Теория измерения С. Стивенса

Подобно Фехнеру, Стивенс исповедовал числовой императив. Ему принадлежит фраза: «Можно сказать, что история науки - это история усилий человека в разработке процедур измерения и количественного описания мира вокруг себя» (1967) [41].

Стивенс принципиально утверждал, что существует возможность психофизического измерения. Его настойчивость в продвижении идеи измерения в психофизике объясняется тем, что созданная им шкала уровней громкости была приведена комитетом Фергюсона как пример мнимой измерительной шкалы. Сам же Стивенс был уверен в том, что его шкалы являются настоящими измерительными шкалами. В своих работах он умело использовал положения теории репрезентативности для объяснения измерительных качеств психофизических шкал. Согласно этой теории измерение представляет собой числовую репрезентацию эмпирических отношений. С помощью теории числовой репрезентативности Стивенс пытался обойти проблему аддивности психологических конструктов и требования эквивалентности интервалов шкалы и количества измеряемого конструкта. Требования аддитивности и эквивалентности ученый рационализировал объяснением репрезентативного изоморфизма. Он отмечал, что измерение возможно в первую очередь по причине изоморфизма между эмпирическими отношениями среди объектов и явлений и свойствами числовой системы. На базе этих представлений он разработал теорию четырех измерительных шкал, уже рассмотренных нами выше, и допустимых для них статистик. Из модифицированной им теории репрезентативности вытекает и его широкоизвестное определение измерения как присвоение чисел объектам или явлениям в соответствии с правилом [40].

Стивенс был приверженцем модной в то время философии операционизма и логического позитивизма. В контексте философии операционизма он утверждал, что психология является пропедевтикой науки, призванной обучить исследователя. Согласно Стивенсу, все научные операции сводимы к операции сенсорного различения, а операциональные методы психофизики являются центральными для изучения сенсорной дискриминативности. Применительно к измерению основная суть учения Стивенса состояла в том, что эмпирические отношения, численно представляемые в измерении, могут быть определены через операции, которые используются для выявления этих отношений. Другими словами, если у исследователя имеются какие-либо операции (тестовые методики), с помощью которых он может исследовать эмпирические отношения между объектами, то числовое выражение этих операций и является измерением [40].

Таким образом, изоморфизм между эмпирическими отношениями и числами Стивенс трансформировал в изоморфизм между формальной числовой системой и эмпирическими операциями, т.е. тестовыми процедурами. В теории Стивенса числа одновременно определяли измеряемые отношения и представляли их. Отсюда следует, что рациональная тавтологичная теория Стивенса представляла собой замкнутый цикл, в котором нет места методологии анализа аддитивности измеряемой величины, установлению правил эквивалентности единицы измерения и количества конструкта. В определении измерения, предложенном Стивенсом («приписывание чисел объектам в соответствии с правилом»), как раз и идет речь о том, что измерение всегда возможно, если есть операции (тесты) и правила их осуществления. Позже Стивенс внес одно дополнение в свое определение. Последняя версия этой дефиниции имела следующий вид: «измерение — это присвоение чисел объектам или явлениям в соответствии с правиломлюбым правилом» (1959). Добавка «любым правилом» означает, что для осуществления измерения годятся любые операции, призванные определять и численно выражать отношения между объектами. Это нашло воплощение и в его классификации измерительных шкал, где самая простая номинальная шкала также является измерительной [24].

Теория измерения Стивенса имела замкнутую логику и тем самым носила законченный характер. Дальнейшая разработка ей уже не ipe- бовалась. Фактически она составляла достаточный теоретический минимум прикладной измерительной психологии и психофизики. Если же «копнуть» немного глубже, то в этой теории сразу видны очевидные пробелы. В частности, если воспринимать измерение как процесс операционального определения в числах эмпирических отношений между объектами, то сразу возникает вопрос: как обеспечить объективность и инвариантность измерения? Ведь эмпирические отношения между объектами существуют независимо от операций и процедур их измерения. Следовательно, результаты измерения этих отношений должны быть стабильны и объективны. Однако проблема обеспечения объективности измерения не затрагивается в теории Стивенса. Объективность и инвариантность измерения может быть обеспечена только на основе научной теории измерения, которая решает проблемы аддитивности измеряемой величины, единицы измерения, npaeivi эквивалентности. В теории Стивенса все эти вопросы игнорируются. Вместе с тем данная теория сыграла свою роль. Благодаря ей прикладная психология «реабилитировалась» перед комитетом Фергюсона и получила достаточно связное объяснение психологического измерения, правда с ложными логическими выводами. Появление репрезентативной теории Стивенса в последующем породило множество работ поданной тематике. В этих публикациях теория Стивенса трактовалась как «классическая теория измерения». И по сей день в руководствах по психометрике и измерениям в психологии репрезентативная теория вместе с классификацией шкал и определением измерения по Стивенсу занимает центральное место в теоретическом обосновании измерения психологических конструктов [40].

«Методологическое расстройство мышления» в психологии

Понятие «методологическое расстройство мышления» предложено известным австралийским психологом и философом Дж. Ми- челлом в связи игнорированием проблем научного измерения в психологии. Данное «расстройство» заключается в неспособности специалистов в сфере психодиагностики и психометрики понять очевидные методологические факты. Оно основывается на ложной системе убеждений и идеологической поддержке. Данное расстройство не является нарушением методологического мышления отдельных психологов. Скорее это патология методологической системы, которая сложилась в психологии в ходе ее становления как науки. Наиболее приметный методологический изъян в «теории измерения» Стивенса — положение о том, что предположение о наличии числовых отношений между психологическими атрибутами подразумевает наличие интервальной шкалы измерения. Положение это совершенно необоснованно, поскольку интервальная шкала требует доказательства аддитивности и наличия единицы измерения [40].

Методологические нарушения в теории психологического измерения во многом связаны с недостаточностью разработки этого вопроса в философии и методологии науки. Этот философско- методологический дефицит в свое время был заполнен теоретическими положениями Стивенса. В результате образовательная программа по психологии не включает изучение фундаментальных научных вопросов измерения. Вместе с тем наука об измерении включает теоретическое обоснование измерения латентных психологических конструктов. Прежде всего, это обоснование воплощается в теории объединенного измерения Люче —Тьюки (Luce — Tukey) [35]. Изучение этой теории, как и классических положений О. Гёльдера, могло бы устранить методологические искажения в психологии и психометрике.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >