ГЛАВА 5. ПРОБЛЕМА ИНСТИНКТА

§1. Развитие представлений об инстинкте

В разные времена в понятие инстинкта вкладывалось разное содержание. Поэтому часто возникает путаница в рассуждениях по этому вопросу. В связи с этим мы должны рассмогреть историю становления представлений об инстинкте. Понятие «инстинкт» впервые появилось в Древней Греции в учении стоиков. Ввел его Хризипп. Что вкладывалось в это слово? Животные, по мнению стоиков, обладают чувствами и впечатлениями, но, как и маленькие дети, они лишены разума. Животные совершают поступки, не осознавая их; природа дала им только инстинкты, которые заставляют их стремиться к вещам приятным и избегать вещей неприятных или вредных. Птицы строят свои гнезда, не понимая своей деятельности. Животные уже с самого рождения как будто знают, что им нужно; их искусство не является приобретенной способностью. То, чему человек научился в своей жизни, он совершает самым различным образом; врожденные же способности животных приводят к стереотипным действиям, всегда одинаковым у одного и того же вида животных. Из этих высказываний ясно, что уже в античные времена обратили внимание на характерные особенности поведения животных, которые дали основание для определения их внешней активности как инстинкгивной. В дальнейшем при рассмотрении инстинкга часто акцентировали внимание на какой-то одной или нескольких особенностей этой формы поведения.

Так, представители рационализма, к которым можно отнести Платона и Фому Аквинского, делали акцент на противопоставлении инстинкта разуму. Считалось, что животные обладают только инстинкгами, а человек, кроме того, и разумом. В чем они видели главное отличие этих двух понятий? Организм, обладающий инстинктом, не свободен в своих действиях, он лишен той свободы воли, которая присуща человеку. Соответственно, организм, обладающий разумом, более свободен в своих поступках. Фома Аквинский писал о том, что человек, обладающий разумом, обладает способностью к самоопределению, благодаря чему имеет возможность действовать или не действовать [35]. Под свободой рационалисты понимали относительную независимость поведения организма от внешней среды и внутренних побуждений. Фома Аквинский писал, что животный организм неизбежно детерминирован внешней причиной, а свободен, потому что он рационален, поскольку он не вовлекается в действие внешней причиной без его согласия [35]. Этот взгляд на природу инстинкта существует и сегодня.

Второй взгляд на природу инстинктивного поведения связан с постановкой акцента на том, что инсгинкг является источником сил, которые управляют поведением. Об этом говорил, например, французский философ Р. Декарт [36]. Этот же аспект инстинкта был важен для 3. Фрейда, представлявшего себе поведение человека как результат взаимодействия двух основных энергий: силы жизни, лежащей в основе человеческой акгивности, направленной на самосохранение и продолжение жизни, и силы смерти, определяющей агрессивные и разрушительные действия человека. Фрейд рассматривал эти силы жизни и смерти как инсгинкгы, энергия которых требует внешнего выражения или разрядки [37]. Согласно английскому психологу У. Мак-Дугаллу, инстинкты - это иррациональные и непреодолимые начала поведения, направляющие организм к достижению его целей [38].

Наконец, Ч. Дарвин сделал акцент на том, что инстинкты - это врожденные формы поведения. Он трактовал инсгинкгы как сложные рефлексы, сформированные из отдельных поведенческих элементов, которые могут наследоваться, и, значит, являются продуктами естественного отбора, эволюционирующими вместе с другими аспектами жизни животного.

Многочисленные примеры таких сложных рефлексов, которые можно назвать инстинктами, можно найти в книге французского энтомолога Жана-Анри Фабра «Инстинкт и нравы насекомых», создавшего одну из первых теорий инстинкта, имеющих эволюционную направленность. Например, рассмотрим поведение роющей осы. Они выкапывают в земле глубокие норки, помещают гуда добытых животных, в частности сверчков, и откладывают на них яйца. Оса парализует сверчка следующим способом. Она наносит ему «три удара кинжалом» - прокалывает последовательно три нервных узла в туловище сверчка и этим полностью парализует добычу. Однако парализованный сверчок продолжает жить и превращается в своего рода «живые консервы», которыми питается личинка роющей осы. Оса втаскивает сверчка в норку за усики. Если у парализованного сверчка отрезать усики, то она оказывается беспомощной. Она не может втащить добычу в норку, хотя могла это легко сделать, ухватив ее за лапку. Но она даже не делает такой попытки. Когда оса подтаскивает сверчка к норке, она оставляет его у входа и исчезает' на короткое время в норке, как бы проверяя, все ли гам в порядке. Потом она возвращается и хватает добычу. Ж.-А. Фабр провел такой эксперимент. В то время, когда оса исчезла под землей, он отодвинул сверчка на несколько сантиметров. Возвратившись, оса стала искать добычу, нашла ее, подтащила к норке и опять исчезла под землей, оставив сверчка на поверхности. Ж.-А. Фабр повторил такое действие 40 раз подряд, поведение животного оставалось одним и тем же. Ж.-А. Фабр показал, что такое поведение практически в точности наблюдается у всех обследованных им ос, что дало ему основание полагать, что оно является врожденным.

Врожденный признак, если следовать эволюционной теории Дарвина, обладает не только свойством проявляться у всех нормальных представителей данного вида. Он имеет довольно узкие рамки изменчивости. То есть инстинкт, так же как, например, цвет или форма крыльев, схож у разных особей, хотя и может незначительно варьировать. Отсюда следует, что инстинктивные движения должны быть стереотипными, то есть всегда одинаковыми. При этом они должны быть строго подогнанными к тем условиям, в которых они проявляются. Но ведь условия могут иногда неожиданно изменяться, тогда инстинктивный акт теряет свою адаптивную силу. Ж.-А. Фабру принадлежит следующее известное высказывание: «Инстинкт все знает в гой неизменной области действий, которая ему предначертана; инстинкт ничего не знает вне этой области. Его участь - быть в одно и то же время величайшим ясновидцем знания и удивительной непоследовательностью глупости, смотря по тому, действует ли животное в условиях нормальных или же в условиях случайных» [39, с. 100]. По какому-то странному противоречию, характерному для инстинктивных способностей, с глубоким знанием совмещается не менее глубокое невежество. Для инстинкта нет ничего трудного до тех пор, пока действие не выходит из обычного круга деятельности, отведенного животному; для инстинкта также нет ничего легкого, если действие должно отклониться от обыкновенного пути. Таким образом, по Фабру, инстинктивные действия могут совершаться только в раз и навсегда установленном порядке. То есть они имеют механический характер, а не разумный.

Фабр также акцентировал внимание на том, что инстинктивные акты не могут быть результатом научения. Роющая оса ни у кого не училась той последовательности движений, которую она проделывает при охоте или при огкладывании и обеспечении пищей своих яиц. Собака, приносящая в первый раз щенков, ведет себя так, как будто точно знает, что и как нужно делать: перегрызает пуповину, вылизывает новорожденных, массирует им живот языком, ложиться так, чтобы не придавить ни одного из них и т. д. Животное этого никогда не переживало и не видело, однако с безошибочной точностью выполняет все эти действия, столь важные для сохранения вида.

Таким образом, Фабр, исходя из биологического подхода к инстинктам, пришел к выводу, что животные руководствуются слепым инстинктом, разум же свойственен только человеку, то есть к тому, о чем еще говорили древние греки. Это была крайняя позиция, на самом деле не выдерживающая критики. Например, в отношении разума. В совершенно новой и нестандартной ситуации человек часто ведет себя также неразумно. Если заставить человека найти способ открывания «проблемного ящика», который будет заключаться в том, чтобы почесать свое левое ухо, то все его многочисленные и тщетные попытки со стороны знающего человека будут выглядеть явно смешными и неразумными. От животных нельзя требовать слишком многого, но в сфере, соответствующей их опыту и умениям, они могут демонстрировать завидную находчивость и сообразительность, которую можно вполне сравнить с проявлением разума. Например, сам Фабр пишет, что роющую осу «не всегда можно обмануть игрой, состоящей в том, чтобы отодвигать сверчка. В иных местах есть избранные племена этого вида с хорошей головой, которые после нескольких неудач распознают хитрости экспериментатора и умеют разрушить его замыслы. Но этих революционеров, способных к прогрессу, очень небольшое число, а прочие, большинство, толпа, упрямые консерваторы, приверженцы старых обычаев и привычек» [39, с. 100]. С другой стороны, инстинкты не всегда бывают застывшими, строго стереотипными. Например, оса часто не попадает в нервные узлы сверчка, часто чрезмерно повреждает их. Более новые исследования инстинктов роющих нос показали, что поведение этих насекомых гораздо сложнее и разнообразнее, чем думали раньше. Борьба осы и сверчка является борьбой, в которой обе стороны используют все имеющиеся возможности и в которой движения борющихся настолько сложны и изменчивы, что нельзя даже и думать об их механическом характере.

Ранние теории инстинктов оказались с научной точки зрения примитивными и плохо разработанными, не выдерживали критики, концепция инстинкта как объяснительного принципа в конце XIX - в начале XX века не была принята в научных кругах. Необдуманное применение этого понятия в отношения поведения человека некоторыми психологами, например Мак-Дугаллом [38], подорвало доверие к концепции инстинкта. В большем почете тогда были представления «рефлексологов», которые использовали концепцию врожденных рефлексов, а также набирающий силу бихевиоризм. Но теория инстинктов вернулась на сцену благодаря научной деятельности таких знаменитых этологов, как К. Лоренц и Н. Тинберген, которые за свои заслуги в деле изучения поведения животных в 1973 году получили Нобелевскую премию. Хотя эта теория не может считаться законченной, гак как она породила массу справедливой критики как со стороны бихевиоризма, так и со стороны других направлений, связанных с изучением поведения животных, но она как определенная концепция в подходе к изучению поведения является на сегодняшний день очень плодотворной и поэтому, с нашей точки зрения, заслуживает полного и всестороннего отображения в данном курсе, с учетом обнаруженных в ней недостатков.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >