Средства выражения языкового смысла «признак предмета»

Историки языка считают, что «признак предмета» «отпочковался» от предмета («предметности»?) и разнообразно представлен в современном русском языке: 1) статически (добрый, весенний, сестрин, девятый) и по действию (работающий, вымытый; полные причастия прошедшего времени в этом случае могут быть рассмотрены как признак действовавшего или подвергнутого действию предмета); 2) номинативно, то есть с помощью называния (тёплый, братов, девяносто девятый, читающий) и прономинально (то есть с помощью местоимений, категориально соотносительных с именами прилагательными: мой, такой, любой, чей-то, некоторый и под.; в этих словах за звуковым комплексом не закреплено постоянное содержание; оно переменно и зависит от контекста и ситуации). Этот языковой смысл богат и содержательно: он передаёт различные качества, свойства предмета, порядок счёта и т. д. Соответственно языковыми категоризаторами являются вопросительные местоимения какой!, чей!, который? Учитывая причастные формы выражения данного смысла, к перечисленным местоименным категоризаторам можно добавить что делающий!, что делавший!, что сделавший! Не имеют специальных языковых категоризаторов страдательные причастия прошедшего времени, они обслуживаются вопросительным местоимением какой!, например: Дом, построенный на опушке леса, был виден издалека

Разнообразны и способы представления признака предмета в системе

ономасиологических единиц.

Главной единицей именования является слово. Исторически за данным языковым смыслом закрепились имена прилагательные в полной форме; местоимения, категориально соотносительные с ними, и полные причастия.

Имена прилагательные могут быть качественными (дорогой, честный),

относительными (машинный, переплётный), притяжательными (тёщин, пушкинский), порядковыми (седьмой, сто пятый). Все они передают языковой смысл «признак предмета» и выражают его разные оттенки.

Система прономинальных средств обслуживания языкового смысла «признак предмета» состоит из вопросительных местоимений (какой?, чей?, который?) и ответных форм.

Практически не изученными с позиции ономасиологии остаются причастия как лексико-грамматический класс слов. Выражая признак предмета, они имеют добавку «по действию», которая многое меняет в семантической структуре слов и требует специального рассмотрения.

Кроме специальных средств именования, обслуживающих языковой смысл «признак предмета», существует небольшая группа неспециализированных ономасиологических единиц, выражающих данный смысл. К ним относятся следующие:

1. Несогласованные имена существительные без предлога:

Р.п. принадлежности: кукла девочки, фирма товарища, рюкзак туриста-,

Р.п. определительный: чувство радости-,

Т.п. сравнения и характера действия: прическа ёжиком, прогулка катером.

К названным выше можно добавить спорные случаи выражения языкового смысла «признак предмета» с помощью родительного падежа субъекта, когда в роли главного слова выступает имя существительное со значением действия или состояния (приезд друзей, ловкость акробата).

2. Неспециализированной формой выражения рассматриваемого языкового смысла является инфинитив глагола. А. М. Пешковский писал, что неопределённая форма представляет собой «изолированный падеж глагольных существительных женского рода на — ть, -чь, потерявших все остальные падежи свои... Таким образом, когда-то, когда она не была ещё тем, чем она является сейчас, эта категория обозначала действие как предмет, то есть приблизительно так, как сейчас оно обозначается в существительных взятие, горение, молитва, прыжок и т. п. Но в настоящее время предметности или совсем, или почти нет» [Пешковский, 1938, с. 141— 142].

Круг имён существительных, к которым может примыкать инфинитив с определительным значением, по мнению «Русской грамматики-1980», достаточно широк, например: свобода выбирать / выбрать, мода подражать, наука убеждать, дар понимать / понять, счастье видеть /увидеть, манера держаться, радость творить и др. [Русская грамматика— 1980, т. 2, с. 63].

  • 3. В качестве неспециализированного средства выражения языкового смысла «признак предмета» могут выступать наречия нескольких семантических разрядов: а) образа и способа действия (рубаха навыпуск, яйца всмятку, макароны по-флотски, чай вприкуску, разговор по-английски и под.); б) времени (Москва сегодня, сад весной, парк летом, город ночью и др.); в) пространства (дом впереди, квартира напротив и т. д.), г) причины (поступок сгоряча, поездка поневоле). Подобное употребление наречий отмечал В. В. Виноградов: «Наречие всё чаще выступает в роли несогласуемого именного определения, образуя конструкции, синонимичные сочетаниям имени прилагательного и существительного. Эти новые приёмы употребления наречий ломают традиционное понимание наречия как ’’признака признака”, то есть как части речи, обозначающей признак глагольного действия или качества имени прилагательного» [Виноградов, 1972, с.
  • 303].

В системе расчленённых единиц именования языковой смысл «признак предмета» может быть выражен предложно-падежной формой, сочетаниями особого типа, фразовыми номинантами. Приведём примеры предложно-падежных форм имени, выражающих языковой смысл «признак предмета»: платье в клеточку, сарафан из ситца, взгляд из-под бровей, пирог с капустой, вольер для птиц, варенье из вишен, кафе па причале, дом без балконов и т. п. Они могут иметь однокоренные прилагательные (ср.: сарафан из ситца — ситцевый сарафан, варенье из вишен — вишнёвое варенье), но во многих случаях производные прилагательные отсутствуют (взгляд из-под бровей, дом без балконов).

Словосочетания особого типа, эквивалентные слову, в качестве самостоятельной единицы именования применительно к языковому смыслу «признак предмета» специально не рассматривались. Мы высказываем предположение, что на уровне речи в качестве таких единиц могут выступать синтаксически связанные сочетания типа человек высокого роста, девушка с голубыми глазами, но эта гипотеза нуждается в подробном обосновании.

В качестве самостоятельной ономасиологической единицы мы рассматриваем лексии (или так называемые составные слова) типа редко какой, какой угодно, неизвестно чей. Лексийные ономасиологические единицы (хотя и под другими названиями: составные слова, сращения) были объектом изучения в работах М. И. Откупщиковой, Т. П. Язовик, Е. А. Пономаренко и др. Число лексий, обслуживающих языковой смысл «признак предмета» в системе имён прилагательных, невелико: редко какой, мало какой, редко чей, мало чей.

К числу расчленённых единиц именования, обслуживающих языковой смысл «признак предмета», можно отнести фразовые номинанты, то есть придаточные части сложноподчинённого предложения, выступающие в качестве сложного именования. Они обеспечивают максимальную конкретность называния, в ряде случаев они восполняют словообразовательную ограниченность и являются единственно возможными при необходимости выразить такую категорию, как будущее время.

Итак, ономасиологическими средствами выражения языкового смысла «признак предмета» в современном русском языке являются следующие: 1) слово (имя прилагательное; причастие; местоимение, категориально соотносительное с именами прилагательными, а также несколько неспециализированных частей речи: имя существительное, инфинитив глагола); 2) словосочетание особого типа, эквивалентное по семантике слову; 3) предложно-падежная форма; 4) лексия; 5) фразовый номинант.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >