АНАЛИЗ ПРИМЕНЕНИЯ СВОБОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОН В КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Рассмотрим в данном разделе опыт создания и деятельность специальных экономических зон Китайской Народной Республики (КНР). Особенностью китайского опыта создания и деятельности КНР является то, что опыт этот показал свою эффективность в весьма сжатый промежуток времени. Реальные рыночные реформы были заложены в программу развития КНР лишь в 1970- 1980-е гг. В отличие от американского примера, рассмотренного нами выше, КНР смогла добиться высоких результатов использования СЭЗ для развития экономики в гораздо более сжатый промежуток времени. Место, которое страна занимает в настоящее время по объему привлеченных иностранных инвестиций на мировом рынке иностранных инвестиций, прямо свидетельствует о высокой степени эффективности реализуемой государством политики.

Начнем изучение китайского опыта создания и деятельности СЭЗ с систематизации факторов, действие которых оказывалось на экономику КНР в период внедрения СЭЗ в практику государственного управления. Период начала вовлечения в сферу государственной политики СЭЗ условно обозначим 1970-1980 гг [17]. Причиной формирования СЭЗ в КНР будем считать осознание Правительством КНР невозможности дальнейшего развития экономики по модели социалистического типа.

Первым таким фактором является политическая и торговая изоляция КНР от мировой экономики. Как одна из представителей коммунистической и социалистической идеологии, КНР не вовлекалась в активную торговлю с рыночными странами до конца 1970-х г. Плановая экономика не предполагала активного развития институтов конкуренции. Таким образом, воздействие общественно-политического строя на экономику КНР до перехода к более активному рынку можно считать скорее отрицательным. При отсутствии стимулов развития конкуренции, не сформировались ключевые условия развития частного сектора предпринимательства, не было возможности реализации активной международной двухсторонней деятельности.

Вторым фактором, влияние которого на последующее развитие в КНР СЭЗ можно считать определяющим, является ресурсный потенциал государства. Причем, речь здесь идёт исключительно о трудовых ресурсах, природными ресурсами КНР обеспечен не так сильно. Зато трудовые ресурсы КНР явно выделяют национальную экономику среди прочих участников рынка. На долю КНР за период 1960 - 2012 гг. стабильно приходится порядка 20% всего населения мира. На рис. 6.3 приведем динамику изменения количества населения в КНР за ряд лет.

Динамика изменения количества населения КНР, 1960-

Рисунок 6.3 -Динамика изменения количества населения КНР, 1960-

2013 гг., млн. чел [19|

За рассматриваемый период население КНР стабильно прирастает темпами 1-2% в год, и на сегодняшний день страна является лидером по количеству населения среди всех стран мирового сообщества. Не только количество ресурса определяет потенциал его использования, но и качество. В

КНР качество трудовых ресурсов можно считать достаточно высоким, в подтверждение чему приведем ряд доказательств. В структуре населения КНР стабильно увеличивается доля населения в возрасте 15-64 лет, считающая наиболее активно вовлекаемая в трудовые отношения. В 1960-м году на долю данной возрастной группы приходилось 56,34%, а в 2012-м году уже 73,33%. Это свидетельствует о том, что всё большая часть населения КНР вовлекается в трудовые отношения. Также отмечается и высокая трудовая активность населения в целом. Немаловажным аспектом того, какую роль сыграли трудовые ресурсы в экономике КНР при реализации программ СЭЗ, является и то, что на начальном этапе внедрения СЭЗ в стране уровень ВВП был достаточно низким. Фактически это свидетельствовало в пользу того, что многочисленное количество трудовых ресурсов было достаточно дешевым. То есть, способно было производить продукт с низкими затратами на заработную плату.

Третьим фактором, определившим последующий успех реализации СЭЗ в КНР можно считать то, что при формальной долгосрочной изоляции от мирового рынка, Китай был окружен территориями, обеспечивающими постоянный контакт с рынком стран Юго-Восточной Азии (далее ЮВА). Связь с внешними рынками Гонконгу обеспечивали: Макао как портовая зона и центр азартных игр для населения ЮВА, а также с рынками развитых стран; Гонконг, находящийся до конца 1980-х годов под контролем Великобритании [8]. Роль данного фактора не стоит недооценивать. Необходимо также отметить, что значительное число СЭЗ в КНР было учреждено в непосредственной близости от этих ставших впоследствии Специальными Административными Регионами (далее САР) КНР территорий. Более глубокая оценка торговой статистики Гонконга еще во время его нахождения под контролем Великобритании позволяет определить, какую роль этот будущий САР КНР играл в развитии формально изолированной от мирового рынка страны.

Роль реэкспорта (красная линия), экспорта товаров (синяя линия) и экспорта услуг (зеленая линия) в формировании экспорта Гонконга, млн. дол. гонк., 1982-1997 гг. [19|

Рисунок 6.4 - Роль реэкспорта (красная линия), экспорта товаров (синяя линия) и экспорта услуг (зеленая линия) в формировании экспорта Гонконга, млн. дол. гонк., 1982-1997 гг. [19|

Согласно данным рис. 6.4 на рубеже 1980-1990-х гг. (когда политика КНР по созданию СЭЗ уже входит в активную фазу), существенно растёт объем реэкспорта товаров Гонконгом. Учитывая специфический характер отношений Гонконга и КНР, а также природу реэкспорта, можно предположить, что через Гонконг на рынки западных стран продавалась продукция, которую формально, в силу торговых ограничений Китай продавать напрямую не мог. Следовательно, уже на этапе создания СЭЗ КНР, пусть и не напрямую принимал участие в мировом рынке. Дополним этот тезис утверждением о том, что имидж китайских товаров, как относительно дешевых и относительно низких по качеству сформировал определенный имидж стране до ее открытия рынку.

Четвертым фактором, воздействовавшим на экономику КНР сугубо отрицательно, являлся недостаток собственных финансовых ресурсов. Государственное планирование экономики, отсутствие реальной конкуренции между участниками рынка, огромное количество социальных проблем - всё это имело среди следствий - объективную невозможность КНР инвестировать в собственное развитие. Закономерно, что в данных условиях КНР в своем опыте создания и развития СЭЗ делала основную ставку на привлечение иностранных инвестиций. Практическими мерами создания условий для иностранных инвестиций в КНР стала сменившаяся на рубеже 1970-1980-х гг. политика, которую мы рассматриваем как пятый фактор, оказавший влияние на развитие СЭЗ в КНР.

Пятым фактором и, возможно, важнейшим является политика Правительства КНР, направленная на стимулирование экономического роста страны. С начала преобразований в экономике КНР реализуется политика так называемого «менеджеризма» - относительно нового явления в государственной политике. Менеджеризм как явление в управлении территорией связывается в данном случае с «аллокационной функцией государственного регулирования предпринимательской деятельности, предусматривающей прямое участие государства в размещении и перераспределении ресурсов в условиях, вызывающих необходимость компенсировать хронические недостатки рыночной экономики» [2]. Успешный пример реализации подобной политики в Гонконге [14], активные связи правительств КНР и вполне рыночной Великобритании, а также многие другие факторы сформировали новое видение развития политики КНР. Новая политика заключалась в признании приоритета развития рыночных отношений, но с существенной оговоркой - регулирующая роль государства достаточно жестко определяла вектор развития данных отношений и основные параметры рыночной среды. Характерной особенностью развития СЭЗ в КНР явилось также и то, что на определенном этапе развития (до начала 1990-х г.) функционирование СЭЗ рассматривалось и как источник идеологических конфликтов: рыночные принципы на территории социалистической страны [3].

Пятый фактор развития СЭЗ в КНР стоит рассмотреть подробнее, так как именно, он, по мнению автора, является определяющим в процессах внедрения СЭЗ в КНР. Во-первых, при высоком вмешательстве государства в экономику неизбежно развитие коррупционных процессов. В КНР (а также, что характерно, в Гонконге) в 1980-1990-е гг. было существенно ужесточено антикоррупционное законодательство. Во-вторых, существенное воздействие на результативность политики, как полагает автор, оказал опыт развитых западных стран. Можно полагать, что, внедряя на своей территории СЭЗ, КНР имела в распоряжении богатый опыт создания специальных экономических зон, решения структурных проблем в их развитии, обеспечения экономического роста. Опыт этот был прямо или косвенно почерпнут из практики стран, внедривших СЭЗ до КНР. В-третьих, Правительство КНР прямо управляло всеми поступлениями иностранных инвестиций. В частности [16]:

  • — в середине 1980-х г. была создана нормативно-правовая база деятельности на территории КНР иностранных инвесторов (свыше 500 постановлений в сфере гарантий и правовых основ иностранных инвесторов в КНР);
  • - в 1995 году в КНР был опубликован «Отраслевой каталог для иностранных инвесторов», где все потенциальные объекты инвестирования были разделены на поощряемые, разрешаемые, ограничиваемые и запрещенные.

Мировой рынок инвестиций незамедлительно отреагировал на существенно расширившиеся за счет экономики КНР возможности. На рисунке 5 приведены данные относительно изменения прямых иностранных инвестиций в экономику КНР за период 1982-2012 гг.

Динамика изменения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику КНР, 1982-2012 гг., млрд. долл. США [19|

Рисунок 6.5 - Динамика изменения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику КНР, 1982-2012 гг., млрд. долл. США [19|

Как видим из рис. 6.5, сформированная в 1980-1990-е гг. нормативноправовая база деятельности иностранных инвесторов открыла рынок КНР для иностранного капитала. За период 1980-1997 гг. прямые иностранные инвестиции в экономику КНР выросли более, чем в 100 раз. В 1997 году крайне отрицательное воздействие на экономику стран Азии оказал развернувшийся финансовый кризис, более чем на 5 лет «заморозивший» готовность инвесторов к капиталовложениям в КНР. Однако с сокращением последствий финансового кризиса, стабилизацией экономики, всё активнее проявлялось позитивное влияние на рынок прочих факторов конкурентоспособности китайской экономики: дешевой рабочей силы и готовности к инновациям. Показательным будет для отражения восстановления активности мировых инвесторов сопоставление доли ПИИ, приходящихся на КНР и США. США, здесь нами, выбрана как общепризнанный лидер экономического развития.

Динамика изменения доли ППИ в экономики США и КНР от общего объема ПИИ, 1980-2012 гг., % от общего объема ПИИ за год

Рисунок 6.6 - Динамика изменения доли ППИ в экономики США и КНР от общего объема ПИИ, 1980-2012 гг., % от общего объема ПИИ за год

|191

Содержащиеся на рис. 6.6 данные наиболее явно демонстрируют успешность политики КНР по привлечению иностранных инвестиций. Именно с открытием иностранным инвесторам китайского рынка (1980-е г.)

активизируется на китайском рынке иностранный капитал, возвращается часть капитала КНР, ушедшего за рубеж в силу неприятия социалистической модели управления. В начале 1990-х г. увеличение доли ПИИ поступающих в КНР наиболее значительно. Затем, под воздействием кризиса 1997 г. (на который инвесторы отреагировали раньше, чем он вошел в активную фазу) до начала 2000-х г. наблюдалось сокращение интереса инвесторов к китайской экономике. С начала 2000-же годов сформировался такой тренд увеличения доли ПИИ, направляемых в КНР, который к 2012 году сравнял доли в мировом балансе КНР и США. Таким образом, за 30 лет при активной политике правительства КНР была сформирована такая система привлечения ПИИ, которая сделала Китай не только равноправным участником мирового рынка ПИИ, но и позволила ему в 2011-2012 гг. обогнать США по доле привлеченных мировых ПИИ.

Как видим, в целом, действие факторов на потенциал развития СЭЗ в КНР было позитивным. Наиболее угрожающим было отрицательное воздействие низкой инвестиционной активности в стране. Решением этой проблемы стала новая государственная политика, направленная на привлечение ПИИ. Но помимо правовой базы инвестиций, иностранным и локальным инвесторам необходимо было создать основы для локализации их деятельности. Этими локализующими бизнес факторами как раз и стали СЭЗ, историю развития которых кратко рассмотрим ниже.

Основные шаги правительства КНР в создании СЭЗ можно представить в форме следующей последовательности:

  • — в 1979 г. в КНР создаются 5 СЭЗ: города на юге Китая: Шэньчжэнь, Чжухай, Сямынь, Шаньтоу и остров Хайнань; а также 49 областей, получивших статус «зон развития» [3]. Эти территории были призваны стимулировать рыночные преобразования посредством привлечения иностранных инвестиций. Однако реальное функционирование этих территорий в форме СЭЗ стартовало в начале 1990-х годов с формированием нормативно-правовой базы для притока ПИИ. Наиболее значительным результатом данного этапа создания СЭЗ в КНР стал возврат интереса к китайской экономике покинувших Китай после Второй мировой Войны предпринимателей, осевших в Гонконге, Макао, Тайване и Сингапуре. С открытием СЭЗ они получили возможность использовать рабочую силу в 5-10 раз более дешевую, чем использовалась ими прежде;
  • — в 1984 г. КНР открывает 14 приморских городов для зарубежных инвестиций. На данном этапе более активное вовлечение в сферу экономических отношений получают СЭЗ, открытые ранее;
  • — в начале 1990-г. Правительство КНР принимает решение об открытии в форме СЭЗ района Пудун в г. Шанхае для привлечения внешних инвестиций;

— в период с марта по июль 1992 г. Правительством КНР принято решение о создании более 13 приграничных городов, уездов и поселков для обеспечения притока инвестиций на территории континента, удаленной от портовых зон. Кроме того, было создано 13 беспошлинных зон в основных приморских городах-портах [17].

Таким образом, мы видим, что в практике организации на своей территории СЭЗ КНР реализовали 2 важнейших направления, обусловленных составом влияющих на экономку КНР факторов. Первым таким направлением стало привлечение иностранных инвестиций для преодоления недостатка в собственных инвестиционных ресурсах китайской экономики. Вторым направлением стало собственно создание СЭЗ. Характерной особенностью практики создания СЭЗ в КНР является их географическое развитие: от изначально связывающих КНР с рынком портовых зон (так называемая «приморская зона открытости») - вглубь континента. К сожалению, при внушительном росте экономики КНР в целом, использование СЭЗ имеет и ряд негативных аспектов. Важнейшим негативным следствием развития СЭЗ изначально в портовых городах стало усиление дифференциации экономического развития прибрежной и континентальной частей территории КНР.

Структуру СЭЗ и приближенных к ним по статусу территорий КНР формируют [17]:

  • — СЭЗ в количестве 5 (Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу, Сямэнь, Хайнань), а также приравненный к ним по статусу Новый район Пудун (Шанхай);
  • - открытые портовые города (всего 14 - расположены в прибрежных провинциях востока и юго-востока КНР);
  • - открытые города в дельте реки Янцзы (всего - 6);
  • - столиц провинциальных центров и прилегающих к ним районов (всего
  • -19);
  • — открытые города (уезды), в районах, прилегающих к границе (всего - 13). Данные территории расположены в северо-восточном Китае и ориентированы на привлечение иностранных инвестиций, развитие внешней торговли и инфраструктуры;
  • — открытые прибрежные экономические районы (районы Бохайского залива, дельты реки Янцзы и др.);
  • — приграничные зоны экономического сотрудничества (всего - 14);
  • — зоны экономического и технологического развития (всего - 32), расположенные в открытых приморских городах, провинциальных центрах, в открытых прибрежных экономических районах, в промышленных центрах и т.п.;
  • — зоны развития высоких и новых технологий (всего - 52);
  • — зоны свободной торговли (всего 15);
  • — зоны освоения туризма (всего 11).

В настоящее время можно говорить о создании в КНР «многослойной, многоканальной и всесторонней структуры открытости, соединяющей приморские, приграничные и внутриконтинентальные районы» [15].

Оценивая опыт внедрения СЭЗ в КНР, вновь используем примененную нами при оценке опыта США практику сопоставления динамики внешних инвестиций (БЭ1, ПИИ), роста ВВП, прочих показателей. Динамика изменения ПИИ в китайскую экономику, рассмотренная выше, свидетельствует в пользу высокой эффективности опыта КНР в создании СЭЗ.

Согласно данным рис. 6.7 условным началом стремительного роста ВВП КНР можно считать начало 1990-х г. с последующим ускорением в 2003-2005 гг. Несложно заметить, что периоды активного роста ВВП КНР связаны с периодами активизации действий Правительства КНР в части развития СЭЗ.

Помимо самого ВВП, важное значение, для отражения состояния экономики играет и анализ темпов его изменения.

Характерной особенностью темпов роста ВВП КНР в рассматриваемый период является опережение общемирового уровня с существенным превосходством.

Динамика изменения ВВП КНР, 1975-2012 гг., в млрд, долл. США по текущему курсу [19]

Рисунок 6.7 - Динамика изменения ВВП КНР, 1975-2012 гг., в млрд, долл. США по текущему курсу [19]

Динамика изменения темпов роста ВВП КНР, 1970-2012 гг., в % к уровню предыдущего года [19]

Рисунок 6.8 - Динамика изменения темпов роста ВВП КНР, 1970-2012 гг., в % к уровню предыдущего года [19]

Характерной особенностью политики по управлению СЭЗ КНР является жесткое управление поступающими из за рубежа инвестициями. Выше мы указали, что в рамках первоначального пакета норм и правил привлечения ПИИ в КНР подразумевалось разделение объектов инвестирования по степени их соответствия ожиданиям Правительства. Можно предположить, что подобная практика управления ПИИ должна была сформировать определенные изменения в отраслевой структуре экономики КНР. Проверим данное предположение, сопоставив вклад в ВВП промышленности, сферы услуг.

Рисунок 6.9 - Вклад в ВВП КНР промышленности и сферы услуг, 1975-2012 гг., в % к уровню предыдущего года [19]

Анализ вклада в ВВП КНР промышленности и сферы услуг позволяет выявить характерную особенность применения СЭЗ в КНР. Заключается эта особенность в том, что экономика КНР имеет преимущественно промышленную ориентацию. В отличие от, к примеру, США, где с развитием экономики растёт вклад в ВВП сферы услуг, фактически меняя структуру ВВП на постиндустриральную, в КНР подобного не происходит. Рост сферы услуг в ВВП КНР обеспечивается не сокращением вклада промышленности, а уменьшением доли сельского хозяйства [11].

При анализе факторов, влияющих на развитие СЭЗ в КНР, в начале параграфа нами была отмечена и продолжительная торговая изоляция КНР от мирового рынка. Далее проверим, как изменилась роль экспортно-импортных операций в формировании ВВП страны с развитием СЭЗ.

Динамика изменения темпов роста ВВП КНР, 1970- 2012 гг., в % к уровню предыдущего года [19]

Рисунок 6.10 - Динамика изменения темпов роста ВВП КНР, 1970- 2012 гг., в % к уровню предыдущего года [19]

Из данных, содержащихся на рисунке 10, можно наблюдать существенное усиление роли экспортно-импортных операций в формировании экономики КНР. Если до начала активной политики по созданию СЭЗ, экспорт и импорт приносили до 15% ВВП, то с развитием национальных СЭЗ вклад каждого из направлений увеличился значительно. В отдельные периоды вклад экспорта в экономику КНР достигал 40%, а импорта - 32%.

Подводя итог изучению опыта создания и развития СЭЗ в КНР, можно заключить, что практика этой страны является положительным примером того, как могут СЭЗ оказать стимулирующее влияние на развитие национальной экономики.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >