Советско-югославский конфликт

В первые годы после Второй мировой войны Югославия выступала как пример для других стран «народной демократии». Новый режим в Югославии сложился в результате вооруженной антифашистской борьбы, организованной и возглавленной компартией (КПЮ). Уже к концу 1945 г. коммунисты фактически обладали монополией на власть в стране. Они энергично осуществляли национализацию и создавали систему государственного централизованного управления экономикой. Одновременно проводилась аграрная реформа. Весной 1947 г. югославское руководство во главе с Тито провозгласило переход к «строительству социализма».

В международной жизни югославское руководство последовательно поддерживало Москву в проведении курса на противостояние Западу. Вместе с тем оно чувствовало себя более самостоятельным и претендовало на лидирующую роль на Балканах. В частности, Тито и его соратники оказывали решающее влияние на политику Албании с перспективой ее включения в состав Югославии. До поры до времени Кремль мирился с этими претензиями Белграда.

Ситуация стала меняться с начала 1948 г. В январе Тито направил руководителю Албании Энверу Ходже предложение подготовить ввод в страну дивизии югославских войск. Этот демарш был предпринят без предварительных консультаций с Кремлем, что вызвало недовольство Сталина. В феврале делегации Компартий Югославии и Болгарии были вызваны в Москву. Сталин настаивал на обязательных консультациях по международным вопросам с Кремлем. Он предложил югославам сначала осуществить федерацию с Болгарией, а уже впоследствии предпринимать меры по присоединению к этой федерации Албании.

Югославское руководство вроде бы согласилось с рекомендациями Кремля, но продолжало проводить свою собственную линию. Белград не спешил объединяться с просоветской Болгарией, продолжая зондаж относительно возможности ввода в Албанию югославских войск. Это уже было явное отступление от принятой иерархии отношений в социалистическом лагере, прямое нарушение директив Кремля.

Кроме того, в марте югославы, вопреки установившейся практике, отказались предоставить советскому торгпреду секретные данные о югославской экономике. В телеграмме Молотова, направленной Тито 18 марта 1948 г., эти действия югославских властей были расценены «как акт недоверия к советским работникам в Югославии и как проявление недружелюбия в отношении СССР». Советское руководство отозвало из Югославии всех своих гражданских специалистов и военных советников.

Аналитическая записка отдела внешней политики ЦК ВКП(б) от 18 марта была посвяшена «антимарксистским установкам руководителей компартии Югославии в вопросах внешней и внутренней политики». В этом документе подчеркивалось, что руководители КПЮ «переоценивают свои достижения в социалистическом строительстве», предъявляют «претензии Югославии на руководящую роль на Балканах». В то же время новые обвинения в адрес руководства КПЮ касались игнорирования марксистско-ленинской теории, недоброжелательного отношения к ВКП(б) и СССР. Тито и руководство КПЮ отказались принять эти упреки, хотя и соглашались осуществить меры для нормализации отношений.

В дальнейшем руководство ВКП(б) развивало и наращивало обвинения против КПЮ. Почему Сталин вообще пошел на конфликт с югославским руководством? Думается, основным было стремление не допустить абсолютно никакого отклонения от следования в фарватере Москвы. К тому же Сталин рассчитывал на просоветскую группировку в белградском руководстве, способную изменить политическую линию КПЮ в духе подчинения Кремлю. Однако Тито смог в условиях жесткого авторитарного режима устранить оппозиционеров и подавить промосковскую группировку.

Руководство ВКП(б) предложило обсудить вопрос о положении в КПЮ на совещании Коминформа в июне 1948 г. Совещание было организовано в Бухаресте, представители КПЮ участвовать в нем отказались. Информбюро пришло к единодушному выводу, что своими антипартийными и антисоветскими взглядами, несовместимыми с марксизмом-ленинизмом, руководители КПЮ противопоставили себя другим компартиям, «встали на путь откола от единого социалистического фронта против империализма, на путь измены делу международной солидарности трудящихся и перехода на позиции национализма». Эти серьезные обвинения были безосновательными и беспочвенными, они были инспирированы Кремлем.

В 1948—1949 гг. отношения между КПСС и другими компартиями, с одной стороны, и КПЮ — с другой, были прерваны. Нарушились также государственные отношения между СССР и Югославией. В сентябре 1949 г. Москва осуществила разрыв советско-югославского договора 1945 г. о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. В октябре советское правительство объявило югославского посла персоной нон грата, что привело к снижению уровня дипломатических отношений между двумя странами.

На третьем совещании Коминформа, состоявшемся в ноябре 1949 г. в Венгрии, представитель компартии Румынии выступил с докладом «Югославская компартия во власти убийц и шпионов», была принята соответствующая резолюция совещания. В докладе вновь подчеркивалась обязанность всех компартий безоговорочно поддерживать и без колебаний защищать Советский Союз.

Против руководства компартии Югославии была развернута грубая пропагандистская кампания. В начале 1950-х годов, вплоть до своей смерти, Сталин пытался организовать физическую ликвидацию Тито советскими агентами. Но этим планам кремлевского диктатора не суждено было осуществиться.

Вся кампания против руководства Компартии Югославии была направлена на пресечение любых, даже робких, попыток восточноевропейских коммунистических лидеров действовать самостоятельно, принимать решения без предварительной санкции Кремля, а тем более вопреки его указаниям.

Отношения между СССР и Югославией, между КПСС и КПЮ были полностью нормализованы лишь в мае—июне 1955 г., после чего возобновилось двустороннее сотрудничество.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >