ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ И ТЕЛЕВИДЕНИЕ

Телевидение — величайшее явление культуры и технической мысли

Телевидение, начавшее свой путь в начале прошлого века, завоевало весь мир окончательно и бесповоротно. Оно стало основным источником информации п средством развлечения, самым популярным способом проведения досуга, просветителем, манипулятором, агитатором, искусством... Список можно продолжать бесконечно. В своем развитии телевидение переживало разные периоды. Возникнув в 30-е годы как ретранслятор концертов и спектаклей и несколько десятилетий проведя под руководством связистов, позже, в 60-е, оно приобрело идеологические функции и статус самого массового средства информации. В этот период сложилась структура телецентров, была сформирована система жанров, стартовали основные программы, были заложены основы телевизионной журналистики. В 90-е годы ушедшего века власть боролась за телевидение, телевидение боролось за власть над умами своих зрителей, осознавших новые возможности телеэкрана и соответственно пересмотревших требования к нему, трансформировалась вся система телевещания: ее финансовые, содержательные, структурные, технические аспекты. Мы получили новое телевидение в новой стране и, конечно, нового зрителя. Сегодня можно сколько угодно ругать и критиковать происходящее, а можно признать тот факт, что ничего уже не вернуть, и попытаться понять, как и почему именно так мы отражаемся в телевизионном зеркале. Композиция развития телевидения оказалась кольцевой, п оно опять во главу угла поставило рекреативную функцию, подчиняясь практически единственному показателю «качества» — рейтингу.

«В начале 2000-х годов России, как и прежде другим странам мира, пришлось признать очевидное: современные СМИ все меньше ориентируются на общественный и все больше на частный интерес, что в значительной степени детерминируется рыночным характером экономики. Объяснений этому много, и многие из них связаны с особенностями экономики СМИ и ее ролью в рыночной экономике в целом»1. Телевещатель не станет экспериментировать и ставить в эфир то, что, возможно, обеспечит рейтинг, а возможно, и нет. Он никогда не выйдет из сложившейся и проверенной концепции. Центральные каналы, например, в будние дни наполнены сериалами и ток-шоу, в выходные (с вечера пятницы) — симбиозом музыкально-юмористических программ, играми-викторинами н соревнованиями звезд на льду, паркете, цирке или ринге. Таким образом, конкурируя друг с другом, каналы показывают «одно и то же», раздражая зрителя программами-близнецами и полностью погружаясь в развлекательный сегмент.

Вместе с тем социологи утверждают, что время просмотра телевещания в России постоянно повышается, хотя ему пока далеко до безусловных рекордсменов: США н Мексики, н оно по показателям находится в одном ряду с такими странами, как Германия и Китай. А по результатам опроса, в блоке, посвященном значению телевидения в жизни людей, респонденты так ответили на вопрос: «Что произойдет, если телевидение на месяц выйдет из строя?»

  • • Люди потеряют нечто жизненно важное — 66%.
  • • Люди в этом случае только выиграют — 20%2.

Вместе с тем стереотипы советского периода о роли, задачах и функциях телевидения в обществе живы и устойчивы, особенно среди взрослого населения, уверенного в том, что главная задача телевидения как социального института — это информирование, просвещение и воспитание масс и лишь потом — удовлетворение потребности людей в развлечении и отдыхе. Когда телевидение, а вернее его возможности п сила, были оценены в полной мере правительством и Коммунистической партией СССР, оно стало главным организатором, агитатором н пропагандистом идей социалистического государства. Зритель безусловно верил всему, что говорилось с экрана. Компромат и публичная политическая борь6а перестроечного периода ненадолго подломили веру постсоветского человека в правду экрана. Однако стереотипы советского времени оказались крайне живучими, и, пережив смутное время, телевидение без труда вернуло себе позиции «рупора» государства.

Но и в условиях развала страны, когда система печати затрещала по швам, рухнули тиражи центральных газет, главной несущей конструкцией, скрепляющей информационное пространство России, стало телевидение. От него ждали разъяснений происходящего, ответов на волнующие вопросы, ловили каждое слово и пытались «читать между строк». Телевидение на долгие десятилетия являлось практически единственным и, что немаловажно, бесплатным средством информации. Но вся его система подлежала реформированию. В период после 1991 г. на свалку было выброшено все, что напоминало «старое устройство» н мешало строить новую демократическую жизнь телевизионного «монстра». Не получилось ли так, что вместе с помоями выплеснули и младенца, покажет и уже показывает время.

Общие тенденции функционирования телевидения в советский период, обобщив умозаключения исследователей, можно сформулировать следующим образом:

По характеру вещания: общегосударственная централизация телевизионного вещания; многонациональный характер телевидения.

В управленческом плане: отработанные формы централизованного руководства телевизионной системой предполагали возможность определенного преодоления стихийности в процессе развития, сбалансированности центробежных п центростремительных тенденций, аккумуляции и быстрого распространения опыта во всех областях: техники и технологии, организации производства и творческого процесса, совершенствования форм вещания и управления; жесткое регламентирование деятельности ТВ из центра, диктат местного партийного руководства.

В техническом плане: в СССР существовала гигантская по своим масштабам, практически не имеющая аналогов в мировой практике, единая техническая система распространения телевизионных программ по всей необъятной территории страны, имеющей сдвиг времени в шесть часовых поясов (спутниковая связь, ретрансляционная сеть, тысячи километров радиорелейных линий).

Б идеологическом плане: унификация интеллектуальной и культурной сфер, поставленная на службу партийно-номенклатурной доктрине, вследствие чего — утрата диалогических свойств ТВ, плюрализма мнений. Сочетание центрального и регионального вещания создавало предпосылки создания такой системы вещания, которая могла бы удовлетворять потребности широкой зрительской аудитории, а также осуществлять опосредованные управленческие функции на различном уровне.

Б законодательном плане: отсутствие законодательства, регламентирующего деятельность ТВ, управление посредством директив и постановлений ЦК КПСС, Гостелерадио.

Б творческом плане: производство информационных, научно-популярных, литературных, образовательных, детских программ на высоком качественном уровне Центральным телевидением; низкий авторитет региональных телецентров, непопулярность местных программ, низкий уровень качества продукции; цензура, ограничивающая творческий потенциал журналистов.

Б финансовом отношении: федеральное финансирование; отсутствие рекламы*.

В советский период, характеризуемый вертикальным управлением вещательной сферы и моноканальностыо, современная картина телевизионного мира показалась бы фантастической. В ходе социально-политических и экономических преобразований в стране, приведших к рыночным отношениям и повлекших за собой коммерциализацию системы СМИ, за короткий срок, с конца 80-х до середины 90-х годов XX в., возникнет столько вещательных п производящих телекомпаний, что их общее количество начинает ис- числяться сотням11.

В результате на телевидении в постсоветский период получили развитие принципиально новые взаимосвязанные явления. Во-первых, это переход от жестокой вертикали (система Гостелерадио) к горизонтальным связям между различными телеорганизациями. А во-вторых, освоение хорошо знакомого на Западе, но принципиально нового для отечественной телесистемы сетевого принципа распространения телепрограмм. При этом на первый план все более остро стали выходить экономические проблемы преобразования телевещания.

Телевидение переживало периоды гласности, перестройки, демонополизации, децентрализации, концентрации и коммерциализации параллельно с другими СМ К. Какие-то процессы па телевидении в силу его специфики проходили более остро, какие- то — более либерально, тем не менее все происходящее с телевещанием в России было неразрывно связано с общими процессами, касающимися системы СМ К в целом.

Средства массовой информации (СМИ) из института политико-идеологического обслуживания государства реформировались в самоорганизующуюся систему, не только «обслуживающую» функционирование государственно-общественного механизма, но и создающую сами условия его существования, являющуюся его неотъемлемой частью.

Процессы трансформации СМИ оказались жестко детерминированными общим социально-экономическим положением российского общества, которое и политиками, и учеными характеризуется и сейчас как кризисное. Состояние «выживания», а на самом деле содержательно-функциональной мимикрии, повлекло за собой образование своеобразной структурно-организационной системы СМИ, в которой в силу его природных свойств доминирующее положение заняло телевидение, а центр аудиторных предпочтений выбора источников информации сместился в сторону региональных информационных систем, и опять-таки с предпочтением телевидения. Этот фактор, несомненно, актуализирует задачи научного исследования как состояния, так и функционирования СМИ в целом, и в частности телевидения. Решение их поможет не только определить место и роль СМИ в новых общественных отношениях, но и предвидеть фундаментальные процессы всего общественного развития.

В условиях стремительного возрастания роли человеческой коммуникации в формировании нового мирового сообщества, положившего в основу своего существования общечеловеческие ценности, принципы демократии, гуманизма, мирового правопорядка, неоценимое значение приобретает единое информационное пространство мира, в котором глобальное место занимают средства массовых коммуникаций (СМК), в частности телевидение и радиовещание. Рост их значения в России обусловлен еще и тем, что в условиях затяжной экономической депрессии возможности печати (газет, журналов, общеполитической п другой литературы) значительно сократились. Компенсирующим фактором в удовлетворении духовных потребностей и интересов людей стали телевидение и радиовещание.

За короткий срок, именуемый «переходным периодом», отечественная система телевидения проделала гигантский путь преобразований: вырвалась из-под диктата большевистской доктрины, одновременно покончив с таким позорным явлением, как политическая цензура; перестала быть партийно-государственной монополией, опробовав почти все формы собственности (государственную, акционерную, частную и пр.); произошло разделение телекомпаний на программоироизводителей и вещателей; в результате возник рынок программ. «Телевизионный пейзаж неузнаваемо изменился: ассортимент телепрограмм и в столице, и во многих провинциях если и не достиг разнообразия магазинных витрин, то все же значительно превзошел самые смелые мечты недавнего прошлого... Золотым ключиком стали экономические стимулы, внедрение рыночных отношений в телевизионное производство, изменение форм собственности...»4.

Критический фон создается вокруг деятельности СМК вообще, но больше всего вокруг телевидения. В вину последнему вменяется в основном «необъективность», «замалчивание» истинных проблем жизни людей», «уклонение от радикальной критики виновных в несостоятельности политики н экономики правительствующих лиц», «стремление увести народ от жизненно важных проблем в религию, в мир иллюзий п сомнительных развлечений», «заигрывание со зрителем с одной стороны, с другой — с властями предержащими», «плохо скрываемые собственные финансовые интересы, преследуемые органами информации вообще н электронными в частности», «боязнь правдивого освещения истинной роли и масштабов деятельности мафиозных структур» и др.

Нельзя не отметить, что прежний уровень доверия к СМК со стороны читателя, зрителя, слушателя, отмечаемый многими исследователями аудитории, подорван. Думается, что это закономерно, так как существенным образом изменились принципы отношений между органами массовой информации и их аудиторией.

Социальные реформы естественным образом повлекли за собой необходимость реформирования деятельности прессы. Сама политическая обстановка в обществе во многом определяется деятельностью прессы, успех или неуспех отдельных политических акций, например выборы, референдумы и др., прямым образом зависит от них. Именно СМ К в последнее время выступали ареной борьбы между политическими блоками, партиями, группировками. Контроль над мощным аппаратом пропаганды всегда давал преимущество в оказании нужного влияния на общественное мнение. Монополия на эфир — монополия на истолкование политических событий. Самым важным моментом в нынешнем реформировании системы массмедиа, на наш взгляд, является процесс децентрализации управления ею.

В более благоприятных экономических условиях этот процесс имел бы, разумеется, соответствующие результаты. В дальнейшем, несомненно, указанный процесс будет развпватьея на конкурентной основе между общенациональными н региональными телесетями, к чему в настоящее время региональное телевидение не готово по нескольким причинам, главной из которых является то, что экономически, технически, творчески, организационно они не могут выйти из тех масштабов деятельности, которые им отводились прежней структурой государственного телевидения. Для более успешного собственного развития, удержания влияния на доступную ему аудиторию, региональное телевещание должно научиться в полной мере использовать одно из немногих своих преимуществ: высокий интерес аудитории к информации «местного происхождения», в отражении разнообразия периферийной жизни в знакомых «действующих лицах», в легко узнаваемых географических н административных адресах и др. Пока же мы видим настойчивое стремление телевизионных компаний федерального уровня завоевать региональный информационный рынок. И это стремление небезуспешно.

Сила привычки, традиции хорошо известна психологам, социологам. Поскольку основная часть аудитории — люди, мировоззрение, сознание которых формировались в иных условиях, то постсоциалистические новации (право, политика, экономика, культура), не давшие положительных результатов, принимаются далеко не всеми. Поскольку реально и немедленно повлиять на ход событий каждому не под силу, протест чаще всего находит выход в нажатии кнопки телевизора («выключено»), В целом же назовем это явление феноменом неприятия новшеств; местное телевидение, копируя, подчас не в лучших вариантах, телевидение федеральное, ведет поиск «элитарных» тем, приоритетных программ, рассчитанных на элиту политическую, интеллектуальную или экономическую (новый класс предпринимателей), таким образом оставляя широкую аудиторию без привычных, традиционных тем; новая программная ориентация не удовлетворяет широкие социальные слои, среди которых утверждается все более и более избирательный подход к ТВ — программам, чего не было раньше, когда смотрелось все подряд. Избирательность чаще всего происходит в пользу программ культурно-бытового плана, что дает основание думать о деполитизации массовых настроений.

Аудитория регионального телевидения формируется в трех направлениях: элитная часть общества (включая элиту политическую н экономическую); слой интеллектуалов; массовый зритель как носитель обыденного сознания. Аудиторные интересы их, естественно, различны, как п формы подачи информации для каждой из групп должны быть различными: интеллектуалы, вероятнее всего, предпочтут речевые, массовая аудитория — видовые и т.д. Следует создавать программы, в которых превалировали бы тематические, «адресные» программы, а также программы, адресованные всей аудитории, как бы консолидирующие все общество: новости, например, собирают самую широкую н разноуровневую в социально-демографическом отношении аудиторию.

В каждом большом городе п во многих мелких населенных пунктах работает не менее одной местной негосударственной коммерческой телевизионной станции, а в ряде городов действуют многочисленные конкурирующие между собой частные каналы. По данным Роспечати, среднестатистическая российская семья из четырех человек проводит перед телевизором 3 часа 36 минут в день, слушает радио 3 часа 48 минут, тогда как на чтение газет и журналов она тратит 18 минут в день, на пользование Интернетом н на просмотр видео — по 6 минут, на прослушивание музыкальных дисков — 18 минут5.

В настоящее время телевизионным вещанием охвачено 99,1% населения России, в том числе сельского — 97,8%. Впрочем, Россия до сих пор заметно отстает от европейских и североамериканских государств и по уровню распространения обычного телевизнойного вещания. Так, по данным Госкомстата, на начало нынешнего века две и более программ телевидения могли смотреть 96,7% городского населения и 91,4% сельского, три и более соответственно — 73,3 и 43,2%, а четыре и более — 54,1 и 20,7%. Хотя в целом население России имеет около 85 млн телевизоров, но, возможно, с появлением цифрового телевидения можно будет частично решить и эту проблему, так как там, где по существующему каналу связи можно было передавать только одну аналоговую программу телевидения, цифровых программ можно будет передать сразу несколько6.

Сейчас во всех областных центрах страны модернизированы передатчики Первого канала и телеканала «Россия». В 2003 г. россияне впервые получили возможность смотреть передачи Первого канала со стереозвуком. (К цифровому вещанию это непосредственного отношения не имеет.)

Одновременно запущена модернизация всей спутниковой приемной части и ее перевод на цифровые технологии. Разрабатывается госпрограмма перехода на систему цифрового телевещания к 2015 г. Отставание России от Японии или Германии в этом процессе весьма заметное. Между тем массовая замена телевизоров населением — удачное время для восстановления рыночных позиций российских производителей, которые заметно ослабли в 90-е годы XX в.

Наряду с государственными вещательными структурами действует около 2,5 тыс. коммерческих теле- и радиокомпаний. Один-два канала, существовавшие на заре эфирного телевидения, были благом для журналистов, привыкших к повествованию, к неторопливости и завершенности газетных н журнальных сюжетов. Телевидение повторяло опыт печатной прессы, а также театра и кино: пространные отчеты и репортажи, документальные фильмы, часовые беседы с десятком людей (то, что называют на телевидении «сороконожка»), телеспектакли и др. Такие программы создаются и сегодня, но опасность того, что зритель переключит телевизор, растет по мере роста количества каналов.

Негосударственные станции стали альтернативными источниками информации, способными конкурировать с государственными новостными программами. Многие местные станции теперь производят собственные информационные программы для местной аудитории. Почти 30% всех россиян, которые смотрят телевизор в прайм-тайм, являются зрителями негосударственных станций7. Основными источниками дохода таких компаний являются производство, продажа и прокат рекламы. Именно реклама стала основным источником существования телевизионных каналов вне зависимости от того, являются они частными, государственными, центральными или местными.

Полносюжетные программы вес реже просматриваются полностью. Это заставляет телевизионщиков искать новые пути привлечения внимания аудитории: максимально сокращать сюжеты, издавать программы из фрагментов, каждый из которых может иметь самостоятельную семантику. Рождается новое телевидение, которое газета «Вашингтон пост» назвала: «Быстрое, хиппи и нелогичное».

Повое телевидение — порождение субкультуры видео, это гипертелевидение, авербальное и часто бессвязное. Оно начиналось с музыкальных видеоклипов, развивалось в зрелищных и спортивных шоу, супербоевиках со стремительным сюжетом. По наиболее определенно этот вид телевидения сегодня выражен в рекламе. Однако пора отдать себе отчет: родилось телевидение, использующее новый язык, и это телевидение стремительно развивается на рубеже тысячелетий.

Исследователи в один голос утверждают, что современное телевидение становится все более аполитичным и зависимым от рейтинга. «В программной политике российских каналов в последние годы прослеживаются сразу несколько характерных тенденций. Это, с одной стороны, снижение «негатива», уменьшение политической публицистики и острых дискуссий, с другой — увеличение количества неполитических ток-шоу, развлекательных программ и сериалов. Аналитику п информацию вытесняет «ин- фотейтмент», а затем и просто «интертейтмент», т.е. развлечения»8. И причины этого лежат не только в экономике. «Коммерческая логика в развитии медиасферы начинает превалировать не только потому, что «развлекательные форматы» прибыльнее, но п потому, что они безопаснее. Эта бизнес-логика уживается с расширением государственных возможностей в сфере СМИ»9.

Для нового телевидения характерны такие черты:

Значительное сокращение роли слов. «Будь молодым!» легче выразить визгом, чем описанием. Реклама спортивной обуви «Рибок — парад неустрашимых атлетов» — сопровождается словами, которые трудно даже назвать текстом: «Без границ», «Без слабости» п т.д.

Усиление роли музыки, которая в условиях логической несвязанности эпизодов становится организующим началом.

Нарастание темпа. Рекламные ролики уже изменили наше чувство времени: в мире полусекундных картинок секунда уже кажется почти нескончаемой. Создатели нового ТВ готовы идти дальше. Самый короткий кадр, который можно заснять на пленку, длится 1/30 секунды, — отмечают они, и глаз успевает уловить этот кадр.

Сюрреализм в монтаже. Новое телевидение свободно преодолевает такие тривиальности, как физические законы. Измученный жарой мужчина открывает бутылку пива — и начинает идти снег. Лица принимают кубическую форму и сливаются друг с другом. В рекламе авиадвигателей Дженерал Электрике за несколько секунд нарушается несколько правил кинематики: камера лихорадочно панорамирует спереди, справа, налево, вдоль летящего самолета, а затем с той же головокружительной скоростью сбоку вдоль крыла. В новом телевидении один предмет можно показать так, будто он является другим.

Разве это вес не устрашает? Должно ли человеческое общение с помощью СМК сводиться к деформации людей и предметов, каскадирующим изображениям с взрывами и цветовыми пятнами, странным сопоставлениям, выпрыгивающими на нас лозунгами п призывами? Можем ли мы найти духовную пищу в размытых, длящихся три четверти секунды авербальных картинках со смещенным центром п фокусом?

Ответ очевиден. Но является ли этот ответ основанием игнорировать новое телевидение. Оно еще очень молодо. И, несомненно, появятся журналисты и режиссеры, которые смогут вложить больший смысл в каскадирующие картинки, научатся использовать новый телевизионный язык для воплощения куда более важных, чем реклама прохладительных напитков, идей.

ПРИМЕЧАНИЯ

  • 1 Вартанова Е.Л., Смирнов С.С. Российские СМИ после социализма: политика УБ-потребления // Вестник МГУ. Сер. 10. Журналистика. № 1. 2009. - С. 7.
  • 2 Источник: www.reklamaru.com
  • 3 Средства массовой информации России. 1997 год. Анализ. Тенденции. Прогноз. — М., 1998. — С. 178.
  • 4 Цвик В.Л. Особенности реформирования отечественной системы телевидения в условиях информационного рынка (два «предела» телевизионной собственности) // Вестник МГУ. Се]). 10. Журналистика. 1998. № 3. - С. 4.
  • 5 75 лет назад — это случилось в первый раз // ИНТЕРФАКС. http://sngnews.ru/archive/

й Телевидение высокой четкости // КомпьютерПресс. № 1, 2006.

  • 7 ТВ сегодня в России // http://ssmtech.ru/specprecllozenie/cltvan.php
  • 3 Старобахин И.И. Трансформация программной политики общенациональных российских телеканалов (1999 — 2006) // Вестник МГУ. Сер. 10. Журналистика. 2007. № 2. — С. 28.
  • 9 Качкаева А.Г. История телевидения в России: между властью, свободой и собственностью // Источник: © 2010. www.ru-90.ru
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >