Как должен поступить суд, если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ?

В соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ, суд отказывает в удовлетворении иска.

В качестве примера правильного применения указанной правовой позиции Президиум ВАС РФ привел следующий спор.

Обществом с ограниченной ответственностью (продавцом) и акционерным обществом (покупателем) заключен и исполнен договор купли-продажи нежилых помещений. Исходя из ничтожности этого договора, общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к акционерному обществу об истребовании из его незаконного владения переданных во исполнение договора помещений.

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству в предварительном судебном заседании суд, определив характер спорного правоотношения, предлагал рассматривать заявление истца как требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки путем возврата сторонами друг другу всего полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Истец не согласился с этим и настаивал на квалификации заявленного им требования как виндикационного и рассмотрении его на основании ст. 301 ГК РФ.

Рассматривая требование по существу, суд согласился с мнением истца относительно ничтожности спорного договора, однако в удовлетворении иска отказал, сославшись на то, что истцом, предъявившим виндикационное требование, а не требование о возврате каждой из сторон всего полученного по недействительной сделке, избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковое требование, указал: сам по себе факт использования истцом такого способа защиты как виндикационный иск не может быть основанием для отказа ему в защите права, так как является результатом свободного выбора им способа защиты нарушенного права. Судом установлено, что на момент рассмотрения спора истец являлся собственником спорных помещений, а ответчик не обладал правами, позволяющими ему владеть и пользоваться ими.

При этом суд апелляционной инстанции не согласился с доводами ответчика о нарушении в данном случае удовлетворением виндикационного иска правила п. 2 ст. 167 ГК РФ, приводящем к односторонней реституции. По мнению суда, у ответчика имеется возможность восстановления своего права путем предъявления иска о взыскании неосновательного обогащения в размере денежных средств, перечисленных им в качестве оплаты за спорное имущество по недействительной сделке.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил, оставил в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Как установлено судами, стороны совершили и исполнили ничтожную сделку. Возвращение каждой из сторон всего полученного по недействительной сделке осуществляется в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 167 ГК РФ, согласно которому возвращение полученного носит двусторонний характер. Это означает, что решение суда по требованию, заявленному в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ, должно разрешать вопрос об обязанности каждой из сторон вернуть все полученное по сделке. Ввиду того, что законом предусмотрены специальные последствия недействительности сделок, правила об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст.ст. 301, 302 ГК РФ) к отношениям сторон применению не подлежат. В данном случае суд кассационной инстанции не усмотрел нарушения судами правила абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ, так как с учетом обстоятельств дела (в частности, стороны не ссылались на возможность применения реституции и в материалах дела не имелось достаточно доказательств для выводов о порядке применения последствий недействительности сделки), суды обоснованно не применили последствия недействительности ничтожного договора купли-продажи по собственной инициативе.[1]

Как следует толковать и применять эту правовую позицию ВАС РФ?

На наш взгляд, в том случае, если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ, прежде всего, необходимо учитывать разъяснения, содержащиеся в п. 3 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Согласно указанным разъяснениям, принимая решение, суд в силу с ч. 1 ст. 196 ГПК РФ или ч. 1 ст. 168 АПК РФ определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. При этом согласно п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ арбитражный суд указывает также в мотивировочной части решения мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В этой связи ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Таким образом, в случае, если в обоснование своих требований истец ссылается на неподлежащие применению нормы права, но из существа иска с очевидностью вытекает материально-правовой интерес и правовая цель истца, суд не вправе отказывать в удовлетворении исковых требований лишь на том основании, что истец дал неправильную правовую квалификацию спорным правоотношениям. Безусловно, суд должен удовлетворить такой иск лишь в том случае, если имеющиеся в деле доказательства и установленные в процессе рассмотрения дела обстоятельства, позволяют применить нормы права, соответствующие характеру спорного правоотношения.

Следовательно, по нашему мнению, правовую позицию, содержащуюся в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения», следует применять следующим образом: если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ, суд отказывает в удовлетворении иска, если из существа иска не вытекает, что правовой целью истца является приведение сторон ничтожной[2] сделки в первоначальное состояние (применение последствий недействительности ничтожной сделки) и/или имеющиеся в деле доказательства и установленные по делу обстоятельства не позволяют суду применить последствия недействительности ничтожной сделки.

  • [1] ВсоответствиисФедеральнымзакономот07.05.2013г.№ 100-ФЗ с 01.09.2013 г. ст. 166ГК РФ изложена в новой редакции: согласно п. 4 ст. 166 ГК РФ суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе,если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.
  • [2] На наш взгляд, в ситуации, когда сделка является оспоримой, а не ничтожной, судне вправе удовлетворить иск, поскольку по смыслу п. 1 ст. 166 ГК РФ для признаниянедействительной оспоримой сделки необходимо, чтобы истец заявил самостоятельное исковое требование о признании такой сделки недействительной. Однаков том случае, если лицо предъявило исковое требование о признании оспоримойсделки недействительной, но в обоснование истребования имущества, переданного по сделке, ссылается на положения ст. 301, а не ст. 167 ГК РФ, суд (при наличииуказанных выше условий) вправе удовлетворить исковые требования и применитьпоследствия недействительности сделки.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >