Свидетельствует ли само по себе принятие судом обеспечительной меры в отношении недвижимого имущества о том, что приобретатель этого имущества должен был знать о судебных спорах по поводу этого объекта?

Согласно правовой позиции, сформулированной в 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» само по себе принятие судом обеспечительной меры в отношении недвижимости не свидетельствует о том, что приобретатель этого имущества должен был знать о судебных спорах по поводу этого объекта. Для того чтобы приобретатель знал о судебном споре необходимо, чтобы соответствующая информация была внесена в ЕГРП.[1]

В качестве иллюстрации указанной правовой позиции Президиум ВАС РФ привел следующий спор.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к благотворительной организации об истребовании из чужого незаконного владения нежилых помещений. В качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечен индивидуальный предприниматель. В обоснование своих требований истец указал: ответчик купил истребуемые помещения у предпринимателя. В момент приобретения ответчиком помещений сделка, на основании которой за предпринимателем зарегистрировано право собственности, оспаривалась в судебном порядке. По результатам рассмотрения дела она признана судом недействительной, применены последствия ее недействительности. Следовательно, предприниматель не являлся собственником помещений и не имел права их отчуждать, в связи с чем ответчик является незаконным владельцем.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на свою добросовестность. При этом, по мнению ответчика, он имел все основания полагаться на достоверность содержавшихся в ЕГРП сведений, согласно которым собственником помещений являлся предприниматель.

Истец счел необоснованными эти возражения, ссылаясь на содержащиеся в абз. 4 п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 г. № 8 разъяснения, в соответствии с которыми покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными. Ответчик должен был знать о наличии притязаний в отношении спорных помещений, так как к моменту приобретения судом принята обеспечительная мера в виде запрета регистрационной службе осуществлять регистрационные действия с этими помещениями.

Суд исковые требования удовлетворил, согласившись с доводами истца. Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявленного требования отказал ввиду следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 302 ГК РФ приобретатель имущества признается добросовестным, если он не знал и не мог знать, что лицо, у которого он приобрел имущество, не имело права его отчуждать. Как следует из материалов дела, ответчик приобрел помещения у лица, право собственности которого зарегистрировано в установленном законом порядке. Истец не доказал, что несмотря на наличие соответствующей регистрационной записи ответчик знал об отсутствии у предпринимателя права на отчуждение спорных помещений. Не доказал истец и осведомленности ответчика о наличии притязаний третьих лиц в отношении приобретаемого имущества. Принятие обеспечительной меры в виде запрета регистрационной службе осуществлять регистрационные действия с этими помещениями само по себе не свидетельствует о том, что приобретатель должен был знать о таких притязаниях, так как в ЕГРП сведений о принятии указанной обеспечительной меры не содержалось. Кроме того, как установлено судом, в ответ на соответствующий запрос ответчика регистрирующий орган сообщил ему об отсутствии информации о наличии судебного спора в отношении помещений. Суд также отметил: ссылка истца на незаконность действий регистрирующего органа, который осуществил регистрацию, несмотря на наличие судебного запрета, не имеет значения для разрешения настоящего спора. При этом в случае если незаконными действиями регистрирующего органа были нарушены права истца, он не лишен возможности защитить их путем заявления требования о возмещении убытков, причиненных ему такими действиями.

При применении указанной правовой позиции необходимо учитывать, что согласно п. 38 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в том случае, если информация о принятии судом обеспечительной меры в отношении недвижимого имущества была включена в ЕГРП, то приобретатель имущества не может быть признан добросовестным. Так, например, в Постановлении от 24.05.2012 г. № 17037/11 Президиум ВАС РФ указал, что ответчик не может быть признан добросовестным приобретателем, поскольку на момент совершения договора купли-продажи существовали судебные запреты на совершение распорядительных действий со спорным имуществом, о чем ответчик, проявляя должную заботливость и осмотрительность, не могло не знать, так как имело возможность получить информацию из ЕГРП. В Постановлении от 24.09.2013 г. № 10715/12 Президиум ВАС РФ пошел еще дальше и указал, что ответчик-покупатель не является добросовестным приобретателем, т.к. договор купли- продажи недвижимого имущества был заключен в период, когда еще не истек срок на обжалование определения суда об отмене принятых обеспечительных мер в виде ареста этого недвижимого имущества, а переход права собственности на него был зарегистрирован после отмены указанного определения вышестоящим судом.

  • [1] Схожая правовая позиция содержится в п. 95 Постановления Пленума ВерховногоСуда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Пленум ВС РФразъяснил, что само по себе размещение судебного акта о наложении ареста в сети«Интернет» не означает, что приобретатель знал и ли должен был знать о существовании ареста. Однако с момента внесения в соответствующий государственныйреестр прав сведений об аресте имущества, приобретатель должен был знать о наложенном запрете.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >