СПОРТИВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ НА РАДИО

Особенности радио как средства массовой информации

В более ранних главах настоящего учебника мы уже затрагивали вопрос о самобытности радио как особого аудиального канала массовой коммуникации, который обладает набором специфических возможностей по передаче информации потенциальной слушательской аудитории. Напомним, что все эти особенности проистекают именно оттого, что в данном виде СМИ звук — альфа и омега всего комплексного воздействия, которое может информационно влиять на население страны. Радио слушают и слышат. Тогда как газеты и журналы смотрят и читают. Телевидение только смотрят, но иногда и слушают. Эти простые истины стоит помнить начинающему журналисту', коль скоро он решит осваивать свою профессию в радиоэфире. Кстати, именно акустическая природа данного медиа накладывает некоторые психологические и физиологические ограничения на потенциальных кандидатов в радиожурналисты.

Здесь не должно быть никаких психологических комплексов и проблем у тех, кто мечтает попасть на радио. Требования эти сродни тем, которые предъявляют мальчикам и девочкам при отборе будущих учеников в Академию русского балета имени А. Я. Вагановой. Педагоги проверяют их выворотность, прыгучесть, гибкость, оценивают их стройность, конституцию тела и т.д. Точно так же и будущему радиожурналисту необходимо обладать определенной голосовой культурой, т.е. иметь приятно звучащий голос определенного тембра. Было бы неплохо, если бы устная речь такого журналиста складывалась по всем принятым нормам орфоэпики и не несла в себе колоритные признаки какого-нибудь местного говора или акцента.

Однако даже если у соискателя вакансии радиожурналиста имеются вышеперечисленные особенности, то они вовсе не навсегда и наглухо закрывают ему дверь в замок его мечты под названием «радио». В структуре деятельности любого субъекта радиовещания имеются профессиональные позиции, для занятия которых не обязательно обладать голосовым талантом Юрия Борисовича Левитана. На любой радиостанции есть значительный штат редакторов (новостных и музыкальных), координаторов, звукорежиссеров, т.е. тех сотрудников, которые не выходят в эфир сами, но оказывают важную и значительную помощь — каждый на своем рабочем месте. И можно в принципе попробовать поискать свой вариант трудоустройства на радио, начав именно с этих должностей. Естественно, при наличии соответствующей квалификации, обладании необходимыми знаниями и навыками.

Что же касается речевых проблем, то история отечественного радио и телевидения знает немало примеров, когда известный и талантливый журналист, не обладая красивым и поставленным голосом, просто-напросто доверял озвучивать свои сюжеты, материалы и репортажи либо своим коллегам-репортерам, либо дикторам, что они охотно и делали.

Но чтобы начинающий журналист имел возможность более широкого выбора вариантов развития собственной творческой карьеры, необходимо описать систему радиовещания, которая ныне существует в России.

В практике работы российского государственного радио традиционными диапазонами радиочастот, на которых осуществляется наземное эфирное радиовещание с амплитудной модуляцией (AM), служат диапазоны длинных волн (ДВ. полоса частот, выделенная для радиовещания, 148,5—283,5 кГц ), средних волн (СВ. полоса частот, выделенная для радиовещания, 526,5—1606,5 кГц) и коротких волн (КВ, полоса частот, выделенная для радиовещания, 3950,0-26100 кГц), и в диапазоне ультракоротких волн (УКВ), вещание в котором ведется с частотной модуляцией ЧМ (английская аббревиатура для ЧМ — FM, Frequency Modulation). Полосы частот, выделенные для радиовещания в диапазоне УКВ в России, это частоты от 65,9 МГц до 74,0 МГц (FM-) и полоса частот от 87,5 МГц до 108,0 МГц (FM-2)'.

Стоит несколько слов сказать, по каким признакам сегодня принято различать все радиостанции, которые выходят в российское эфирное пространство на разных частотах и в разных диапазонах.

Сложившаяся структура вещания позволяет классифицировать современные радиостанции по нижеследующим характеристикам. [1]

  • 1. По административно-территориальному признаку:
    • — общенациональные («Радио России», «Маяк»);
    • — региональные (радио «Петербург»);
    • — местные (радиостудии, осуществляющие вещание на территориях административных районов Санкт-Петербурга, на территориях муниципальных образований Ленинградской области).
  • 2. По форме собственности:
    • — государственные («Радио России», «Маяк»);
    • — муниципальные (находящиеся в собственности муниципальных образований Ленинградской области);
    • — акционерные («Хит», радио «Петербург»);
    • — коммерческие/частные (функционирующие, в основном, в /М-диапазоне);
  • 3. По технологии вещания:
    • — проводные («Радио России», «Радио России — Санкт-Петербург», радио «Петербург»);
    • — частотные (все работающие в УМ-диапазоне);
    • — волновые (все работающие в СВ- и УКВ-диапазонах).
  • 4. По программному продукту (содержанию, контенту):
    • — «радио для всех»/смешанные радиостанции — так называемого общего формата, имеющие в своем составе многочисленные журналистские редакции; передающие информацию в разнообразных жанрах в рамках информационных, музыкальных, литературно-театральных, аналитических программ («Радио России», «Радио России — Санкт-Петербург», радио «Петербург»);
    • — новостные — радиостанции так называемого новостного формата, в эфире которых в форме новостей, в жанрах ради- осообшений, обзоров печати, интервью, репортажей, корреспонденций, отчетов, бесед, комментариев, круглых столов и др. звучат передачи, созданные по канонам информационной и аналитической журналистики; объем передаваемой в эфир музыки является ограниченным, минимальным (радиостанции «Эхо Москвы», «Маяк 24»);
    • — музыкально-развлекательные — радиостанции так называемого тематического формата, ориентирующиеся на вкусы определенных половозрастных, социальных категорий населения; передающие музыку поп-, рок-, рэп-направлений, бардовские, блатные песни и т.д.; общественно-политическая информация, новостные выпуски занимают минимальное место, могут вовсе отсутствовать; основное место занимает музыка или необременительная для мыслительного процесса информация, призванная удовлетворить потребность слушателя в развлечении, ублажении, увеселении (радиостанции «Европа плюс» — поп-музыка, «Наше радио» — рок-музыка, «Рекорд» — рэп-музыка, «Вертикаль» — авторские песни, «Шансон» — неизменно берущие за душу песни, «Радио Ретро» — отечественные хиты разных лет)[2];
    • — религиозные — радиостанции так называемого разговорного формата, пропагандирующие религиозные идеи и религиозное мировоззрение («Православное радио Санкт-Петербурга», «Радонеж», «Град Петров»; «Радио Мария», «Теос», «Радиоцерковь», «Трансмировое радио»).

Новые условия для развития СМИ, приведшие в 1990-е годы к формированию подвижного, полярного и быстроменяюшегося медийного рынка, оказали значительное влияние на ситуацию в региональном радиовещании. Для заинтересованных лиц — продавцов и покупателей частот, волн, диапазонов — радиостанции предстают не столько в качестве средств массовой информации, сколько в виде выгодного товара, неотъемлемого сегмента процесса купли-продажи, стремительно развивающихся в России товарно-денежных отношений. Коллективы радиостанций остаются, как правило, не у дел. Наименьший интерес участников сделки вызывает творческий потенциал сотрудников продаваемой (покупаемой) радиостанции. Свою выгоду покупатель усматривает, прежде всего, в приобретении технически оснашенной радиостанции, способной осуществлять непрерывное и качественное вещание. Продавцу выгодно извлечь максимальную прибыль, чтобы и в дальнейшем использовать вырученные средства в бизнес-целях, но не обязательно связанных с приобретением или продажей каких бы то ни было радиоканалов [3].

Однако подобные обстоятельства современного функционирования ни в коей мере не должны настраивать будущих радиожурналистов на пессимистический лад относительно перспектив трудоустройства и возможной творческой карьеры. Рынок субъектов радиовещания в регионах достаточно динамичен и трансформируется даже более стремительно, чем аналогичные сферы печатных СМИ и телевидения. Но любому начинающему профессионалу, на наш взгляд, просто необходимо иметь об этом соответствующее представление.

Точно так же как необходимо иметь представление о том, какая часть совокупного времени, которое граждане России отводят в структуре досуга СМИ, приходится на долю радио. Ниже мы приводим сведения по распределению совокупного времени прослушивания эфира москвичами между теми радиостанциями, которые можно услышать в столице России. Заодно обратим внимание, что в данном перечне предложен еще один вариант типологизации радиостанций, объединяющий аудиторный и тематический подходы.

Итак, в 2013 г. внимание москвичей, слушающих радио, распределялось следующим образом:

  • — станции популярной музыки для слушателей зрелого возраста — 28,0%;
  • — информационные станции широкого вещания — 13,4%;
  • — станции популярной музыки для молодых мужчин — 13,3%;
  • — дорожные — 7,8%;
  • — универсальные станции — 7,8%;
  • — неклассифицированные станции — 7,5%;
  • — станции популярной музыки для молодых женщин — 7,3%;
  • — юмористические — 4,0%;
  • — станции классической музыки и джаза — 3,2%;
  • — деловые станции — 2,9%;
  • — военно-патриотические — 1,9%;
  • — спортивные — 1,3%;
  • — станции для детей — 0,9%;
  • — культурно-просветительные — 0,4%;
  • — информационные на английском языке — 0,3%'.

Легко заметить, сколь широки интересы слушательской аудитории в столице России. Думается, что в регионах нашей страны ситуация несколько иная, так как вряд ли во многих из них есть реальная возможность слушать те несколько десятков радиостанций, которые вещают на Москву и Московскую область. Как правило, выбор у слушателей радио в регионах колеблется в диапазоне от 5 до 10 станций.

1

В приведенных сведениях обращает на себя внимание и то обстоятельство, что достаточно обширный сегмент в этом круге интересов и предпочтений аудитории составляют станции, в вещательной политике которых наличествует или доминирует информационный компонент. В этом смысле подобная структура отечественной радиосистемы «говорит» о том, что журналисту есть где и как приложить свои силы по части работы с информацией. Но при этом журналисту также необходимо помнить и знать, ГДЕ по преимуществу наши соотечественники слушают сегодня радио.

Приведем еще одну небольшую колонку сведений о том, в каких условиях воспринимают слушатели радиоинформацию и музыку в эфире. Итак, радио слушают:

  • — дома — 36,5% слушателей;
  • — на работе — 27,2% слушателей;
  • — в автомобиле — 24,9% слушателей;
  • — в другом месте — 11.4% слушателей[4].

Каждый из обучающихся, узнав эти данные, сможет самостоятельно сделать вывод том, что каждому виду прослушивания радио может и должна соответствовать и своя стилистика подачи информации, и свой музыкальный контент, и само содержание информации, не говоря уже о жанрах и форматах творчества журналиста в радиоэфире.

Для того, кто вступает на путь профессиональной деятельности, важно быть осведомленным о тех особенностях трансляции, которые сегодня существуют в радиовещании. Прежде всего заметим, что весь современный радиоконтент можно разделить на две равнозначные части: те программы и передачи, которые выходят в записи, и те, которые реализуются как проекты в режиме прямого эфира. Если рассматривать их количественное соотношение, то отметим, что чаще всего оно определяется особенностями вещательной политики той или иной радиостанции, техническими и технологическими ее возможностями, а также, в значительной степени, теми традициями, которых придерживается коллектив и руководство той или иной станции.

Следует также указать, что, помимо фактора прямого эфира, в практике современного радиожурналиста не менее важно учитывать, в каком именно диапазоне вешает та или иная радиостанция. Когда в нашей стране существовала государственная система электронного вещания и соответствующих органов управления отраслью, то технически сигнал распространялся по всей территории страны или в диапазоне средних и длинных волн, или с помощью проводных сетей.

Здесь можно вспомнить Председателя Совнаркома Владимира Ленина, который в начале 1920-х годов выдвинул не только идею электрификации, но и идею радиофикации территории Советского Союза. А это означало, что вместе с электрическими проводами по городам и весям прокладывали также и проводные линии для распространения радиосигнала. В дальнейшем была введена в строй система организации электронного вещания на всей материковой части СССР. К концу 1980-х годов в любой ее точке можно было слушать первую программу Всесоюзного радио. Требовалось только одно: иметь радиоприемник любой марки, модели и мощности. Позднее, в связи с разрешением доступа вещателям в прежде практически закрытый диапазонный сегмент УЛУ-вещания, начало стремительно расти число станций, которые занимали соответствующие частоты и вешали исключительно распространяя сигнал в воздушном пространстве. Естественно, их вещательная политика и эстетика звукового воздействия на аудиторию со стороны тех, кто формировал их эфирный контент, отличались от наполнения эфира в том варианте, когда станция распространяла свой сигнал и «по воздуху», и по проводам. Поэтому уже в наше время такие станции были неофициально отнесены к так называемому проводному радио.

Главной чертой такого радио, в отличие от станций /эМ-диапазона, было соотношение в эфире человеческой речи и музыки. В контенте вещания станций традиционного типа удельный вес вербальной составляющей был доминирующим, поэтому их также именовали и именуют разговорным радио. Но это вовсе не означало, что в перечне новых радиостанций доминируют исключительно те вещатели, которых определяют как музыкально-информационные станции (например, «Европа плюс» или «Русский шансон»), В этом сегменте можно обнаружить достаточное количество станций, которые относется к «разговорным». Среди нихдостаточно популярные — «Эхо Москвы», «Бизнес FM», «Юмор FM». В их контенте соотношение музыки и вербальной составляющей таково, что их относят к станциям информационно-музыкального типа вещания.

Понятно, что такое деление достаточно условно с точки зрения количественных показателей, но оно помогает лучше понять и аудитории, и работающим на станциях журналистам вещательные форматы и стандарты и, следовательно, ожидаемое наполнение радиоэфира. Впрочем, в современной практике радиовещания принято ранжировать и музыкальный контент. Здесь отечественные специалисты обращаются к уже выработанным и выверенным признакам форматирования той или иной музыки, которая звучит в эфире станции, которую в теории относят к музыкально-информационной или в чистом виде — музыкальной (например, радио «Эрмитаж»), На это обстоятельство мы уже указывали выше, когда рассматривали принципы типологии субъектов отечественного радиовещания. Соответственно выбранному доминирующему музыкальному формату агрегируются для эфира и новости для организации соответствующих выпусков (если они предусмотрены концепцией вещания станции).

Поиск новых и оригинальных современных вариантов организации и модерации эфирного контента в нынешних условиях шоу-цивилизации происходит в медиаиндустрии постоянно. К числу новых форм, видов и жанров исследователи современной практики электронного вещания склонны относить и такие комплексные единицы эфирного контента, как журнал и канал. Первый по сути является обозрением, всего лишь более развернутым во времени и в тематическом разнообразии, тогда как термином «канал» теоретики привычно именуют специфическую организационную эфирную форму вещания. Как правило, она имеет продолжительность в несколько часов прямого эфира и более всего соотнесена со временем вещания. В российской практике прочно утвердились такие понятия, как «утренний» и «ночной» радио- и телеканалы. «Вечерние» и «дневные» каналы в контенте электронных СМИ возникают гораздо реже, и, как правило, на профессиональном сленге их именуют «дневной» и «вечерний» пояса вещания. Очевидно также и то обстоятельство, что количественное и качественное наполнение упомянутых форм организации электронного вещания напрямую зависит от их выхода в эфир. «Шаг» между выпусками новостей (т.е. время, которое проходит от выхода одного выпуска до другого) варьируется в зависимости от самого «формата» и традиций радиостанции. На «Маяке» с 1964 г. (т.е. с момента основания) был принят стандарт вещания: выпуски новостей выходят в эфир каждые 30 мин, а между ними существует музыкальный контент, который группируется по тематическому принципу (мелодии отечественной эстрады, песни ансамбля «Песняры», музыка кино и т.п.). На основе такого стандарта частота выхода в эфир новостных выпусков варьируется от одного часа до 2—3 ч в сутки.

Обратимся к знакомству с выразительными возможностями радиовещания. При этом не будем забывать, что все-таки главный и основной носитель информации в данном виде СМИ — человеческая речь. Ее выразительные возможности и коммуникативные особенности — тема отдельного и обстоятельного разговора с обучающимися. А нашу задачу мы видим в том, чтобы дать представление о радио как о важном канале распространения информации журналистами.

То, что человеческая речь — главный структурообразующий элемент радиовещания, стало понятно почти сразу же, как почти век назад в разных странах мира началось регулярное вешание. Слово — это то, в чем заключается информация, которую получает слушатель, находящийся у радиоприемника. Преимущество радио как канала коммуникации в том, что оно воздействует на человеческую личность исключительно через один-единственный канал восприятия — слух. Поэтому и обмануть слушателей, и манипулировать их восприятием, а следовательно, и образом мыслей весьма затруднительно. Известный отечественный литературовед и телевизионный ведущий Ираклий Андронников однажды справедливо заметил: «В устной речи то, как человек сказал, превращается в то, что он сказал». А канадский социолог и медиатеоретик Маршалл Маклюэн и вовсе абсолютизировал подобную точку зрения, назвав одну из главных своих книг The Medium Is The Message, что на русский язык принято переводить следующим образом: «Средство есть сообщение».

О том, что человеческая речь воздействует на аудиторию не только транслируемыми смыслами, но и собственной аудиальной образностью, заметили многие русские поэты символического направления в начале XX в. Был даже изобретен специальный термин для изучения подобного явления — эвфония (звукопись). Конечно, при нынешних скоростях распространения информации наш слух не всегда может адекватно транслировать нам, что говорят в эфире журналисты, радиокорреспонденты, ведущие выпусков новостей или отдельных программ. Да и сами они (особенно в новостных блоках) предпочитают плавной ритмичности изложения текста некую стаккатную стилистику, создавая у аудитории вполне законное ощущение, будто бы за человеком, находящимся у микрофона, в эфире кто-то гонится. В этом нам видится негативное влияние стиля общения с публикой, который практикуется в эфире /гЛ/-станций, когда термин «ведущий» заменяется на «ди джей», задача которого не донесение или изложение некой информации (пусть и не всегда новостного характера), а имитация воображаемого диалога со слушателями. Речь в радиоэфире в таком контексте фактически становится элементом аудиодизайна. В ней фатиче- ская функция становится определяющей.

С другой стороны, коммуникативные выигрыши радиовещания именно с речью и связаны. Прежде всего, заметим, что очень часто звуки радио воспринимаются нами в окружающей действительности как некий привычный элемент шумового выражения быстроменяющейся действительности. Теоретики даже придумали для этого явления название, определив его как фоновое восприятие радио. Проще говоря, человек, находясь вне стен собственного дома — в транспорте, на улице, в офисе, в общественном месте, — слышит, что где-то рядом (а может быть, и поодаль) кто-то что-то говорит по радио. И он воспринимает это как естественный звуковой элемент эмпирической действительности, особенно не вслушиваясь и не вдумываясь в смысл звучащих из уст журналиста слов и фраз. Однако стоит такому слушателю осознать факт, что он СЛЫШИТ радио, как его сознание, уже независимо от его воли, начнет «подстраиваться» под звуки звучащей речи. То есть он начинает ВСЛУШИВАТЬСЯ вто, что звучит из радиоприемника. Он СЛУШАЕТ радио, т.е. концентрируется на его восприятии. Таким образом осуществляется акт аудиального получения информации реципиентом.

Радиожурналисту важно об этом помнить постоянно, особенно если он выходит в эфир в рамках «живого» вещания, когда для слушателей усиливается эффект присутствия. В большинстве случаев он (слушатель) может с помощью телефонных звонков в студию, откуда транслируется эфир, стать фактическим участником передачи. При этом принцип интерактивности также является конкурентным преимуществом радио перед печатными СМИ, которые такой технологической возможности лишены. Этот принцип роднит радио с телевидением, но только в том случае, если программы на ТВ идут в прямом эфире, а не имитируют его, как это постоянно происходит в программе Владимира Соловьева «Поединок».

Однако прямой эфир на радио и требует, с другой стороны, от ведущего его (или участвующего в нем) журналиста повышенной ответственности, так как неосторожно сказанное в публичном пространстве эфира слово уже не загонишь назад, как джинна в бутылку. Стоит вспомнить еще одну русскую народную пословицу про опасности публичного дискурса в контексте вербальной журналистской коммуникации с аудиторией: «Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь!». Вывод из сказанного только один: на радио (равно как и на телевидении) прямой эфир не может случиться сам по себе. Он необходимо требует тщательной подготовки — от создания сценария программы до подбора музыкальных иллюстраций и их предварительного прослушивания и хронометрирования.

В современной эфирной практике есть два способа ведения записи радиопрограммы. Первый заключается в том, что ведение или запись передачи необходимо осуществлять в полном соответствии с текстом заранее созданной передачи. Таким образом минимизируется вероятность речевых ошибок. В прежние времена такой вариант подготовки и записи радиопрограммы был единственно возможным, так как в стране существовал институт цензуры, поэтому любой текст, который предполагался к исполнению или трансляции в публичной сфере (или СМИ), должен был получить разрешение, так называемый лит, т.е. от написания сценария будущей передачи было никуда не деться. А уж тем более от чтения его перед микрофоном. При этом в зависимости от опыта, актерских способностей и эмоциональной убедительности и звукового обаяния журналиста, читающего заранее написанный текст, у слушателей может возникнуть полное ощущение, что журналист свободно держится перед микрофоном и фактически не читает по бумажке, а ведет доверительный разговор. Но может возникнуть и совершенно иное восприятие подобной ситуации, когда слушатели почувствуют, что человек с «той» стороны микрофона говорит «как по писаному». Что есть правда.

В конце концов слушатели чаще всего не особенно придирчивы к радиожурналистам ввиду того, что те читают тексты вслух. Им важнее правильно услышать и понять информацию из радиоприемника. Дискомфорт в подобной ситуации, скорее, испытает сам журналист, чувствуя себя перед микрофоном неестественно. Однако со временем у тех, кто постоянно бывает в эфире, подобный раздражитель отходит на второй план. А для других журналистов был изобретен древний, как радио, способ. Профессионалы радиожурналистики придумали ему название — «чтение из-под волос», когда выступающий первоначально составляет лишь конспект или план изложения материала, а далее, выходя в эфир, он, что называется, своими словами излагает суть сообщения. Подобный вариант — все-таки достаточно рискованный метод, так как журналист может просто-напросто запнуться, внезапно «споткнуться» на каком-либо слове или понятии, задуматься над ударением и т.д. Вариантов речевого риска в подобной ситуации предостаточно. Поэтому к варианту «из-под волос» все-таки следует прибегать в радиоэфире лишь тогда, когда в студии у микрофона во время прямого эфира находится либо гость, либо напарник-соведущий. Но и в этом случае минимальный сценарный план, находящийся перед журналистом не помешает, а, наоборот, поможет и подстрахует выступающего.

Что касается способности радиожурналиста импровизировать и выходить из ситуации, когда в режиме прямого эфира у него случаются накладки, то здесь всегда «помогает» музыка. Любую паузу в эфире можно перекрыть музыкой — оркестровым фрагментом, песней, популярной мелодией в исполнении эстрадного оркестра. Поэтому у ведущего прямого эфира всегда с собой на всякий случай несколько С/)-дисков, где, как правило, заранее записаны мелодии, подходящие по стилю и настроению к программе. Или журналист приносит с собой несколько приобретенных CD-дисков с фрагментами инструментальной музыки. Самый лучший вариант «перекрытия» возникающей паузы — использовать записи инструментальной музыки, так как отсутствие вербальной составляющей (что присутствует в жанрах песни или хорового, ораториального сочинения) позволяет аудитории воспринимать звучащий фрагмент по смыслу более нейтрально. Ибо слово в радиоэфире, повторим еще раз, — мощный инструмент воздействия на слушателей, так как оно пробуждает воображение, вызывает соответствующие размышления, порождает ассоциации, наводит человеческий мозг на воспоминания. При этом журналист все-таки должен понимать, что экспрессивность человеческой речи не беспредельна, поскольку уровень ее громкости ограничен физическими возможностями самого говорящего (или кричащего).

В данном обстоятельстве нам видится еще одно конкурентное преимущество радио как канала коммуникации по сравнению с печатными СМИ, телевидением и сетевыми источниками. Заключается оно в отсутствии визуального канала получения информации слушателями. Хотя, конечно, какие-то визуальные образы и возникают в его сознании, но они носят скорее мысленный характер[5]. Проще говоря, слушатель никогда не увидит в радиоэфире ни кровавых подробностей какого-либо преступления, ни последствий техногенных катастроф, ни то, как располнела какая-нибудь «звезда» шоу-бизнеса. Словом, радио вольно или невольно в этом случае исполняет функцию предотвращения негативного воздействия на психику аудитории посредством непоказа видеоиллюстраций. Именно поэтому радио и воспринимается более как социально-культурный и просветительский институт, поскольку, к счастью для журналистов, лишено технологической возможности визуализации скандалов, интриг, расследований.

  • [1] См. подробнее: Отраслевой доклад «Радио в России в 2012 году».
  • [2] 2 На российском радиорынке сегодня принято различать следующие музыкальныеформаты: АС — «современная музыка для взрослых» (от джаза до попсы); New АС — современный джаз и приджазовые направления музыки; Hot АС — формат, трансформирующийся в популярную современную музыку для взрослых; CHR — contemporary hit radio(современное хит-радио), американский формат «Тор-40» — аналог формата CHR европейский European hit radio', Gold hit radio', AOR — album oriental radio (ориентирован нарок-музыку); Gold silver (старые роковые мелодии); Hot Rock oldies (популярная стараярок-музыка); Nostalgic (музыка, вызывающая воспоминания); «Классика» и др.
  • [3] См. подробнее: Телерадиоэфир Ленинграда—Петербурга: Время и люди: очеркиистории Ленинградского—Петербургского радио и телевидения. СПб., 2014.
  • [4] ' См. подробнее: Дзяюшинский И. М. Указ. соч.
  • [5] В 2008—2009 гг. на петербургском телеканале 100 ТВ проводили интересный эксперимент по конвергенции телевизионного вешания и работы радиостанции «Балтика».Суть его состояла в том, что в помещении радиостанции были установлены телекамеры,которые в режиме online передавали все, что происходило в радиостудии. Слушатели радио таким образом смогли его «увидеть». А зрители телеканала своими глазами видели,как работают в эфире радиожурналисты.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >