Завершение холодной войны и распад биполярной системы международных отношений в Европе

В исследовательской литературе до сих пор дискутируется вопрос о соотношении процессов окончания холодной войны и распада биполярной системы международных отношений в Европе, да и не только в Европе. Возможна ли биполярность без холодной войны? Представляется, что в Европе такой феномен был, правда, просуществовал он очень недолго. В самом деле, в Европе в 1988—1991 гг. параллельно развивались два процесса. Первый — переход от конфронтационной модели отношений между Востоком и Западом к модели кооперационной — приходится на 1988—1990 гг. Именно в этот период была создана система кооперационных отношений между государствами двух разных общественных систем. Второй процесс — распад «социалистического содружества» — пришелся на 1989—1991 гг. Он предопределил исчезновение одного из двух противоборствующих полюсов и, как следствие, — исчезновение биполярности. Хронологическое «наслоение» одного процесса на другой в течение 1989—1990 гг. сути дела не меняет: распад биполярности случился в Европе на год позже окончания холодной войны.

Завершение холодной войны в Европе. В Европе процесс перехода от конфронтационной модели отношений между Востоком и Западом к модели кооперационной развивался в 1988—1990 гг. как на многосторонней, так и на двусторонней основе. Поворот к сотрудничеству наступил сначала в экономической сфере — уже в 1988 г. В политической сфере изменения начались позже — в 1989 г., после окончания Венской встречи в рамках хельсинкского процесса.

В экономической области первым свидетельством перемен к лучшему в Европе стало подписание в июне 1988 г. Совместной декларации об установлении официальных отношений между Советом экономической взаимопомощи и Европейским экономическим сообществом. В августе 1988 г. последовало установление официальных отношений между СССР и Европейскими сообществами. Появление этих документов символизировало окончание холодной войны в отношениях между СЭВ и ЕС. Напомним, что в течение длительного времени препятствием для установления прямых связей между этими двумя экономическими союзами было взаимное идеологическое неприятие. Советский Союз еще в начале 1970-х годов признал право Европейских сообществ на существование и изъявил готовность к сотрудничеству. Не соглашались Европейские сообщества, ссылаясь на неприятие идеи сотрудничества со странами «с государственной торговлей». Теперь эти идеологические разногласия были преодолены.

В декабре 1989 г. было подписано и с 1 апреля 1990 г. вступило в силу двустороннее Соглашение о торговле и коммерческом и экономическом сотрудничестве между СССР, с одной стороны, и ЕЭС и Евратомом — с другой. По этому Соглашению Советский Союз и ЕС предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования в торговле. Кроме того, этот документ на цел и ваз на датьнейшее развитие разностороннего экономического взаимодействия.

С конца 1989 г., по мере смены политических режимов в социалистических государствах ЦВЕ, Европейские сообщества обращают все более пристальное внимание на этот субрегион Европы. На первых порах — в декабре 1989 г. — помощь по специальной программе ЕС, ФАРЕ[1], получили Польша и Венгрия — два государства, которые к тому времени дальше других в «социалистическом содружестве» продвинулись по пути демократических реформ. В дальнейшем действие этой программы распространилось и на другие страны ЦВЕ. В декабре 1989 г. по инициативе Франции было принято еще одно важное решение в плане оказания помощи бывшим социалистическим странам — о создании Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Соответствующее соглашение было подписано годом позже в Париже, а торжественное открытие банка состоялось в апреле 1991 г. в Лондоне. И, наконец, к концу 1990 г. Европейские сообщества предоставили государствам ЦВЕ режим наибольшего благоприятствования в торговле.

Помимо установления прямых связей между двумя основными экономическими союзами — СЭВ и ЕС — в Европе в конце 1980-х годов возникают новые формы взаимодействия на субрегиональной основе. Примером такого сотрудничества является выдвижение летом 1990 г. так называемой пятисторонней инициативы, или Пентагоналии, куда вошли государства, принадлежащие к разным общественным системам: Австрия, Венгрия, Италия, Чехословакия, Югославия. В качестве наблюдателей на переговорах присутствовали представители Румынии и Болгарии. Цель организации — создать новый механизм субрегионального сотрудничества в политической, социально-экономической и культурной областях. Значение Пентагоналии — в том, что она представляла собой модель субрегионального сотрудничества, лишенную логики блокового противостояния.

Политический диалог об отношениях нового типа между НА ТО и ОВД формально начался в декабре 1989 г., когда штаб-квартиру НАТО в Брюсселе посетил министр иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе. Это был первый за всю историю холодной войны визит советского министра в штаб-квартиру НАТО. Затем, в первой половине 1990 г., с визитами в штаб-квартире Альянса побывали высшие должностные лица ряда стран Центральной и Восточной Европы. В июле 1990 г. в Москве переговоры об отношениях между НАТО и ОВД вели

Э. А. Шеварднадзе и Генеральный секретарь НАТО М. Вернер.

В рамках контактов между ОВД и НАТО втот период обсуждалась идея трансформации обоих союзов, то есть перенесение акцента с военно-политических преимущественно на политические сферы их деятельности.

Большую готовность к такого рода трансформации проявляла ОВД — по двум «разнонаправленным» причинам. Государства ЦВЕ в подавляющем большинстве к лету 1990 г. уже вступили в процесс переориентации своих внешнеполитических курсов на сотрудничество с Западом. Отсюда — их стремление форсировать свертывание деятельности ОВД и в первую очередь — ее военной организации. Советское руководство в этой ситуации делало ставку на ускорение процесса превращения СБСЕ в главную несущую конструкцию новой системы коллективной безопасности в Европе, в условиях которой можно было бы осуществить давнюю советскую идею об одновременном роспуске ОВД и НАТО. Отсюда — компромиссное решение начать работу по пересмотру задач и деятельности ОВД, принятое на заседании ПКК ОВД в июне 1990 г.1

Надежду на скорые кардинальные перемены в то время вселяли некоторые инициативы западноевропейских политиков. Большой резонанс имела инициатива президента Франции Ф. Миттерана о построении в Европе «от Атлантики до Урала» Европейской конфедерации. Это был французский взгляд на будущее системы безопасности в Европе.

НАТО со своей стороны проявила большую сдержанность в отношении свертывания своих военных структур. Лондонская Декларация о трансформации Североатлантического союза, принятая на саммите НАТО в июле 1990 г., также содержала положение об усилении политического компонента в деятельности блока. В рамках этого курса Альянс объявил о намерении построить «новое партнерство со всеми нациями в Европе». Восточноевропейским странам, бывшим противниками НАТО в годы холодной войны, Альянс протягивал «руку дружбы». Тем не менее в Декларации речь шла не о перспективе свертывания военной структуры НАТО, а о решении более скромной задачи — сокращении вооруженных сил Альянса в связи с изменившейся средой безопасности в Европе. Развернутые решения по адаптации НАТО к новым европейским реалиям были приняты позже, уже после роспуска ОВД2.

Центральное место в отношениях между НАТО и ОВД в тот период занимал вопрос о сокращении обычных вооружений. Его обсуждение проходило в рамках «переговоров 23», начавшихся в соответствии с венским мандатом 6 марта 1989 г. От их результатов в решающей степени зависел будущий характер отношений между двумя блоками.

Со второй половины 1989 г., когда состоялось несколько весьма успешных западноевропейских визитов М. С. Горбачева, начал формироваться новый формат двусторонних отношений между СССР и западноевропейскими государствами. На Западе в этот период произошел заметный поворот от подозрительности насчет намерений СССР к доверию и стремлению расширить «венский прорыв» в отношениях между двумя блоками. Возросла личная популярность М. С. Горбачева, которому оказывали восторженный прием в западноевропейских столицах — явление, которое иногда называют «горбиманией».

Постепенное преодоление конфронтации позволило в 1990 г. выйти на подписание полномасштабных договоров об основах двусторонних отношений с ФРГ, Италией и Францией3. Новизна этих договоров в том, что они заклады- [2]

2

вали политический фундамент для развития двусторонних отношений на неконфронтационной основе. В той или иной мере в них нашла отражение идея построения в Европе новой системы безопасности в духе советского проекта «общеевропейского дома». Таким образом, было в значительной степени выправлено ненормальное положение, сложившееся в отношениях между СССР и Западной Европой после денонсации Советским Союзом в 1955 г. двусторонних договоров, подписанных им с Францией и Великобританией еще во время Второй мировой войны. С Великобританией, правда, в 1989—1990 гг. полномасштабного договора об основах двусторонних отношений подписать не удалось. Тем не менее ряд встреч М. С. Горбачева с британским премьер- министром М. Тэтчер позволил существенно продвинуться по пути установления новых отношений сотрудничества между двумя странами[3] [4].

Поворотным этапом в преодолении холодной войны в Европе стала внеочередная встреча на высшем уровне государств—участников СБСЕ, состоявшаяся в Париже 19—21 ноября 1990г. Именно эта встреча по праву считается конечной вехой в истории холодной войны. Принятые там документы — Парижская хартия для новой Европы, Совместная декларация двадцати двух государств. Договор об обычных вооруженных силах в Европе — создавали идеологические, политические, организационные и военные предпосылки для превращения СБСЕ в будущем в трансрегиональную структуру коллективной безопасности в Европе. Понятия «Восток» и «Запад» Европы начинали обретать первозданный географический смысл.

В Совместной декларации двадцати двух государств1 соответственно членов НАТО и ОВД — зафиксировано признание того, что эти государства «больше не являются противниками» и «будут строить новые отношения партнерства и протягивают друг другу руку дружбы».

Принципы новых отношений партнерства, причем не только между бывшими противниками по холодной войне из НАТО и ОВД, но и между всеми 34 государствами—участниками СБСЕ, были зафиксированы в другом документе Парижской встречи — Парижской хартии для новой Европы.

Государства—члены НАТО и ОВД «больше не являются противниками».

Из Декларации двадцати двух государств от 21 ноября 1990 г. «Эра конфронтации и раскола Европы закончилась».

Из Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 г.

В Парижской хартии для новой Европы провозглашались единые общеевропейские ценности, которые должны были составить идеологию будущего нового партнерства в Европе после окончания холодной войны: «твердая приверженность демократии, основанной на правах человека и основных свободах; процветание через экономическую свободу и социальную справедливость и равная безопасность для всех». По сути, трактовка этих общих европейских ценностей в документе была сродни традиционным ценностям западной либеральной демократии, зафиксированным еще в конце 1940-х годов во многих принятых тогда многосторонних документах Запада. Оставалось не вполне понятным, каким образом обязательство соблюдать эти ценности соотносилось с курсом советского руководства на сохранение социалистического строя в СССР.

Парижская хартия для новой Европы подтверждала принципы европейской безопасности, вошедшие в хельсинкский Заключительный акт 1975 г., и намечала новые ориентиры в построении системы безопасности в Европе. Для последующего развития событий на континенте наибольшее значение имел раздел Хартии, посвященный процессу институционализации СБСЕ. Этот термин означал создание в рамках СБСЕ институтов, то есть рабочих органов, действующих на постоянной основе или созываемых в промежутках между встречами на высшем уровне. Были созданы следующие институты СБСЕ:

  • ? Совет министров иностранных дел всех участников хельсинкского процесса для политических консультаций в рамках СБСЕ;
  • ? Комитет старших должностных лиц для подготовки заседаний Совета министров иностранных дел и последующего выполнения его решений;
  • ? Секретариат с местом пребывания в Праге;
  • ? Консультативный центр по предотвращению конфликтов с местом пребывания в Вене;
  • ? Бюро по свободным выборам с местом пребывания в Варшаве.

Понятие «институционализация» СБСЕ означает создание постоянно действующих органов СБСЕ — институтов.

Цель институционализации СБСЕ — повысить значимость многосторонних консультаций в рамках хельсинкского процесса, дать возможность СБСЕ оперативнее реагировать на вызовы европейской безопасности. Постоянно действующие органы создавали организационную основу для будущей системы безопасности в Европе.

Военно-политические основы новой, постконфронтационной системы безопасности в Европе создавались в результате подписания 19 ноября 1990 г. в Париже Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Разработка этого договора — первый результат переговоров по венскому мандату СБСЕ, начавшихся в Вене в марте 1989 г.[5] Суть предусмотренных договором сокращений обычных вооруженных сил в Европе заключалась в том, чтобы:

  • 1. Установить примерное равенство в обычных вооружениях между НАТО и ОВД на более низком уровне.
  • 2. Ограничить наступательный потенциал обычных вооружений в Европе и минимизировать тем самым риск внезапного нападения. Сокращению подлежали пять категорий обычных вооружений, составляющих основу наступательного потенциала, — боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерия, боевые самолеты, ударные вертолеты.
  • 3. Установить уровень достаточности вооружений для одной страны- участницы Договора. Этот уровень не должен был превышать ‘/3 совокупного военного потенциала НАТО и ОВД в Европе.
  • 4. Исключить возможность концентрации войск для осуществления внезапного нападения. Для этого весь район сокращения был поделен на четыре региональные зоны. Кроме того, устанавливались еще и фланговые зоны — районы территориального соприкосновения НАТО и ОВД. Для каждой из этих зон предусматривались свои ограничения.
  • 5. Создать действенную систему контроля за выполнением Договора, включающую принцип инспекций на местах.

Договор был бессрочным и подлежал ратификации всеми государствами, которые его подписали. Статья XIX договора предусматривала возможность его дополнения последующим договором. Это — важное положение, поскольку оно создавало возможность продолжить переговоры по тем видам обычных вооружений, которые не вошли в Договор: численность личного состава вооруженных сил,военно-морские силы.

За два дня до подписания ДОВСЕ, 17 ноября 1990 г., был подписан разработанный в рамках «переговоров 35» Венский документ о мерах укрепления доверия, включавший уже третье поколение мер доверия. В их числе — обмен информацией о сухопутных и военно-воздушных силах, о планах развертывания основных систем вооружений и техники, о военных бюджетах. Кроме того, был учрежден механизм сотрудничества в отношении опасных инцидентов военного характера и ряд других мер.

Оба документа — ДОВСЕ и Венский документ о мерах укрепления доверия — безусловно, создавали новый климат доверия в Европе. Проблема, однако, заключалась в том, что сама эпоха блокового развития в Европе подходила к концу. Самороспуск ОВД и распад СССР в следующем, 1991 г. создавали новую военно-политическую обстановку в Европе, в условиях которой ДОВСЕ уже не отвечал в полной мере интересам безопасности России как правопреемницы СССР.

Распад биполярной системы международных отношений в Европе.

После Парижской встречи на высшем уровне в рамках СБСЕ в Европе теоретически возникла возможность сосуществования государств двух систем на неконфронтационной основе. Однако уже с осени 1989 г. в Европе начал постепенно набирать силу процесс распада «социалистического содружества», предрешивший в конечном счете и распад биполярности в международных отношениях в Европе.

Первые признаки эрозии европейского «социалистического содружества» появились уже зимой 1989/90 г. в связи со сменой политических режимов в странах Центральной и Восточной Европы. Курс на дистанцирование государств ЦВЕ от СССР начал обретать зримые очертания в 1990 г., когда по инициативе нового президента Чехословакии В. Гавела оформилась Вышеградская группа. Группу составили Венгрия, Польша и Чехословакия — три государства, объединившиеся вокруг обшей цели «возврата в Европу». В задачи группы входила разработка согласованной позиции этих трех стран в СЭВ и ОВД, а также координация усилий по сближению с Европейскими сообществами и НАТО.

Позиция государств Вышеградской группы сыграла большую роль в подготовке решения о реформе ОВД, принятого на прошедшем в Москве 7 июня 1990 г. совещании Политического консультативного комитета ОВД. Венгрия уже на этом совещании поставила вопрос о свертывании военной организации Варшавского договора, поскольку намеревалась к концу 1991 г. прекратить свое членство в ОВД в целом. В вопросе о свертывании военной организации ОВД Венгрию поддержали Польша и Чехословакия. В результате была создана Временная комиссия правительственных уполномоченных для подготовки предложений по пересмотру характера, функций и деятельности ОВД.

Ускорение демонтажа военной структуры ОВД произошло под воздействием событий января 1991 г. в Вильнюсе и Риге. Участие регулярных советских войск в подавлении оппозиции в этих двух тогда еще советских городах произвело шоковое впечатление на мировую общественность. Государства ЦВЕ расценили события в Вильнюсе и Риге как свидетельство неизжитой агрессивности СССР и весомый аргумент для своего сближения с западными экономическими и военно-политическими структурами. Тот факт, что СССР за два месяца до событий в Вильнюсе и в Риге поставил свою подпись под Парижской хартией для новой Европы, приняв на себя таким образом обязательство уважать единые общеевропейские ценности, достаточной гарантией против возрождения «советского империализма» не считался. Курс государств ЦВЕ на свертывание советского военного присутствия на своей территории и на демонтаж ОВД принял необратимый характер. Именно вскоре после вооруженного подавления выступлений оппозиции в Вильнюсе и в Риге последовало настоятельное требование государств Вышеградской группы о роспуске ОВД.

Формальное решение о роспуеке военной организации ОВД было принято на заседании министров иностранных дел и обороны ОВД в Будапеште 25 февраля 1991 г. 1 июля 1991 г. на заседании Политического консультативного комитета ОВД в Праге было принято решение о роспуске Организации Варшавского договора в целом.

Несколькими днями раньше — 28июня 1991 г. — объявил о самороспуске СЭВ. Кроме того, с весны 1990 г. начались переговоры между СССР и рядом стран Центральной и Восточной Европы о выводе с их территории советских войск, расквартированных там в рамках военной организации ОВД. Из Венгрии и Чехословакии советские войска были выведены в 1991 г., а из Польши — уже после распада СССР, в 1993 г. Напомним, что вывод советских войск с территории бывшей ГДР был предусмотрен пакетом многосторонних и двусторонних советско-германских документов в связи с окончательным урегулированием в отношении Германии.

Специфика распада биполярности в Европе состоит в том, что исчезновение одного из двух противоборствующих полюсов не повлекло за собой исчезновения второго полюса. Напротив, уже к концу 1991 г. появились первые признаки «натоцентризма» — курса НАТО на превращение в центральную структуру безопасности в Европе. В Декларации о мире и сотрудничестве, принятой на саммите НАТО в ноябре 1991 г. в Риме, появилось положение о том, что Альянс будет играть «ключевую роль в строительстве нового прочного мироустройства в Европе: Европе сотрудничества и процветания». Облик новой роли НАТО тогда был очерчен в самых общих чертах. Тем не менее как в НАТО, так и в оформившемся к концу 1991 г. Европейском союзе основой европейской политики стала поддержка демократии и рыночных реформ на посткоммунистическом пространстве.

* * *

До сих пор в исследовательской литературе дискутируется вопрос о причинах столь легкого отказа руководства СССР от традиционных факторов советского влияния в странах Центральной и Восточной Европы. Окончательное и беспристрастное суждение по этому вопросу станет возможным лишь тогда, когда достоянием историков станут пока еще закрытые архивы.

По состоянию на сегодняшний день представляется близким к действительности объяснение этого феномена двумя причинами. Во-первых, в то время советское руководство сделало ставку на скорое формирование общеевропейской системы коллективной безопасности на основе СБСЕ. В условиях такой системы, по мысли советского руководства, должна была действовать совершенно иная логика: вместо баланса сил — баланс интересов и преобладание невоенных методов обеспечения безопасности. Ожидания, как показало дальнейшее развитие событий, завышенные. Во-вторых, вряд ли стоило рассчитывать на экономическую помощь Запада Советскому Союзу в условиях сохранения советского присутствия в государствах ЦВЕ в неизменном виде.

Распад биполярности в Европе привел к смещению силового «центра тяжести» на геополитический и геоэкономический запад этого региона. Иными словами, на фоне дезинтеграции военно-политических и экономических структур на геополитическом востоке Европы на фоне распада СЭВ и ОВД происходила консолидация геополитического запада Европы — активизация строительства Европейского союза и консолидация НАТО.

Литература

Основная

Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между СССР и ФРГ от 9 ноября 1990 г. // Вестник МИД СССР. 1990. 15 декабря. № 23. С. 11 — 15.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Париж, 19 ноября 1990 г. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.osce.org.

Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии от 12 сентября 1990 г. // Вестник МИД СССР. 1990. 15 октября. № 19. С. 15—18.

Итоговый документ Венской встречи 1986 года представителей государств- учаетников СБСЕ. Вена, 15 января 1989 г. // (Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.osce.org.

Парижская Хартия для новой Европы. Париж, 21 ноября 1990 г. // (Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.oscc.org.

Горбачев М. Как это было. М.: ВАГРИУС; Агентство «ПЕТРО-НЬЮС», 1999.

Горбачев М. С. Перестройки и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М„ 1988. Гл. VI.

Загорский А. Хельсинкский процесс (Переговоры в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1972—1991). М., 2005. Гл. IV—V.

Кашлев Ю. Б. Хельсинкский процесс 1975—2005: Свет и тени глазами участника. М„ 2005. Гл. 5-9.

Дополнительная

Княжинский В. Б., Купцова И. В., Софинский //. В., Фокеев Г. В., Юрьева Т. В. Новое политическое мышление и проблемы безопасности и сотрудничества в Европе. М„ 1991.

Павлов //. В., Новиков А. А. Внешняя политика ФРГ от Аденауэра до Шреждера. М„ 2005. Гл. VII.

Declman М. J. The Origins and Development of the European Union / A history of European integration. L. and N.Y., 1996.

Zorgbibe Cb. Histoire dc l'Union Europeenc / Fondation Robert Schuman. Paris: Albin Michel, 2005.litres I—III, IV, XII.

  • [1] ФАРЕ — по английской аббревиатуре PHARE, которая расшифровывается как Poland —Hungary: Assistance for the Reconstruction of the Economy (Польша — Венгрия: помощь для реконструкции экономики).
  • [2] 1 Подробнее об этом заседании см. с. 467. - Там же.
  • [3] Во время официального визига М. Тэтчер в СССР в июне 1990 г. были подписаны следующиедвусторонние документы: Программа развития экономического и промышленного сотрудничества между правительствами СССР и Великобритании на период 1991—2000 гг., межправительственное Соглашение о создании и деятельности культурных центров СССР и Великобритании,межправительственная Программа сотрудничества в подготовке кадров в области управленияэкономикой.
  • [4] К моменту проведения Парижской встречи СБСЕ Германия уже объединилась, поэтому«переговоры 23» на их заключительном этапе превратились в «переговоры 22», число государств—участников СБСЕ вместо 35 составило в тот момент 34.
  • [5] В связи с началом «переговоров 23» по новому венскому мандату СБСЕ другие венскиепереговоры — о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе,начатые в 1973 г., — были прекращены.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >