Специализированные и неспециализированные средства выражения языковых смыслов

Представляя слово как ономасиологическую единицу, мы рассматриваем его прежде всего как «словарное слово», то есть слово, выступающее в толковых словарях в качестве заголовочного в соответствующих словарных статьях. При этом изменяемое слово должно находиться в начальной форме (для имени существительного это именительный падеж единственного числа, для имени прилагательного и категориально и грамматически соотносительного с ним местоимения — именительный падеж единственного числа мужского рода, для имени числительного — именительный падеж единственного числа, глагола — инфинитив). В то же время как для изменяемого, так и для неизменяемого слова очень важным является употребление его в роли морфологизованного члена предложения — закреплённой за ним первичной функции, когда категориальное значение слова совпадает с категориальным значением языкового смысла. Морфологизованными членами предложения для имени существительного являются подлежащее и дополнение, для имени прилагательного — согласованное определение, глагола — сказуемое, наречия — обстоятельство, безлично-предикативного слова — главный член односоставного предложения. Морфологизованные члены предложения для местоимения определяются по их категориальной соотносительности. Количественные числительные употребляются, как правило, не самостоятельно, а в качестве компонента сочетания с именем существительным, поэтому как морфологизованный член предложения не определяются. Необходимость использования понятия «морфологизованный член предложения» возникла в связи с тем, что именно в этом случае знаменательное слово выполняет предназначенную ему роль основного выразителя того или иного языкового смысла. В этом случае мы говорим о специализированном средстве выражения языкового смысла. При использовании его во вторичной функции вместе с синтаксическим происходит семантический сдвиг и слово передвигается в другой языковой смысл, на его окраину, помогая выразить его в качестве функционального заменителя отсутствующей ономасиологической единицы или — при наличии таковой — выступая в качестве синонимичной ей, например, в сочетании изба лесника имя существительное выражает не предметность, а признак предмета, заменяя менее употребительное или по каким-либо причинам менее желательное использование притяжательного прилагательного леспикова. Такое употребление слова мы называем неспециализированным средством выражения языкового смысла.

Проблема морфологизованного члена предложения была лишь намечена в 60-е годы XX века. Мы коснулись её в работе «Учебно-исследовательские вопросы в практике преподавания русского языка» [Симферополь: Крымучпедгиз, 1997], выделяя морфологические и синтаксические учебно-исследовательские вопросы. Выступая в составе предложения, знаменательное слово становится его частью, получает синтаксическую нагрузку, не всегда совпадающую с её первичным назначением. Вопросительные местоимения, категориально соотносительные с ответными формами, и являются морфологическими учебно-исследовательскими вопросами (ср.: читаю книгу — читаю что?; профессор читает лекцию — кто читает лекцию?). Синтаксические вопросы могут совпадать с морфологическими лишь в тех случаях, когда рассматриваемый член предложения морфологизован, то есть выступает в свой первичной функции. Исходя из этого можно предположить, что синтаксический вопрос «поглощает» некоторые морфологические вопросы, например: где? как категоризатор языкового смысла «место» включает в себя предложно-падежные формы в чём?, в ком? (ср.: в столе — где?, в чём?), прономинатив почему? как категоризатор языкового смысла «причина» вмещает соответственно предложно-падежные формы из-за чего?, благодаря чему?, вследствие чего? Такой подход позволяет определить точное место вопросительных прономинативов — категоризаторов языкового смысла и снять противоречия в определении синтаксической нагрузки предложно-падежной формы. Он корректирует дефиниции школьной и большинства вузовских грамматик, в которых говорится о том, что имена существительные называют предмет и отвечают на вопросы кто? и что? Имена существительные используются в качестве основной, ядерной части речи для выражения языкового смысла «предметность», но они могут быть использованы (реже — в словарной форме, чаще — в составе некоторых расчленённых ономасиологических единиц) для оформления других языковых смыслов: пространства, времени, причины, цели и т. д.

По предварительным наблюдениям, можно определить репертуар словных ономасиологических единиц, репрезентирующих языковые смыслы в современном русском языке следующим образом.

  • 1. Предметность выражают имена существительные и местоимения, категориально соотносительные с ними, в форме именительного и косвенных падежей при условии выполнения ими функций подлежащего и дополнения. Они могут называть объект — адресат речи (послал открытку другу), часть целого (купи хлеба, молока и чего-либо ещё), инструмент действия (машет платком, чем-то), содержание речи, мысли (обсуждали роман, его) и т. д. В неспецифической функции языковой смысл «предметность» может быть выражен инфинитивом: хотел отдохнуть.
  • 2. Языковой смысл «признак предмета» передаётся сложной системой словных ономасиологических единиц: а) качественными, относительными и притяжательными прилагательными; местоимениями, категориально соотносительными с ними: добрый, мой друг; симферопольский, его завод; девятый, этот, любой том; полными причастиями: работающий механизм; б) в неспецифической функции — именами существительными в родительном падеже «принадлежности»: шапка брата, изба лесника; инфинитивом: желание учиться; наречием: кофе по-турецки, дважды герой.
  • 3. Количество и число выражается количественным числительным (целым и дробным), собирательным числительным и прономинативами местоименного ряда сколько: девяносто девять страниц, трое слушателей, столько, несколько книг и под.
  • 4. Языковой смысл «качество, образ и способ действия» представлен преимущественно наречиями и соответствующими местоимениями: весело, медленно, верхом, вплавь, по-русски, как, так, как-нибудь, никак и под.; в неспецифической функции
  • — именами существительными в творительном падеже: добираться самолётом, ехать поездом и т. д.
  • 5. Языковой смысл «мера и степень» выражается на словном уровне только небольшой группой наречий и прономинативами местоименного ряда насколько-, очень, крайне, весьма, настолько и др.
  • 6. Пространство передаётся наречиями и местоимениями со значением места и направления: впереди, вперёд, здесь, везде, туда, сюда и под.
  • 7. Языковой смысл «время» выражается на словном уровне наречиями и местоимениями с локальным значением: вчера, издавна, никогда, всегда; в неспецифической функции — именами существительными: ранней весной и др.
  • 8. Для выражения причины и следствия используются соответствующие наречия и категориально соотносительные с ними местоимения: сгоряча, сдуру, спьяну, сглупу, почему, отчего-то, поэтому и др.
  • 9. Примерно такое же количество наречий служит для называния цели: нарочно, специально, преднамеренно и др.; по значению с ними коррелируют местоимения зачем?, затем, зачем-то и под. Языковой смысл «цель» на словном уровне в неспецифической функции может быть также выражен инфинитивом: приехал учиться и т. д.
  • 10. Языковой смысл «условие» на словном уровне выражен только местоимениями когда? = при каком условии?, тогда = при таком условии. Они омонимичны вопросительному прономинативу когда? = в какое время? и указательному тогда = в то (такое) время. Соответствующие наречия в современном русском языке отсутствуют.
  • 11. Языковой смысл «уступка» представлен расчленёнными ономасиологическими единицами; наречия и местоимения с подобным значением в русском языке не сформировались.
  • 12. Языковой смысл «процесс» (или «действие, состояние, отношение как процесс») на словном уровне передают спрягаемые глаголы при полном отсутствии соответствующих однословных местоимений или каких-либо других частей речи (попытка объяснения этого явления предпринята нами в I главе).
  • 13. В современном русском языке сформировался лексико-грамматический класс слов, именуемый безлично-предикативными словами (или словами категории состояния). Отношение лингвистов к его частеречному статусу неодинаково: одни учёные выделяют эти слова в самостоятельную часть речи, другие распределяют их по нескольким частям речи: наречиям, кратким прилагательным в форме среднего рода единственного числа, именам существительным и кратким причастиям в форме среднего рода единственного числа. В нашей работе представлена первая точка зрения. Следует констатировать, что большая часть безлично-предикативных слов (хотя и не все) выражает языковой смысл «состояние»: ему грустно, холодно, на улице пустынно, ветренно, в комнате натоплено и т. д. Этот же языковой смысл передаётся вопросительным местоимением каково, указательным прономинативом таково и обобщающе-выделительным всяко..

Перечисленные факты свидетельствуют об абсолютном (в количественном отношении) использовании знаменательных слов в качестве специализированного средства выражения языковых смыслов и о единичных случаях неспециализированного их использования. Каковы причины, законы и границы такого «ухода» в другие смыслы?

— эти вопросы, к сожалению, остаются пока без ответа, но они безусловно актуальны и нуждаются в обстоятельном и глубоком изучении.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >