ГЛАВА 3. ЭТРУССКАЯ И ЛАТИНСКАЯ АРХИТЕКТУРА. ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ. СКУЛЬПТУРНОЕ И ЖИВОПИСНОЕ УБРАНСТВО ЗДАНИЙ

1. ОТ ДОМА К ДВОРЦУ: ДВОРЦОВОКУЛЬТОВЫЙ КОМПЛЕКС / REGIA

С царского дома — регии (Regia) и святилища (Sacellum) начинается развитие культовой этрусской архитектуры вообще. Это подтверждается не только археологическими наблюдениями, но самой историей специальной латинской и этрусской терминологии, обозначающей священное место. Regia и Sacellum — явления более архаичные, нежели templum (храм), окончательно формирующий все свои типы только в VI в. до н.э.

Вопрос об этрусской архитектурной типологии долгое время оставался открытым. Города Этрурии с их жилыми постройками и общественными центрами были по-настоящему изучены только в XX в., преимущественно во второй его половине. Регулярная сетка кварталов Марцаботто и Аквароссы, жилые дома архаического Рима, дворцово-культовый комплекс в Мурло вообще были обнаружены только в 1960-1970-е гг.

Так открылась предыстория классической италийской архитектуры. Ранее о ней судили в основном по архитектуроподобным погребальным урнам и интерьерам гробниц. В 1920-1940-е гг. оформилась позитивистская теория эволюции древнейшей италийской архитектуры. Идеи эти были выражены в трудах ученых, связанных с методологическими принципами, сформировавшимися во второй половине XIX в. К ним относятся, прежде всего, исследования П. Дукати и Дж.Патрони, которые пытались построить непрерывную эволюционную линию развития жилой и храмовой архитектуры от хижины эпохи Вилланова до зданий периода поздней архаики[1]. Однако пробелы этрусской археологии не позволяли сделать окончательных выводов.

Новые открытия демонстрируют картину прерывистого развития, иллюстрирующую процесс резкой трансформации социальной структуры общества, перемены в его идеологии и материальной культуре, процесс, свойственный переходному периоду от доисторической фазы, представленной культурой Вилланова, к непосредственно этрусской истории эпохи архаики. Новый этнический и культурный компонент, связанный с палеобалканскими и эгейско-анатолийскими традициями, привносит многое в древнейшую италийскую культуру. Именно благодаря этому сложному процессу ассимиляции на земле Италии формируется около 700 г. до н.э. этрусский этнос.

Сложную ситуацию перелома, перехода к более высокой стадии общественного развития, формированию полисной цивилизации, безусловно, отражают памятники материальной культуры, изобразительного искусства и архитектуры. Повсеместно распространенный обряд кремации и грунтовые могильники, свойственные временам культуры Вилланова, дополняются новой разновидностью погребального обряда — ингумацией, сопровождаемой строительством монументальных гробниц.

Города характеризует развитое пространство с непременным выделением городского центра, святилищ и прямоугольной сетки жилых кварталов[2]. Все это в совокупности с инженерными сооружениями, мощеными улицами, арочными мостами, водопроводами и сточными системами напоминает нам ближневосточные прообразы.

Новейшие открытия XX в. покончили и с другой догмой этру-скологии, согласно которой архитектурная терракота есть непременный атрибут храма — это неотъемлемый элемент не только культовой, но и жилой архитектуры, и погребальных комплексов.

Жилые сооружения зачастую становятся прообразом святилища. Наглядный исторический пример — римская регия, царский дом, существовавший на Римском форуме с VII до III в. до н.э. Известно, что «некоторые общественные священнодействия прежде выполнялись самими царями» (Liv. II, 2,1-2), однако после изгнания Тарквиниев из Рима, регия преображается в общественный центр — domus publica, бывший одновременно резиденцией царя-жреца (rex sacrorum). Эта должность была учреждена в раннереспубликанском Риме для того, чтобы «нигде не нуждаться в царях» (Liv. II, 2, 1).

Вероятно, архаические «дворцы» этрусков служили тем же целям. Один из исследователей регии К.Амполо проницательно сопоставил эту постройку с архаическим пританеем в Афинах. Общественное собрание и общественное священнодействие — вот назначение подобных комплексов, которые можно определить как дворцово-культовые, ибо связаны они непосредственно с сакральной функцией, исполняемой царем-жрецом, лукумоном. Древнейшие прототипы подобных построек определенно находятся среди памятников жилой

архитектуры. С жилищем и здесь, вероятно, связано происхождение храмовой типологии.

Мы знаем, что в глубокой древности каждый род (gens) поклонялся своим богам, и обязанности проведения религиозных обрядов возлагались на главу рода в его жилище. Затем подобная деятельность протекала в специально выделенных общиной зданиях, одно из которых (сер. VII в. до н. э.) найдено в Рузеллах. Небольшая эдикула с длинным двором для собраний типологически напоминает жилище[3].

Древнейший тип жилища в Этрурии и Лации — хижина с обмазанными глиной плетеными стенами и стропильными перекрытиями на столбах. В плане это сооружение округлой или овальной, реже прямоугольной формы. Проем в перекрытиях над входом, вероятно, предназначался для удаления дыма от очага. По гребню кровли выступающие стропила приобретают скульптурные, зооморфные очертания. Глиняная обмазка стен снаружи нередко покрывается геометрической росписью. Так выглядит типичный дом культуры Вилланова, известный по многочисленным археологическим остаткам и архитектуроподобным глиняным и бронзовым погребальным урнам. Это простейшее сооружение — единственный тип жилой архитектуры IX-VIII вв. до н. э.

В VIII в. до н.э. картина усложняется. Появляются так называемые «длинные дома», напоминающие строения балканской и островной Греции эпохи геометрики (StoXavpog). Здания с ярко выраженным прямоугольным планом складываются из кирпича-сырца. Нередко его завершает эдикула. Этот тип постройки воспроизводит архитектура гробницы Львиц в Чер-ветери. Такая типология имеет эгейское или палеобалканское происхождение. Она напоминает далекий прообраз — мегарон. OaXavpog или oucoq в VIII-VII вв. до н.э. фиксируется и в древнейших городах Великой Греции, в Питекуссах.

В VII-VI вв. до н. э. возводятся жилые дома этрусской Аквароссы. Здесь мы сталкиваемся с иной типологией, имеющей явное анатолийское или северосирийское происхождение. Дома Аквароссы, включая общественный центр этого города, как показал М.Торелли, воспроизводят северосирийский тип битхилани. Фасад с колонным портиком фланкирован двумя ризалитами, образующими замкнутый двор (П-образный план зданий). Фундаменты этих сырцово-деревянных построек сложены из туфовых блоков, а перекрытия украшены террако

товыми акротериями (зооморфные фигуры), расписными и рельефными плитами фризов. Рельефы фризов местной «регии» (общественного и культового центра) с изображением симпо-сиев и процессий также напоминают анатолийские прообразы (например, одновременные фризы из Лариссы на Термосе)[4]. Четырехколонный тосканский портик подобного жилища, обращенного длинной стороной фасада во двор, воспроизводят недавно открытые гробницы некрополя в Пьян ди Мола (недалеко от Аквароссы). Здания датируются второй четвертью VI в. до н. э. Постройки сложены из туфовых блоков и частично высечены в скале. Они замечательны скульптурным акротерием с изображением пантер и сфинксов, обращенных друг к другу. Этот акротерий восходит к терракотовому прообразу.

Тип жилого здания, близкий битхилани, приводит к формированию монументального дворцово-культового комплекса, знакомого нам по зданиям конца VII-VI в. до н. э. Это комплексы в Мурло близ Сьены, Монтетосто близ Черветери, регия в Риме, регия в Веллетри.

Как правило, П-образный двор заключает алтарь или маленький храм, напоминающий адитон, предназначенный, вероятно, только для хранения культовой статуи, ксоана. Схема, составляющая двор и адитон, указывает нам на другие западноанатолийские прообразы — гипефральные диптеры храмов в Эфесе, Дидимах, на Самосе.

Безусловно, в еще более отдаленном прошлом двор, предназначенный для культовых церемоний, — неотъемлемая часть храма или дворца-святилища на Древнем Востоке и в Эгейском мире. Вспомним древнеегипетские храмы, хеттские дворцово-культовые комплексы — битхилани, дворцовокультовые комплексы в Мари на северном русле Евфрата, на Крите, на Кипре (т.н. дворец Воуни); комплекс двора и ме-гарона характерен для ахейского Пелопоннесса. Этот перечень показывает, однако, что чаще всего двор действительно превращается в место для общественных священнодействий, проводимых царем-жрецом. Таким образом, ритуальный двор становится необходимой составляющей комплекса резиденции царя-жреца.

В пространстве такого двора повсеместно происходили не только культовые и светские церемонии, симпосии, но и ритуальные состязания: игры с быком на Крите, мономахия (поединок воинов) у ахейцев, скачки и выступления боксеров в Риме

при дворе Тарквиниев (Liv., I, 35, 9). Вспомним этрусскую настенную роспись из гробницы Авгуров — противоборство двух атлетов, благословляемых авгуром, следящим за полетом птиц. Действие происходит в специально предназначенном месте — у алтаря, который, вероятно, стоял во дворе дворца или святилища. Подобные действия предполагают общественный характер, большое число наблюдателей. Так, из сакральной площадки дворцового двора постепенно рождается новый архитектурный тип, имеющий уже иное предназначение, — арена, окруженная зрительскими местами. Вспомним, что любые состязания или игры древности всегда открывал и закрывал ритуал, и сами они первоначально несли ритуальный смысл. Ритуальные процессии, скачки, состязания колесниц, шествия музыкантов и акробатов, Минотавр и пантера, симпосии — обязательный репертуар рельефных изображений терракотовых фризов, принадлежавших этрусским и латинским региям конца VII-VI вв. до н. э. Аналогичные сюжеты мы найдем среди фризов регий в Аквароссе, Мурло, Риме и Веллетри[5]. Здесь, среди богов, нередко изображается покровитель царской власти — Геракл.

Яркое описание архаического латинского дворцово-культового и общественного комплекса — регии приводит Вергилий (Aen., VII, 170-191). Это регия легендарных Пика и Латина в Лавренте. Поэт, видимо, пользовавшийся при написании «Энеиды» древнейшими источниками, будто осознает перво-родность, ритуальную и общественную значимость этого здания (где «и храм и курия были»):

В городе был на вершине холма чертог величавый С множеством гордых колонн — дворец лаврентского Пика, Рощей он был окружен и священным считался издревле. Здесь по обычаю все цари принимали впервые Жезл и фасции, здесь и храм и курия были, Здесь и покой для священных пиров, где, заклавши барана, Долгие дни за столом отцы проводили нередко.

Дедов царственных здесь изваянья из кедра стояли В должном порядке: Итал и отец Сабин, насадитель Лоз (недаром кривой виноградаря серп у подножья Статуи старца лежал); и Сатурн, и Янус двуликий Были в преддверье дворца, и властителей образы древних, Что за отчизну в бою получила Марсовы раны.

Здесь надо всеми дверьми прибито было оружье: Взятые в плен колесницы видны, кривые секиры,

Копья, щиты, и ворот крепостных затворы, и ростры, С вражеских сняты судов, и с мохнатою гривою шлемы.

Пик, укротитель коней, сидел в короткой трабее, Щит священный держа и загнутый жезл квиринальский[6].

Пер. С. Ошерова

Планировка подобного комплекса лучше всего сохранилась в Мурло: квадратный перистильный двор, окруженный помещениями. Прямо напротив входа в дворцовый комплекс — маленький простиль, прижатый к «заднему» портику двора. По мнению первого исследователя Мурло К.-М. Филлипса, комплекс этот являлся центром североэтрусского двенадца-тиградия. В конце VI в. до н. э. он был разрушен и ритуально погребен. Монументальные скульптурные акротерии из глины, украшавшие кровлю здания по всему периметру двора, наряду с образцами из Аквароссы, пожалуй, древнейшие произведения подобного рода, известные в Этрурии.

В просторном дворе (50 х 40 м) комплекса Мурло собиралось аристократическое общество, здесь протекала церемониальная жизнь, исполнялись ритуалы, устраивались симпосии. Идеология подобного «дворца» близка функциям святилища (sacellum). Таким же центром религиозного и политического союза было святилище Вольтумны в Вольсиниях (Орвьето).

Итак, типологические особенности регии предполагают П-образный или полностью замкнутый прямоугольный двор, окруженный колонным портиком с помещениями по всему периметру (Liv. XXVI, 27, 3), с входом на юго-востоке (как это наблюдается в Мурло, Монтетосто и Риме). В западной части двора выделяется наиболее сакральная часть комплекса, включающая небольшой храм для хранения ксоана и алтарь. Ось северо-запад — юго-восток фиксирует симметричное расположение строений, подчеркивает однофасадность композиции.

Назначение регии ясно характеризует Плутарх (Numa, 14): «Покончив с учреждением жреческих должностей, царь [Нума] выстроил вблизи храма Весты Регию, то есть царский дворец. Здесь он проводил большую часть времени или в жертвоприношениях, или в обучении жрецов, или же в разговорах с ними религиозного характера. Другой его дворец находился вблизи Квиринальского холма...».

  • [1] Ducati Р. Storia dell’arte Etrusca. 1-2. Firenze, 1927; Patroni G. Architettura preistorica generale ed italica. Architettura etrusca. Bergamo, 1946. 2 Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983. С. 61.
  • [2] La formazione della citta preromana in Emilia Romagna. Bologna, 1988. 2 Damgaard Andersen H. Archaic architectural terracottas and their relation to building identification // DF. Stockholm, 1993. P. 71-86. 3 Brocato P. La Regia // La Grande Roma dei Tarquini. Roma, 1990. 4 Ampolo C. Analogic e rapporti fra Atene e Roma arcaica // PP. 26. 1971. P. 443-455; Фрэзер Дм. Золотая ветвь. М., 1983. С. 17: «В Афинской республике второе (по значению) из ежегодно избираемых должностных лиц именовалось Царем, а его супруга — Царицей. Оба они исполняли религиозные функции. И другие греческие демократии имели титулованных царей, которые, насколько нам известно, отправляли жреческие обязанности у Центрального Государственного Очага. В некоторых греческих государствах таких царей было несколько, и они занимали должность царя одновременно» (Пер. М.К.Рыклина).
  • [3] Poggesi G. Roselle // Gli Etruschi. Mille anni di civilta. Firenze, 1985. V. I. P. 71-83; Bocci Pacini P. Una casa nell'eta orientalizzante a Roselle // Santuari d’Etruria. Milano, 1985. P. 53-56. 2 Gierow P.G. The Iron Age of Latium. L., 1966; Martinelli M. San Giovenale // Gli Etruschi.. V. I. P. 309-320. 3 Soeth/us A. Etruscan and Early Roman Architecture. Harmondsworth, 1978. P. 10-15; Torelli M. Introdu-zione // Case e palazzi d'Etruria. Milano, 1985. P. 22-26. 4 Ostenberg P. Case etrusche di Acquarossa. Roma, 1975; Torelli. Introduzione... P. 26-32; Martinelli. Acquarossa // Gli Etruschi... V. I. P. 257-273.
  • [4] Rystedt Е. Acquarossa // Case... Р. 41-44, 53-54; Wikander 0. Element! fittili di copertura // Case... P. 48-52; Strandberg Olofsson M. Zona F: la ricostruzione del complesso monumentale // Ibid. P. 54-58. 2 Сгубини-Моретти A.M. Тускания (Витербо) — некрополь в Пьян ди Мола. Гробница в форме дома с портиком // Культура и искусство этрусков. Успехи изысканий последних десятилетий в Южной Этрурии (Каталог выставки в Москве). Рим, 1989. С. 56. 3 Ibid. С. 56-57. 4 Torelli. Introduzione... Р. 26-32.
  • [5] Strandberg Olofsson М. Variation in mould-made reliefs. The case of the large «Tuscania» motifs in the light of some fragments from Acquarossa// DF... P. 193-200; DowneyS. Archaic architectural terracottas from the Regia // DF... P. 233-248; Ратье А. Терракотовый фриз из Мурло (Сиена): архитектура и идеология // Этруски и Средиземноморье. М., 1994. С. 53-62. 2 Strandberg Ololsson. Zona F... P. 57-58. N 1.30-1.31; Bruun C. Herakles and the tyrants: an Archaic frieze from Velletri // DF... P. 267-276.
  • [6] «Здесь и храм и курия были», и помещения «для священных пиров», где царь «на отчий престол в срединном покое садится». Налицо нерасчлененность функций древнейшей регии. Это показывают и археологические памятники. Позже произошла дезинтеграция функций и появление новых архитектурных типов на основе регии. 2 Phillips К.М. Bryn Mawr College Excavations in Tuscany // AJA. 1972. V. 76. P. 249f. 3 Немировский А.И. Материалы для изучения этрусской цивилизации // ВДИ. 1. 1993. С. 217. 4 Case... Р. 71-74; Danner Р. Die Dekoration auf First und Giebelschragen in der archaischen Baukunst Mittelitallens // DF... S. 94-96. 5 Colonna G. II Santuario di Montetosto // Case... P. 192-196; Brown F.E., Scott R.T. La Regia nel Foro Romano // Case... P. 186-188; Nielsen E.O., Phillips K.M. Poggio Civitate (Murlo) // Case... P. 64-69; Scarpellmi Testi M.G. Murlo // Gli Etruschi... V. 2. P. 475-479.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >