ГЛАВА III. ЛИЧНОСТЬ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО: ДИАЛЕКТИКА ИНФОРМАЦИОННОГО КОНТАКТА

§ 1. Государство и пресса в современной России

Государство — важнейший институт политической системы, включающей в себя совокупность государственных и общественных организаций, а также комплекс норм, определяющих характер их деятельности. От нормального функционирования государства в значительной степени зависят самосохранение и адаптация этой системы1.

Государство неразрывно связано и с информационно-коммуникационными процессами, которые являются одними из основополагающих для существования политической системы — целостной и динамичной совокупности «однотипных, дополняющих друг друга ролей, отношений и институтов власти, взаимодействующих на основе единых норм и ценностей, которые задаются интересами доминирующих в обществе социальных групп и позволяют последним реализовывать свои цели и намерения»[1] [2].

Становление информационного общества предполагает развертывание диалога между государством, СМИ и обществом на основе соблюдения принципа открытости информации и ее свободного обращения, обеспечение и защиту информационных прав граждан. Все это должно содействовать повышению доверия общества к власти и налаживанию взаимоотношений с другими станами мира.

Картина современной политики больше, чем когда либо раньше, обусловлена информационно-коммуникационными отношениями. Именно благодаря коммуникационному процессу стихийные действия, отражающие жажду власти над обществом, облекаются в определенную форму взаимоотношений между людьми, формируются уважение к власти и сознание государственности. На рубеже третьего тысячелетия мир явился свидетелем мощной медиатизации политики, когда СМИ становятся основной средой политической коммуникации.

Необходимо учитывать и тот факт, что государства подразделяются не только по типу политического режима (тоталитарное, автократическое, демократическое), но и по административно-территориальному устройству (унитарное, федерация, конфедерация) и форме правления (монархия — абсолютная, конституционная, республика — президентская, парламентская, смешанная). При этом государства могут быть стабильными и нестабильными, военными, правовыми или социальными.

Тоталитарный и авторитарный режимы стремятся к силовому давлению по отношению к участникам легитимационного процесса. Отсюда использование средств фальсификации, внеправовых, с точки зрения международных стандартов, методов влияния на индивидов. Предполагается, что поддерживать действия власти обязаны все члены общества. В условиях режимов демократического и переходного к нему (как в России) наблюдается сегментация легитимационного поля, что обусловлено различиями в политической культуре участников данного процесса[3].

В международной сфере активизация информационной деятельности государств обусловлена процессами, носящими объективный характер, в том числе глобализацией рынка и беспрецедентным развитием информационных технологий. Действенным фактором внешней политики становится борьба за информационные рынки и за влияние на мировое общественное мнение.

Развертывание сферы внутренней политики свидетельствует, что от умения организовать политическую коммуникацию и обеспечить население качественной и объективной информацией о происходящих событиях во многом зависит стабильность государства.

Поскольку содержанием государства является реализация общих интересов социальных групп, классов и этносов, то при решении жизненно важных вопросов, в том числе возникающих в информационной сфере, оно выбирает и соответствующие средства — конституцию, право, власть.

Как отмечают российские ученые, отличие государства от других политических институтов объясняется:

«во-первых, наличием, особой группы людей, занятых исключительно управлением обществом и охраной его экономической и социальной структуры;

во-вторых, монополией на принудительную власть; в-третьих, правом и возможностью осуществления внутренней и внешней политики от имени всего общества;

в-четвертых, суверенным правом издания законов и правил, обязательных для всего населения;

в-пятых, монопольным правом на взимание налогов и соборов с населения, на формирование национального бюджета;

в-шестых, организацией власти по территориальному признаку»[4].

В условиях информационного общества вопросы отношений «старых» и «новых» медиа с государством сегодня обретают новые очертания. Зачастую именно за государством остается выбор, включаться ли в глобальное информационное пространство и активно сотрудничать с международными организациями, в определенной степени ограничивая свой суверенитет, либо создать железный (или бархатный) занавес в целях информационной самоизоляции.

Какие же факторы определяют отношения российского государства и СМИ? Процесс разгосударствления прессы в России закончился к середине 90-х годов XX в. В ходе приватизации средств массовой информации, сопровождавшейся информационными войнами, произошло слияние информационного бизнеса с криминальными, властными, олигархическими структурами.

Получив политическую свободу, средства массовой информации попали в зависимость финансовую. «Праздник непослушания, которым дразнило и влекло первое десятилетие свободы, кончился»[5] [6]. На смену традиционному противопоставлению «властные структуры — национальные СМИ» пришла более сложная формула взаимодействия между национальными каналами, государственной властью и интересами гражданского общества. По темпам роста российский рынок прессы продолжает оставаться одним из мировых лидеров.

И все же в новых условиях актуализируется вопрос, насколько сложившаяся в начале третьего тысячелетия система взаимодействия Российского государства и СМИ способна, с одной стороны, представлять интересы граждан и содействовать развитию демократических традиций самоуправления, а с другой — обеспечивать эффективное функционирование государства.

Государство создает условия для возникновения эффективной коммуникации, при которой субъекты политики, в том числе СМИ, «приобретают способность и возможность воздействовать на сознание, психику людей, их поведение и деятельность с помощью информации в интересах государства и гражданского общества»'’. За последние десятилетия изменилась система информационного обмена в российском обществе. В наши дни государство берет реванш, становится все более активным в информационной сфере. В информационной инфраструктуре России не только сохранились, но и приумножились государственные печатные и электронные СМИ: выходят «Российская газета» и «Парламентская газета», большое количество журналов и региональных СМИ; вещает радиокомпания «Голос России»; функционируют информационные агентства — ИТАР-ТАСС, «Новости»; развивается суперхолдинг ВГТРК, включающий в себя 86 региональных телерадиокомпаний. Государству принадлежит 90% радиопередатчиков России, которые используются для средств массовой информации, а также мощные полиграфические комплексы. Это создает монопольное положение государственных СМИ на информационном рынке.

В обозначенный нами период по отношению к некоторым негосударственным телеканалам применялись так называемые средства законного (судебного) принуждения (телеканал НТВ был передан от «Медиа-Моста» «Газпром-Медиа», тем самым разрушена медиаимперия В. Гусинского, создан, а затем ликвидирован, канал ТВ-6). В основном вещают развлекательные каналы — ТНТ, СТС и др., не имеющие информационных и аналитических программ.

Российское государство продолжает укреплять свои позиции на мировом информационном рынке.

Для решения этих задач российское государство предпринимает ряд мер. Ежегодно выделяется 2,4 млрд, рублей англоязычному телеканалу “Russia Today” (автономная некоммерческая организация «TB-Новости») на формирование позитивного образа России за рубежом. Увеличиваются бюджетные деньги на переоборудование радиостанции «Голос России» и увеличение до семи часов в сутки ее вещания на страны СНГ, Балтии, Германию и Великобританию. По данным «Российского рекламного вестника» (2006. Сент.) государство выделяет ежегодно 20 млрд, рублей на поддержку подконтрольных СМИ. При этом господдержка в распространении сигнала оказывается не только государственному ВГТРК (телеканалы «Россия», «Спорт» и «Культура»), но и формально частным телеканалам ОАО «Первый канал» и ОАО «НТВ». Так или иначе, эти действия государства провоцируют конкуренцию СМИ.

В настоящее время половина холдинга «Газпром-Медиа» принадлежит «Еврофинанс-Груп», некогда созданной двумя государственными банками — «Евробанком» и «Внешэкономбанком».

Не вмешиваясь в повседневную работу телекомпании, не подвергая ее программы предварительной цензуре, государство, тем не менее, в качестве контролирующего органа определяет параметры социально значимых программ и необходимый минимум их присутствия на телеэкране.

По-разному оценивается государственная экспансия в СМИ. С одной стороны, чем большими возможностями в информационной сфере обладает государство, тем вероятнее оно может добиться геополитических стратегических преимуществ. Существует мнение, что наличие государственных СМИ дает населению право выбора и в их существовании нет ничего предосудительного. Правительство или различные ведомства могут иметь свои СМИ, если они в состоянии достойно их содержать. Вместе с тем политику государства в области СМИ трудно считать справедливой, и, дотируя телевизионные каналы, которые зарабатывают на рекламе, оно фактически поддерживает недобросовестную конкуренцию.

Журналистика интегрирована в общий процесс государственного строительства, цивилизационного и культурного прогресса. Степень управления этими процессами, как и степень ответственности государства за их протекание, зависит от конкретной социально- экономической и политической ситуации. В зависимости от этого государство либо пытается сделать из прессы свой инструмент управления, либо предоставляет ей право развиваться самостоятельно, рассматривая ее деятельность как форму обратной связи, позволяющую корректировать управляющие воздействия. Последнее чаще всего возможно в условиях достаточной политической и социальной устойчивости. СМИ всегда необходимо искать компромисс между своими интересами и интересами государства.

Государство, направляя дотации не только в свои подотчетные СМИ, но и в частные, создает для них возможность конкуренции, а значит, способствует большей открытости власти, свободе для организации диалоговых информационных площадок, чтобы квалифицированно вести дискуссии и обсуждать с населением внутриполитическую и внешнеполитическую повестку дня, а также участвовать в выработке решений.

Меняет информационную картину новая для России информационная система — политический PR, декларирующий своей целью оптимизацию политического процесса, предполагающий сочетание интересов всех групп общества на основе циркуляции информационных потоков с хорошо отлаженной обратной связью. В мировой практике эти службы PR призваны быть компасом в отношениях между властными или коммерческими структурами и информационными организациями. В России созданные при государственных органах специальные департаменты и отделы по связям с общественностью, пресс-бюро и пресс-центры либо тщательно дозируют информацию для СМИ, либо вообще занимаются откровенной дезинформацией.

В настоящее время упрочивает свои позиции GR (government relations) — направление менеджмента, нацеленное на формирование устойчивых связей различных групп с правительством и обеспечивающее разделение властных полномочий между политическими институтами, а также механизм лоббирования. В системе GR СМИ зачастую представляют собой: 1) инструмент обеспечения лояльности существующей власти (что определяется их «встроенностью» в истеблишмент, статусом в политических отношениях); 2) организованные системы переноса идеологических концептов. Феномен самоцензуры порождает дефицит дискуссий и качественный анализ социально-политических проблем. Большинство газет не решается открыто оппонировать действующей власти и играет по ее правилам. «Между знаменитой пушкинской фразой: „Сословие журналистов есть рассадник людей государственных" и хрущевской формулой: „Журналисты — подручные партии" принципиальная разница невелика» (www.journalist-virt.ru).

Между тем у аудитории возникает негативное отношение к государству как институту, выражающему идею уникальности и абсолютной ценности власти, которая не только проявляется в общих решениях и в деятельности соответствующих институтов, но и непосредственно влияет на жизнь отдельных людей.

Наиболее острую и, как правило, справедливую критику государства вызывает его желание оказать давление на СМИ. Чаще всего это выражается в грубом вмешательстве в деятельность редакции (принуждение к смене учредителя, незаконное требование редакции изменить тематику СМИ, запрет распространения продукции и вещания, неправомерное изъятие и уничтожение тиража, преступления против жизни и здоровья журналиста, психическое принуждение журналиста к отказу от распространения информации, незаконное изъятие документов и материалов, аппаратуры, самовольный захват редакционного помещения и оборудования, обыски, взломы компьютерной сети). Об этом свидетельствуют материалы мониторингов Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России, Института проблем информационного права, Центра защиты прав СМИ, Фонда защиты гласности, публикуемые в каждом номере «Журналиста».

В особо неблагоприятной среде оказываются местные СМИ: поскольку бизнес недостаточно интересуется ими, они оказываются в заложниках как у региональных властей, так и федерального центра — между государственным и рыночным регулированием. Решение многих затронутых вопросов лежит в правовой сфере регулирования отношений государства и СМИ: требуется принятие законов, направленных на ограничение концентрации и монополизации массмедиа, обеспечение права на информацию, увеличение прозрачности структур государственной власти, ограничение негативных психологических эффектов; создание системы экологии СМИ; противостояние манипулятивному воздействию СМИ.

Все большее развитие в теории журналистики получают концепции «гражданской», «гуманитарной», «коммунитарной журналистиики», «журналистики соучастия», поддерживающей равновесие интересов в обществе, создающей площадку для равноправного диалога, в котором государству и властям отводится такое же место, как любому гражданину или любой общественной структуре[7]. Декларируемый баланс информационных интересов личности, общества и государства пока не достигнут, поэтому при всей привлекательности новейших концепций они плохо согласуются с журналисткой практикой в нынешней России.

По мнению петербургского ученого С. М. Виноградовой, «при всей своей структурной определенности политическая система Российской Федерации ощущает на себе влияние транзитивных тенденций, что отразилось на том, как осуществляются взаимодействия между ее различными компонентами. Эта транзитивность проявляется и в отношениях государства и СМИ: декларируемый баланс информационных интересов личности, общества и государства пока не достигнут (если он в принципе достижим)». Как показывает мировой опыт и российские реалии, рыночные механизмы не всегда в состоянии выступить единственным двигателем информационных отношений в обществе, а государство еще не вполне осознало свою роль регулятора и посредника этих отношений как во внутриполитической сфере, так и на международной арене.

  • [1] См.: Государство как политический институт // Политология: учебник/ под ред. В. А. Ачкасова, В. А. Гуторова. М., 2005. С. 272.
  • [2] Сидоров В. А. Журналистика в политической системе общества // Журналистика в мире политики / ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СПб., 2004. С. 143-144.
  • [3] Вертешин А. И. Влияние политической журналистики на легитимизацию власти // Социально-политическое функционирование журналистики:матер, секции «Журналистика в мире политики» Дней Петербургской философии 19-21 ноября 2004 г. СПб., 2005. С. 58.
  • [4] Государство как политический институт. С. 272.
  • [5] Симонов А. Конец праздника непослушания. М., 2004. С. 39.
  • [6] Информационная политика: учебник / под общ. ред. В. Д. Попова. М.,2003. С. 10, 38.
  • [7] См.: Прохоров Е. Режим диалога для демократической журналистикиоткрытого общества. М., 2002; Реснянстя Л. Общественный диалог и политическая культура общества. М., 2003; Фролова Т. И. Социальная рольжурналистики и ее роль в общественном диалоге. М., 2003; ДзялошинскийИ. М. Журналистика соучастия: как сделать СМИ полезными людям. М.,2006.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >