Нарастание советско-китайских противоречий

Победа революции в Китае и образование Китайской Народной Республики (1949 г.) коренным образом изменили положение в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Подписание в феврале 1950 г. советско-китайского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи способствовало созданию стратегической оси Москва—Пекин и развитию всестороннего взаимодействия между двумя странами. Это сотрудничество строилось на общих интересах СССР и КНР: укрепление социализма в Азии, включая усиление позиций КНР в сфере экономики, политики, военного потенциала; совместная помощь дружественным государствам, например. Северной Корее во время корейской войны; ограничение влияния США и их союзников в АТР; поддержка национально- освободительного движения и вытеснение империалистических метрополий из Азии. Вместе с тем КНР никогда не была сателлитом СССР, послушным «младшим братом». Китайское руководство не без оснований претендовало на роль лидера социалистических стран и коммунистических движений Азии, самостоятельного центра силы в международных отношениях.

До поры до времени эта позиция Пекина не вызывала беспокойства в Москве. Ситуация стала меняться после смерти И. В. Сталина и XX съезда КПСС (февраль 1956 г.). Лидеры Коммунистической партии Китая (КПК) резко негативно восприняли критику культа личности Сталина и отвергли курс на десталинизацию. Китайское руководство не приняло установки КПСС на мирное сосуществование, на возможность осуществления социалистической революции без вооруженной борьбы. На совещании коммунистических партий в Москве в 1957 г. Мао Цзэдун заявил о претензиях КПК на ведущую роль в мировом коммунистическом движении.

В 1958 г. руководство КПК выдвинуло курс «трех красных знамен»: генеральной линии, «большого скачка» и народной коммуны. По существу, это был курс на ускоренное построение в Китае коммунизма в кратчайшие сроки. Задачи были выдвинуты явно нереальные; тем не менее советское руководство восприняло эти китайские директивы с ревностью и недоброжелательством — как попытку обогнать Советский Союз в строительстве коммунизма.

Еще более значительные разногласия начали выявляться между СССР и КНР в сфере международной политики. Советский Союз в 1957 г. стал обладателем межконтинентальных баллистических ракет и тем самым лишил Соединенные Штаты их былой неуязвимости. Опираясь на свой стратегический потенциал, советское руководство во главе с Н. С. Хрущевым могло позволить себе курс на мирное сосуществование, на переговоры с США. Международное положение КНР было совершенно иным. Она не была признана ведущими капиталистическими государствами. США поддерживали гоминь- дановский режим на Тайване, представитель которого продолжал занимать место Китая в ООН. Отсюда и гораздо более жесткая линия Пекина в международных делах.

В августе 1958 г. КНР спровоцировала международный кризис в районе Тайваньского пролива, осуществляя артиллерийские обстрелы островов, находившихся под властью Тайваня. США подтвердили свои обязательства по договору 1954 г. «о взаимной безопасности» с Тайванем. СССР стремился не допустить разрастания кризиса, добиться нормализации ситуации в регионе.

В 1959 г. разногласия между Пекином и Москвой стати еще более открытыми. Китайское руководство было недовольно тем, что Н. С. Хрущев посетил США непосредственно перед визитом в Пекин в связи с празднованием десятилетия КНР. Пекин все более явно претендовал на роль лидера революционных антиимпериалистических сил, обвиняя Москву в ревизионизме и наращивая полемику. В 1959 г. советское руководство отказалось от своего обещания помочь Китаю в производстве атомной бомбы и поставить ему современные (на тот период) подводные лодки. Летом 1960 г. советское руководство решило прекратить экономическую и технологическую помощь КНР и отозвать из Китая всех советских советников. Позднее Мао Цзэдун сказал: «Мы потратили весь 1960 год на борьбу с Хрущевым».

В октябре 1961 г. представитель Компартии Китая Чжоу Эньлай демонстративно покинул XXII съезд КПСС в знак протеста против резких нападок на руководство Албании, которое полностью восприняло установки Пекина и пошло в фарватере его политики. С 1962 г. конфликт между КПСС и КПК приобрел открытый характер. Китайское руководство выступило против курса на мирное сосуществование с империализмом — по его оценкам, это был лишь «бумажный тигр», а потому можно было не бояться ядерной войны. В том же году начались новые столкновения на китайско-индийской границе, в ходе которых Советский Союз не поддержал КНР (подробнее см. выше).

В 1963 г. произошла дальнейшая эскалация конфликта между двумя коммунистическими партиями и социалистическими странами. В июне руководство КПК направило в Москву послание, содержавшее 25 пунктов обвинений против руководства КПСС. Их суть сводилась к критике «ревизионизма» советских лидеров, к тому, что в Кремле «предали мировую революцию». Началась публичная полемика с взаимными обвинениями в отходе от марксизма-ленинизма.

В октябре 1964 г. Китай осуществил успешное испытание атомного оружия. Он вступил в клуб ядерных держав, что, несомненно, усилило его международное влияние. При этом КНР отказалась присоединиться к договору о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах (1963 г.), а затем и к договору о нераспространении ядерного оружия (1968 г.).

В октябре 1964 г. в Москве Н. С. Хрущев был смещен со всех занимаемых им постов и отправлен на пенсию. Новое советское руководство попыталось улучшить отношения с Пекином, но безуспешно. СССР начал наращивать свои вооруженные силы на границе с Китаем.

В 1966 г. в КНР началась «культурная революция». Она сопровождалась усилением антисоветской кампании в Китае. Отныне СССР стал рассматриваться здесь как «социал-империалистическая держава» и основной противник китайской революции. Идеологические разногласия переросли в межгосударственные противоречия. КНР стала добиваться признания всех договоров о границе, заключенных царской Россией с Китаем, неравноправными и несправедливыми. Отсюда и наращивание территориальных претензий к Советскому Союзу, требование признать ряд пограничных районов на советской стороне границы спорными. Речь шла примерно о полутора миллионах квадратных километров и об островах по Амуру и Уссури. В Китае стали издаваться карты, на которых были показаны «спорные территории». Вся эта кампания по нагнетанию напряженности привела в марте 1969 г. к открытым вооруженным столкновениям из-за острова Даманский на реке Уссури. Советские вооруженные силы подтянули современные системы залпового артиллерийского огня и нанесли по китайским войскам мощный удар.

Обе стороны осознали, что они подошли к очень опасной черте. Вскоре после вооруженных столкновений на Уссури и в восточной части Казахской ССР в аэропорту Пекина состоялась встреча главы советского правительства А. Н. Косыгина с премьером Государственного совета КНР Чжоу Эньлаем. Была достигнута договоренность о неприменении силы на границе и возобновлении двусторонних переговоров по всем интересующим вопросам. Эти переговоры, имевшие целью нормализацию отношений между СССР и КНР, начались в Пекине в октябре 1969 г. Таким образом, был сделан шаг к снижению напряженности между Москвой и Пекином. Тем не менее советское руководство было вынуждено учитывать неблагоприятную позицию КНР в своей международной деятельности.

В целом к началу 1970-х годов Китай превратился в самостоятельный центр силы в международных отношениях, в одну из ведущих держав Восточной Азии.

Из письма премьера Государственного совета КНР Чжоу Эньлая председателю Совета министров СССР А. Н. Косыгину, 18 сентября 1969 г.

«11 сентября 1969 г. наши две стороны согласились во время нашей встречи в аэропорту Пекина, что давно существующие советско-китайские пограничные споры должны быть урегулированы на мирных переговорах без угроз какого-либо рода и что до того, как будет достигнуто урегулирование, обе стороны должны принять временные меры для поддержания статус-кво на границах и избегания вооруженных конфликтов».

Выявившаяся глубина советско-китайских противоречий учитывалась руководством США. В официальном докладе, представленном президенту Никсону в феврале 1971 г., утверждалось: «Мы готовы установить диалог с Пекином. Мы не можем согласиться с его идеологическими аксиомами, а также с утверждением, будто бы коммунистический Китай должен осуществлять гегемонию над всей Азией. Но мы также не желаем ставить Китай в такое положение в международном плане, которое препятствовало бы ему в защите законных национальных интересов». В Вашингтоне подчеркивали нейтралитет Америки в конфликте между двумя крупнейшими коммунистическими державами и готовность к сближению с Китаем, чтобы уравновесить влияние Советского Союза.

С 1969 г. происходил секретный обмен мнениями между американскими и китайскими представителями в Варшаве. В июле 1971 г. советник президента США по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджер совершил тайный визит в Пекин. Никсон стремился выяснить, насколько Китай сможет взаимодействовать с США в противодействии Советскому Союзу. В ходе бесед с китайскими руководителями Киссинджер понял, что руководство КНР считало СССР главной угрозой для безопасности своей страны. Китайские лидеры стремились получить заверения Вашингтона об отказе США блокироваться с Советским Союзом против КНР. По существу, принципиальные цели США и КНР совпадали в отношении усилий для сохранения глобального равновесия сил.

В феврале 1972 г. состоялся визит президента Никсона в Китайскую Народную Республику. Его кульминацией явилось подписание двустороннего Шанхайского коммюнике, которое, по словам Киссинджера, «стало путеводным ориентиром для китайско-американских отношений на последующее десятилетие». В коммюнике утверждалось, что:

  • — прогресс в направлении нормализации отношений между КНР и США служит интересам всех стран;
  • — обе стороны желают уменьшить опасность возникновения международного военного конфликта;
  • — руководители КНР и США сформулировали свои позиции по Тайваню: правительство КНР заявило, что оно является единственным законным правительством Китая, а Тайвань — это его провинция; США приняли к сведению точку зрения всех китайцев по обе стороны Тайваньского пролива, что существует только один Китай, а Тайвань — его часть;
  • — ни одна из сторон не претендует на гегемонию в Азиатско- Тихоокеанском регионе, и каждая из них будет противостоять попыткам любой другой страны или группы стран установить подобную гегемонию.

Последний пункт имел особое значение. По сути, США и КНР обязались не предпринимать против другой стороны действий, способных обострить ситуацию в Азии. Поскольку единственным государством, которое могло бы попытаться установить свою гегемонию в Азии, с точки зрения Вашингтона и Пекина, выступал Советский Союз, то, по сути, США и КНР брали обязательства координировать свои усилия против наращивания советского влияния в Азии. Не случайно этот пункт Шанхайского коммюнике вызвал большую озабоченность Москвы.

В следующем году взаимодействие США и КНР вышло на качественно новый уровень — стороны договорились о создании в столицах друг друга «миссий связи»: своего рода дипломатических представительств, не обладающих, однако, статусом посольств. Обе страны вновь подтвердили, что они будут противодействовать попыткам любого государства установить мировую гегемонию. Тем самым отношения между США и КНР приобрели характер сложного сочетания общих интересов с серьезными расхождениями по некоторым вопросам. (Формирование взаимодействия Вашингтона и Пекина не означало нормализации отношений между двумя странами; дипломатические отношения между ними были установлены только с 1 января 1979 г.)

Таким образом, можно говорить о том, что американское руководство стало не без успеха разыгрывать против Советского Союза «китайскую карту». В результате на международной арене сложился треугольник США — СССР — КНР. Этот треугольник все больше влиял на международные отношения в целом.

Международное положение Китайской Народной Республики существенно изменилось. В октябре 1971 г. представитель КНР занял место Китая в ООН. В сентябре 1972 г. были нормализованы отношения КНР с Японией. В отличие от США Токио пошел на установление полных дипломатических отношений с Пекином, разорвав официальные связи с Тайванем и признав правительство КНР «единственным законным правительством Китая», а Тайвань — «его неотъемлемой частью».

Что касается самого Китая, то в 1970—1974 гг. в Пекине была разработана теория «трех миров»: сверхдержавы — СССР и США; развитые капиталистические и социалистические государства; развивающиеся страны, к которым КНР относила и себя в качестве социалистической развивающейся страны. Китай стремился выступать лидером этой третьей группы стран.

В рамках этой концепции СССР и США как бы ставились на одну доску. Тем самым противостояние СССР и КНР несколько приглушалось. Сторонам не удалось добиться нормализации отношений, но и низшая точка их ухудшения осталась позади. Став активным «игроком» на международной арене, заняв место в ООН, включившись в треугольник Вашингтон — Москва — Пекин, Китай избавился от «комплекса неполноценности». Его политика стала более взвешенной и предсказуемой.

В целом к середине 1970-х годов Китай превратился в реальный центр силы в международных отношениях, что способствовало постепенному размыванию биполярности Ялтинско-Потсдамской системы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >