2.4. Объект и субъект манипуляции

2.4.1. ЛИЧНОСТЬ МАНИПУЛЯТОРА

Манипуляция основана на желании воздействовать на коммуниканта с целью добиться одностороннего выигрыша. Выигрыш может быть самым различным, от продажи товара до получения власти над целой страной. При этом манипулирование избирается либо по причине аморальности манипулятора, либо из-за его неумения оказать речевое воздействие другим способом, либо в связи с психологическими особенностями этого манипулятора, желающего господствовать над другими людьми. Причина ориентации на минипулированис в процессе коммуникации может быть и не одна, а две или все три одновременно.

Таким образом, манипулятор — это личность, которая относится к людям как к средству достижения своих целей, а не как к равноправным личностям, стараясь избежать открытости, честности и равноправия в отношениях и в коммуникации. Фактически манипулятор — некомпетентный трус и лжец, нс умеющий убеждать.

Манипулятором может быть и представитель СМИ, и политик, и шантажист, и специалист по пиару, и торговец, и рекламист, и псевдоцелитсль, и мнимый экстрасенс.

Субъект манипулятивного речевого воздействия — коммуникант, который, обладая определенными знаниями и поставив некоторую цель, использует свои знания (в том числе психологические и лингвистические) и риторические умения для достижения этой цели.

Следовательно, для того чтобы манипуляция удалась, манипулятор должен обладать определенными знаниями, характером и умом. Однако манипулятор развивается и беспрестанно совершенствуется с одной главной целью — контролировать окружающих. Манипулятор любит управлять и поэтому интересуется психологией, а психологические концепции использует и для оправдания своего поведения, и для совершенствования умения воздействовать на других.

2.4.2. ТИПЫ МАНИПУЛЯТОРОВ

Существует несколько типов манипуляторов, которые можно назвать и охарактеризовать, ориентируясь на их основные качества.

1. «Диктатор»: этот тип манипулятора постоянно демонстрирует свою силу — физическую, духовную, административную и т.д., — доминирует, приказывает, в конце концов, цитирует авторитеты, т.с. управляет своими жертвами прежде всего с помощью силы. Например, в рассказе Л. Улицкой «Пиковая дама» героиня по имени Мур твердой рукой управляет всеми своими родственниками:

Она вдохнула с удовольствием запах кофе, но глотнуть не успела: на кухню, поскрипывая колесиками своей ходильной машины, с прямой, как линейка, спиной, явилась Мур. Анна Федоровна нервно проверила пуговицы на кофточкеправильно ли застегнуты. Предугадать, что именно она сделала не так, она все равно никогда не умела. Если кофточка была правильно застегнута, значит, чулки она надела кошмарные, или причесалась не так. А что не так, если она всю жизнь проносила одну и ту же косу, свернутую колбаской на шее. Впрочем, утреннее замечание могло касаться чего угодно: занавески, например, грязные, или сорт кофе отвратительный, пахнет вареной капустой. Удивительна была лишь свежесть, с которой Анна Федоровна реагировалаизвинялась, оправдывалась. Иногда даже пыталась опровергнуть замечание, но всегда потом себя ругала. К хорошему это не приводило, Мур только поднимала еще выше свои от природы высоко нарисованные брови, так что они прятались под розово-русой челкой, медленно двигала длинными веками и неодобрительно смотрела на Анну Федоровну глазами цвета пустого зеркала...

Тайна в ней, должно быть, действительно была, не одни только любовники млели над ней. Анна Федоровна, единственная дочь Мур, дитя ее редкой добродетельной причуды, всю жизнь билась над этой загадкой. Отчего ей была дана власть над отцом, младшими сестрами, мужчинами и женщинами и даже над теми неопределенными существами, находящимися в узком и мучительном зазоре между полами?.. Ответа на этот вопрос Анна Федоровна найти не могла, но, подчиняясь неведомой силе, неслась выполнять очередную материнскую прихоть. А Мур, как беременной женщине, постоянно хотелось чего-то неизвестного, неопределенногословом, поди туда, незнамо куда, и принеси то, незнамо что. Люди, оказывавшие хоть какое-то сопротивление ее нечеловеческому обаянию, просто исчезали из виду: давно всеми забытый муж Анны Федоровны, муж внучки Кати и вся родня последнего мужа Мур... Их как бы и не было».

Нс останавливается эта героиня и перед скандалами, грубостью и насилием:

«— Смотри, Мур, мы едем в Грецию, на остров Серифос! Нас Марек пригласил!

  • Глупости какие!фыркнула Мур, которая никогда никаких скидок на возраст не делала.
  • Никуда вы не поедете.
  • А вот поедем, поедем!подскакивая от возбуждения, кричал Гриша. И тогда Мур оторвала руку от поручня своих ходунков и протянула восьмилетнему правнуку под нос великолепную фигу с сильно торчащим вперед ярко-красным ногтем большого пальца. Второй рукой она ловко выхватила приглашение из рук опешившего мальчишки, не ожидавшего такого дерзкого нападения. Опершись локтями о перильца, она скомкала конверт и бросила плотный, как хороший снежок, бумажный ком прямо к входной двери...

Мур, покачиваясь в своей металлической клеточке, вышла в прихожую и догадалась, что ее хотели обмануть. Она забыла и про кофе, и про молоко. В выражениях, которые даже шофер слышал не каждый день своей жизни, она объявила, что никто никуда не едет, что шофер может убираться по адресу, который привел шофера, молодого парня с дипломом театрального института, в чисто профессиональное возбуждение, и он прислонился к стене, наслаждаясь неожиданным театром...

Мур мотнулась в своей клеточке, потом замерла, вцепилась в поручни капитанского мостика, с которого она последние десять лет, после перелома шейки бедра, руководила всеобщей жизнью, и сказала внятно и тихо:Что? Что? Все равно будет так, как я хочу...

Разновидность «диктатора» — «хулиган», который намеренно преувеличивает свою агрессивность и жестокость и старается воздействовать с помощью речевой агрессии.

2. «Слабак» преувеличивает свою чувствительность и зависимость, притворяется пассивным, слабым, достойным жалости и сочувствия, даже больным. Это личность, которая жаждет быть предметом забот. Подобный манипулятор позволяет и даже заставляет других делать за него его работу. Так, в новелле известного английского писателя С. Моэма «Луиза» героиня заставляет всех окружающих, а особенно своих родных, заботиться о себе и делать все, что она захочет, пользуясь имиджем женщины слабой, с очень хрупким здоровьем:

Том Мэйтленд был рослый, здоровый, очень красивый парень, прекрасный спортсмен. В Луизе он души не чаял. Он понимал, что с ее больным сердцем жить ей на земле осталось недолго, и решил сделать все возможное, чтобы эти немногие годы она была счастлива. Он забросил любимый спорт, но не потому, что она этого требовала (нет, она радовалась его успехам!), а потому, что, по странному совпадению, стоило ему собраться куда-нибудьпоиграть в гольф или на охоту,как с ней случался сердечный припадок. Если они расходились во мнениях, она тотчас уступала, ведь это была самая покладистая из всех жен на свете, но сердце подводило ее, и она неделю лежала в постели, кроткая, безропотная. Конечно, с его стороны было жестоко противоречить ей. Потом он долго убеждал ее, что был неправ, и только после упорной борьбы великодуший она наконец соглашалась поступить по-своему. Однажды, видя, как Луиза прошагала восемь миль, когда ей вздумалось прогуляться, я намекнул Тому Мэйтленду, что она крепче, чем кажется с первого взгляда... Как же иначе, ведь, если предстояло что-нибудь утомительное или неинтересное, сердце изменяло ей и она оказывалась на пороге смерти. Она говорила, что просто погибает без человека, который заботился бы о ней, и не знает, как с ее слабым здоровьем вырастить свою дорогую Айрис... Айрис была славная девушка. Всю жизнь ей внушали, что ее мать серьезно больна. Даже в детстве не позволяли шуметь. Она всегда понимала, что для матери всякое волнение очень вредно. И хотя сейчас Луиза уверяла ее, что ни в коем случае не позволит ей жертвовать собой ради нудной старой женщины, девушка и слышать ничего не хотела. Разве это жертва, это же счастье хоть чем-нибудь помочь бедной мамочке. Со вздохом Луиза принимала ее помощь, и немалую.

3. «Добряк» явно преувеличивает свою доброту, заботливость, любовь, внимательность. Он как будто думает только о коммуниканте, воздействуя мнимой добротой, поэтому с ним очень трудно бороться: не поддающийся манипуляции в чужих и даже в своих глазах может выглядеть неблагодарным и даже жестоким. Подобный манипулятор предлагает, чтобы адресат воздействия что-то сделал «в собственных интересах»: купил, продал, проголосовал и т.д. «Заботливые» психологи, врачи, стилисты в рекламе «думают о нас» и уверяют, что кто-то «этого достоин».

Хорошим примером поведения «добряков»-манипуляторов, «заботящихся» о героине и родной фирме, может стать эпизод из романа американского писателя С. Шелдона «Узы крови»:

В конференц-зале находились все члены Совета и Рис. Совещание уже шло около трех часов, воздух был сизым от дыма и сигарет. У Элизабет, еще не полностью пришедшей в себя после болезни, жутко болела голова и стучало в висках... Она обвела взглядом напряженные, злые лица и сказала:

Я против свободной продажи акций.

Они считали ее упрямой и своевольной. Если бы они знали, как близка она была к тому, чтобы пойти у них на поводу. Но сейчас это было невозможно. Кто-то из них был враг. И если она уступит их требованиям, победа достанется ему.

Каждый из них по-своему пытался урезонить ее.

  • «Роффу и сыновьям»,рассудительно сказал Алек,нужен опытный президент. Особенно сейчас. Ради всех нас, рады тебя, наконец, мне бы не хотелось видеть тебя в президентском кресле.
  • Тыкрасивая, молодая женщина, carissima,упирал на обаяние Иво.
  • Весь мир у твоих ног. Почему же ты хочешь закабалить себя и впрячься в скучное и неинтересное дело, когда можно великолепно прожить жизнь, путешествуя...
  • Я уже попутешествовала,сказала Элизабет.

Шарль больше полагался на логику:

Волею несчастного случая вы оказались владелицей контрольного пакета акций, но разве это дает вам моральное право руководить концерном?

У нас масса серьезных проблем. Под вашим руководством мы добавим к тем еще кучу новых.

Вальтер без обиняков заявил:

У фирмы и так достаточно трудностей. Вы даже не представляете себе их масштаба. Если вы откажетесь сейчас разрешить свободную продажу акций, потом будет поздно.

Элизабет чувствовала себя словно в кольце осады. Она слушала их, мысленно давая оценку> их выступлениям, взвешивая каждое слово. Все они строили свои аргументы, исходя из блага концерна, но кто-то из них стремился развалить его изнутри.

Одно было ясно. Они хотели, чтобы она вышла из игры, чтобы акции поступили в свободную продажу, чтобы «Рофф и сыновья» вышли из-под семейного контроля.

4. «Простак». Манипулятор этого типа притворяется глуповатым, простоватым, мало знающим и нуждающимся в помощи и руководстве манипулируемого, который с удовольствием поучает его и вдруг обнаруживает, что сделал за хитреца всю работу или совершил именно те поступки, которых тот добивался. Идеальный манипулятор-»простак» — персонаж известной пьесы драматурга А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты» Глумов, который, решив сделать карьеру и разбогатеть, сознательно становится льстецом и манипулятором и все время просит поучений, помощи и советов у тех, от кого зависит, притворяясь глупцом и даже декларируя это:

Над глупыми людьми не надо смеяться, надо уметь пользоваться их слабостями. Конечно, здесь карьеры не составишькарьеру составляют и дело делают в Петербурге, а здесь только говорят. Но и здесь можно добиться теплого места и богатой невестыс меня и довольно. Чем в люди выходят? Не все делами, чаще разговором. Мы в Москве любим поговорить. И чтоб в этой обширной говорильне я не имел успеха! Не может быть! Я сумею подделаться и к тузам и найду себе покровительство, вот вы увидите. Глупо их раздражатьим надо льстить грубо, беспардонно. Вот и весь секрет успеха. Я начну с неважных лиц, с кружка Турусиной, выжму из него все, что нужно, а потом заберусь и повыше...

Глум о в. Никакого резона. По глупости.

Мамаев. По глупости? Что за вздор!

Глум о в. Какой же вздор! Я глуп.

Мамаев. Глуп! это странно. Как же так, глуп?

Глумов. Очень просто, ума недостаточно. Что ж тут удивительного! Разве этого не бывает? Очень часто.

Мамаев. Нет, однако это интересно! Сам про себя человек говорит, что глуп.

Глумов. Что ж мне, дожидаться, когда другие скажут? Разве это не все равно? Ведь уж не скроешь.

Мамаев. Да, конечно, этот недостаток скрыть довольно трудно.

Глум о в. Я и не скрываю.

Мамаев. Жалею.

Глум о в. Покорно благодарю.

Мамаев. Учить вас, должно быть, некому?

Глумов. Да, некому.

Мамаев. А ведь есть учителя, умные есть учителя, да плохо их слушают...

Глумов. Извините, пожалуйста! Вы не сердитесь! Уж я вам сказал, что я глуп.

Мамаев. Да-с, так вы глупы... Это нехорошо, т.е. тут ничего недурного, если у вас есть пожилые, опытные родственники или знакомые.

Глумов. То-то и беда, что никого нет. Есть мать, да она еще глупее меня.

Мамаев. Ваше положение действительно дурно. Мне вас жаль, молодой человек.

Глум о в. Есть, говорят, еще дядя, да все равно, что его нет.

М а м а ев. От чего же ?

Глум о в. Он меня не знает, а я с ним и видеться не желаю.

Мамаев. Вот уж я за это и не похвалю, молодой человек, и не похвалю.

Глум о в. Да помилуйте! Будь он бедный человек, я бы ему, кажется, руки целовал, а он человек богатый; придешь к нему за советом, а он подумает, что за деньгами. Ведь как ему растолкуешь, что мне от него ни гроша не надобно, что я только совета жажду, жажду алчу наставления, как манны небесной. Он, говорят, человек замечательного ума, я готов бы целые дни и ночи его слушать.

Мамаев. Вы совсем не так глупы, как говорите.

Глумов. Временем это на меня просветление находит, вдруг как будто прояснится, а потом и опять. Большею частию я совсем не понимаю, что делаю. Вот тут-то мне совет и нужен.

Мамаев. А кто ваш дядя?

Глумов. Чуть ли я и фамилию-mo не забыл. Мамаев, кажется, Нил Федосеич.

Мамаев. А вы-то кто?

Глум о в. Глумов.

Мам а ев. Дмитрия Глумова сын?

Глум о в. Так точно-с.

Мам а ев. Ну, так этот Мамаев-тоэто я.

Глумов. Ах, боже мой! Как же это! Нет, да как же! Позвольте вашу руку! (Почти со слезами.) Впрочем, дядюшка, я слышал, вы не любите родственников; вы не беспокойтесь, мы можем быть так же далеки, как и прежде. Я не посмею явиться к вам без вашего приказания; с меня довольно и того, что я вас видел и насладился беседой умного человека.

Мамаев. Нет, ты заходи, когда тебе нужно о чем-нибудь посоветоваться.

Глум о в. Когда нужно! Мне постоянно нужно, каждую минуту. Я чувствую, что погибну без руководителя.

Мамаев. Вот заходи сегодня вечером.

Глум о в. Покорно вас благодарю.

5. «Харизматическая личность» — это манипулятор, который умеет внушить к себе симпатию, обладающий харизмой, аурой привлекательности, силой личности, неотразимым обаянием, которое заставляет манипулируемого испытывать исключительно положительные чувства и проникнуться убеждением, что перед ним личность либо яркая и сильная, либо необыкновенно благородная, либо в целом исключительно привлекательная. Подобными Манипуляторами с большой буквы можно, например, назвать Ленина или Гитлера.

В художественной литературе образцовый пример харизматического манипулятора — Ходжа Насреддин в повести Л. Соловьева «Повесть о Ходже Насреддине». Этот герой, пробравшись во дворец эмира под именем мудреца Гусссйна Гуслии, совершенно очаровал правителя, подавил силой личности и заставлял его выполнять фактически все свои советы:

Ходжа Насреддин вошел в доверие и милость к эмиру, стал его ближайшим советником во всех делах. Ходжа Насреддин решал, эмир подписывал, а великий визирь Бахтияр только прикладывал медную резную печать. «О великий аллах, да это что же творится в нашем государстве!мысленно восклицал он, читая эмирские указы об отменах налогов, о бесплатном пользовании дорогами и мостами, об уменьшении базарных сборов.Ведь так недолго совсем разорить казну! Этот новый мудрец, да прогниют насквозь его внутренности, разрушил в одну неделю все, над чем я трудился больше десяти лет!»

Однажды он осмелился доложить о своих сомнениях эмиру. Повелитель ответил:

Что знаешь ты, ничтожный, и что понимаешь? Мы сами не меньше тебя скорбим об этих указах, опустошающих нашу казну, но что можем мы сделать, если так повелевают звезды! Утешься, Бахтияр, этона короткое время, пока звезды не станут в благоприятное сочетание.

Самый успешный манипулятор — тот, кто может быть разным. Так, знаменитый герой романа Ильфа и Петрова — Остап Бендер — ведет себя то как «диктатор», то как «харизматическая личность», то как «добряк».

Манипулятор определенного типа обычно находит себе и партнера, наиболее подходящего ему по типу. Диктатор-деспот вроде упомянутой Мур — интеллигентного, неглупого, но слабовольного. «Простак» — любителя поучать, реального или потенциального преподавателя и воспитателя, даже просто сильного духом или доброго и заботливого человека и т.д.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >