Норвегия остро заинтересована в сохранении стабильности в развитии социально-экономической ситуации на российском Северо-Западе и стремится немало делать для ее поддержания. Это относится к субсидированию сотрудничества в области ядер- ной и радиационной безопасности, модернизации устаревших АЭС и реконструкции расположенного вблизи российско-норвежской границы комбината «Печенганикель», финансированию проектов взаимодействия в Баренцевом регионе. Одной из основных целей создания в 1993 г. Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) было смягчение через реализацию различных проектов и программ сложной, по мнению норвежских авторов идеи СБЕР, обстановки в граничащих с Норвегией северо-западных регионах России19. Показательно, что в том же году в северонорвежском г. Киркенесе было открыто Генеральное консульство Российской Федерации, а в Мурманске чуть ранее начало работу Генеральное консульство Норвегии.

Норвегия, как отмечают норвежские дипломаты, «обречена» на тесное многоплановое взаимодействие с Россией, учитывая перспективы сотрудничества в Арктическом регионе. Его основные аспекты: добыча углеводородов в северных морях, кооперация в области рыболовства, возможности будущего использования Северного морского пути (Норвегия по-прежнему располагает одним из самых мощных торговых флотов в мире), проблематика взаимодействия с Россией на Шпицбергене с учетом российской хозяйственной и научной деятельности на архипелаге.

Серьезные же «раздражители» в развитии многоплановых и бывших традиционно добрососедскими российско-норвежских связей после заключения в 2010 г. Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане отсутствуют.

Б. Бренде, ставший министром иностранных дел в октябре 2013 г., поначалу учитывал приоритеты, определенные во внешней политике страны его предшественниками, и в основном сохранял приверженность им. Однако события 2014 г. — возвращение Россией Крыма и развитие украинского кризиса — резко поменяли линию норвежского руководства в отношении нашей страны. Заявляя, что Россия аннексировала Крым и участвует в противоборстве юго-востока Украины с Киевом, Норвегия отменила ряд визитов на министерском уровне, инициативно прервала переговоры о создании зоны свободной торговли между странами Таможенного союза и ЕАСТ.

Несмотря на это, контакты по линии министерств иностранных дел России и Норвегии на уровне министров не прекратились: 24—25 октября 2014 г. состоялся визит в Норвегию министра иностранных дел Российской Федерации С. В. Лаврова, приуроченный к 70-летнему юбилею освобождения Красной армией от немецко- фашистских оккупантов северонорвежской губернии Финнмарк, положившего начало освобождению королевства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >