Нерасчленённые ономасиологические единицы

Слово как основная ономасиологическая единица

Слово по-разному объясняют представители смежных наук: лингвисты, литературоведы, философы и т. д. Но и в науке о языке к слову можно подойти с разных сторон: в лексике рассматривают его значение, семантическую структуру, отношение к полисемии, омонимии, знаменательность или незнаменательность, в морфологии - категориальное значение, морфологические особенности; в синтаксисе — функциональную нагрузку в предложении, активную или пассивную роль компонента словосочетания; в когнитологии изучают знаменательное слово в его отношении к понятию, культурологическую и прочую нагрузку. Поэтому вполне естественно, что слово, несмотря на огромное количество его дефиниций, не имеет общепризнанного определения. В этом плане можно согласиться с Н. А. Луценко: «Несмотря на очевидность, можно даже сказать, обиходность слова, оно не даётся легко в руки, остаётся загадкой. Обширные и краткие, старые и новые, комплексные и частные, формальные и семантические, психологические и синтаксические и т. п. определения слова не вскрывают его сущности ...» [Луценко, 2003, с. 3]. Попутно заметим, что по меньшей мере странным кажется вывод автора: «Филология не может пока похвастаться надёжным определением слова и потому — ввиду первостепенной важности данного понятия — не вправе считаться настоящей наукой» [Луценко, 2003, с. 3].

Основной единицей именования было и остаётся слово. По своей природе оно предназначено для именования, ибо является носителем и хранителем основной массы человеческого знания, фактом, отражающим логико-понятийное значение, приобретённое коллективом и указывающее в значительной степени на экспрессивные возможности языка [Фёдорова, 1992]. Будучи одной из самых ярких универсалий (ибо оно наличествует в каждом языке), слово отражает особенности строя того или иного языка. Несмотря на сложный комплекс проблем, связанных со словом, в том числе и отсутствие общепринятого определения его, оно остаётся важнейшей единицей языка. «Конструируя мысль, человек оперирует относительно стабильным понятием. Отдельность понятий как исходный материал мыслительной и коммуникативной деятельности человека неизбежно должны были воплотиться и в отдельности их номинации — слове. Слово явилось господствующей формой языкового существования понятий. Таким образом, слово является самой впечатляющей данностью языка, которая в отличие хотя бы от морфемы выделяется независимо от лингвистического анализа» [Никитевич, 1986, с. 122].

Слово является идеальным вместилищем номинативного значения, поэтому не случайно оно оказалось в центре внимания лингвистики и является объектом исследования в фонетике, лексике, словообразовании, морфологии и даже — в синтаксисе. Поэтому современную лингвистику можно назвать словоцентристской. В качестве доказательства сошлёмся только на один пример. «Краткая русская грамматика» композиционно делится на 3 раздела: «Грамматика как предмет», «Слово» и «Предложение». «Раздел “Слово” содержит в себе главы, характеризующие слово как такую единицу, которая способна образоваться по определённым образцам и, в свою очередь, образовать новые слова, обладает сложной формальной и смысловой организацией и богатым и разнонаправленным синтаксическим потенциалом. Соответственно в разделе “Слово” объединяются четыре больших подраздела: “Структура слова”, “Словообразование”, “Морфология” и “Подчинительные связи слов и словосочетания”» [Краткая русская грамматика, 1989, с. 4].

Слово тысячи лет было и остаётся объектом изучения в семасиологии, и лишь в последнее столетие оно активно входит в ономасиологию, но и до настоящего времени является во многих отношениях загадкой для исследователей.

Учитывая логику изучения слова в семасиологии (от формы к содержанию, то есть от звуковой оболочки к значению), можно предположить, что в этом случае объектом исследования является семантическая структура слова, моносемия и полисемия, омонимия (лексическая и функциональная), паронимия и энантиосемия.

Ономасиологический аспект исследования слова предполагает определение его смысловой энергетики в плане обслуживания им того или иного языкового смысла, роль в конструкциях с синонимией и антонимией, в конструкциях с уточнением.

Говоря о слове в роли ономасиологического средства выражения языковых смыслов, мы обращаем внимание не только на то, что объектом исследования является знаменательное слово, но и на то, что многозначное знаменательное слово получает в ономасиологическом аспекте совершенно новое теоретическое осмысление. Интересное начало изучению многозначного слова в данном направлении положено в одной из статей

С. М. Толстой. Автор пишет: «С ономасиологической точки зрения явление лексической многозначности представляется совершенно иначе: многозначное слово предстаёт не как набор (система) значений (лексем), связанных отношением семантической деривации, а как ряд относительно автономных номинаций разных реалий (объектов, ситуаций, отношений и т. д.) с помощью одного языкового знака (слова). Если при семантическом подходе главная задача - установить отношения между разными значениями многозначного слова и реконструировать логику их отношений, то при ономасиологическом подходе главное - объяснить причину (мотив) использования данного языкового знака для обозначения данного денотата и затем восстановить логику применения одного и того же знака (слова) к разным денотатам» [Толстая, 2007, с. 305- 306].

Большинство слов в русском языке изменяется, имеет числовую, падежную или родовую парадигму, категорию лица, времени, наклонения и т. п. «Формы слова принадлежат слову, организуют и представляют его. Но функционируют они в синтаксической конструкции, и в этом смысле можно утверждать, что морфология служит синтаксису. Однако формы слов имеют свои собственные грамматические значения. Будучи носителем таких отвлечённых значений, морфологическая форма слова в возможностях своего функционирования оказывается ограниченной этими значениями, она уже сама диктует синтаксису выбор тех или иных морфологических средств» [Краткая русская грамматика, 1989, с. 404].

Синтаксис — венец грамматики, через его категории в первую очередь осуществляется связь языка с мышлением, поэтому чрезвычайно важно определить, какие именно формы слова и каким образом реализуют выражение конкретных языковых смыслов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >